Navigation

Историческая справка о рыболовстве на озере Байкал

Рыболовство на Байкале и в водоемах его бассейна зародилось с незапамятных времен, о чем свидетельствуют археологические находки древних погребений в виде рыболовных крючков, гарпунов, грузил от неводов и сетей.

Добыча рыбы, водившейся в изобилии и входившей массами нерест из Байкала в реки, вряд ли составляла большие трудности даже при наличии примитивных орудий лова. Наиболее достоверные данные о развитии рыболовства относятся к периоду заселения побережья Байкала и Забайкалья русскими (XVII в.), которые вместе с собой принесли и навыки лова рыбы более совершенными орудиями лова.

В 1647 г. Василий Колесников основал острог при устье р. В. Ангары, в 1652 г. Яков Похабов построил Баунтовский острог, воевода Пашков примерно в 60-х годах того же столетия — Еравнинский острог. Государственные лица, в частности Николай Спафарий (1675 г.), путешественники, исследователи и другие, проезжавшие через оз. Байкал, отмечали обилие рыбы, как в самом Байкале, так и во впадающих в него реках.

Протопоп Аввакум (1656 г.) В своих записях так характеризовал рыбные богатства Байкала: «Рыба в нем - осетры, таймени, стерляди, и омули, и сиги, и прочих родов много. Вода пресная, а нерпы и зайцы великие: по океане море большом, живучи на Мезени, таких не видал. А рыбы зело густо в нем: осетры и таймени жирны гораздо, — нельзя жарить на сковороде: жир все будет».

Первоначально рыболовство имело потребительское значение. Для удовлетворения нужд незначительного по тому времени населения добывали мало рыбы, и она всегда в изобилии: водилась в водоемах бассейна Байкала. Позднее, с увеличением населения и развитием рыболовства возникла необходимость закрепления за рыбодобытчиками рыболовных участков по берегам Байкала и нижних течений впадающих в него рек.

Учреждения, обладавшие в тот период наибольшим политическим экономическим весом, получали преимущества на право пользования лучшими рыболовными участками. Это было государство (казна) и торговым капитал, представителем которого выступали монастыри и другие церковные учреждения. Жалованные грамоты от правительства на лучшие рыболовные участки и крупные, наиболее рыбные притоки получили в XVIII и XIX вв. монастыри: Троицкий, Посольский. Иркутский - Вознесенский, Якутский, Киренский, «архиерейские дома» — иркутский и читинский. Монастырям было предоставлено право во время рунного хода занимать бесплатно тони на крестьянских дачах.

«От Култука до Посольска речки — Култушная, Утулик, Мурин, Снежная, Выдрина, Мишиха, Мысовая, Мантуриха... весь промысел принадлежит Киренскому монастырю. Посольский сор с речками Большая, Абрамиха и Култушная - Посольскому монастырю. Поливная карга носит название архиерейского места и находится на оброчном содержании в руках разных лиц от Иркутского архиерейского дома. Курбулицкая губа принадлежит Киренскому монастырю» (Елезов,1873).

«Прорва принадлежит Иркутском Вознесенскому монастырю» (Сабуров, 1889). В царствование Елизаветы Петровы рыбные промыслы Байкала находились в оброчном владении графа Шувалова» (Сабуров, 1889).

Недалеко от Кабанска, на самом берегу озера находилось шатровое управление, заведовавшее графа Шувалова рыбными ловлями и промыслом тюленей, кожи и жир которых были предметами торговли с Китаем.

Худшие рыболовные участки оставались за крестьянами — русскими, бурятами и эвенками. Буряты, жившие в районе о. Ольхон занимались скотоводством, охотой, рыболовством. Эвенки, населявшие северную часть Байкала, занимались охотой, оленеводством и рыболовством.

В середине XIX в. немногочисленное эвенкийское население северного Байкала уменьшилось наполовину вследствие эпидемии тифа. Крупным несчастьем для эвенкийского населения явился падеж оленей, без которых заниматься охотой и передвигаться по тайге невозможно. Большая часть эвенков осталась без средств передвижения. В результате эвенки разделились на горных и береговых. Если первые, имея оленей, занимались охотой, то вторые занимались рыболовством. Некогда эвенки промышляли рыбу самостоятельно, имели свои невода, лодки и все необходимое для своего благополучия. Со второй половины XIX в. обманы со стороны исправников, купцов и рыбопромышленников, продажа необходимых продуктов и товаров по повышенным ценам поставили хозяев промысла – эвенков в полную зависимость от эксплуататоров – рыбопромышленников, в результате чего эвенки для своего невода не имели ни одной тони и в этом зависели от рыбопромышленников.

Источник: 
Рыбы и рыбное хозяйство в бассейне озера Байкал: Сборник статей.- Иркутск: 1958

Who's new

  • sadmin