Navigation

Как «укрупняли» Хандалу

Правобережное бурятское село Хандала располагается на сухом и возвышенном месте. Село большое и сейчас там около 90 дворов. Значительно приросла Хандала в конце 1950-х. Именно тогда присоединили к ней четыре бурятских улуса: Балтай, Хамнай, Зун-Хамнай (Хараузинский), Хындылгыр.

Когда мы стали интересоваться, почему улусников объединяли, то основной причиной, которую называли, была тогдашняя политическая мода на укрупнение населенных пунктов. Мол, удобнее будет, если все будут жить одним большим селом. Сейчас, спустя полвека, кое-кто одобряет тот шаг: давали средства на переезд, можно было подновить дома - выделялись лесные деляны. А кто-то жалеет тогдашние улусные сочные луговые травы и простор, свободу для глаза, которые уже не откроются в большой деревне из-за соседней околицы. Одно из первых упоминаний о бурятских селениях - записи часто цитируемого историками русского посла молдавского происхождения Николая Милеску Спафария. В 1675 году сей муж поднимаясь на дощанике (вид лодки) по устью Селенги (рискнем предположить, что это была территория нынешнего Кабанского района), написал «На той стороне юрты братские». Вполне возможно, что это были далекие осевшие предки нынешних хандалинцев.

УЛУС БАЛТАЙ. СТАРЕЙШИНА.

Стоял он за рекой Харауз в трех-четырех километрах от Хандалы. Домов было, наверное, 15-20. Жили семьи Алганаевых, Васильевых, Филипповых, Куприяновых, Корсаковых, Николаевых. Дома были из сосны, а оклады ставили лиственные. Заборов и палисадников не делали. Огораживались жердями. Держали скот. Давалось тогда по гектару сенокосов. Самый старший представитель Балтая – семидесятилетний Михаил Павлович Николаев. Многие мижчины из Балтая ушли на фронт. Погиб под Смоленском и его отец. Жизнь была тогда нелегка, как коротко вздохнул Михаил Павлович: «Ой-е-е». Матери пришлось одной поднимать семерых детей. Когда объявлено было, что надо кочевать из улуса в Хандалу, Михаил закончил школу: «После переезда я построил дом матери и уже из Хандалы ушел в армию». «Вот эта избушка из Балтая. Перевезли» - трогает рукой деревянную стену Михаил Павлович.

Прошлым летом на месте старого улуса, которое теперь точно могут показать только старики, собиралась вся большая семья Николаевых. Дети, внуки, правнуки - память предков живет…

ХАМНАЙ. РОДОВАЯ КУЗНИЦА.

Улус Хамнаевский или Хамнай, как его называют в обыденной речи, упоминается в книге «Край наш Кабанский у Байкала». Известный наш краевед М.А. Лукьянов так трактует его название: «Хамнаевский – бурятский улус по названию рода поселенцев - бурят, которые пришли в низовья Селенги в середине 17 века, ныне не существует». Хамнай отстоял от Балтая не так далеко, километра на полтора. Были там начальная школа, фельдшерский пункт.

Были в Хамнае свои кузнецы – дарханы. Кузница, как особая реликвия, передается по мужской линии от отца к сыну. Семья Хобоевых перевезла небольшую кузницу из Хамная. Бережно сохранились наковальни, горн, меха, молотки, и все, что нужно для работы. Вековой обычай гласит, что в кузницу могут заходить только мужчины своего рода. Здесь совершаются молебны, делает которые старший шаман рода.

Сейчас никто не кует. А раньше кузнецы улуса делали подковы, гвозди, железные навесы и все, что необходимо в быту. Говорят, что кованые изделия хамнаевских кузнецов встречаются даже в Монголии.

Сейчас возле кузни на задах двора в Хандале - коновязь и деревянные приспособления для того, чтобы можно было подковать лошадь.

Жили в улусе Хамнай семьи Хобоевых, Ботоевых, Куригановых, Сафроновых, Дархановых, Дудаевых и других. Жили дружно. И сейчас, после переселения постарались построиться по соседству. Представители каких же родов жили в Хамнае? Это, скорее тема для еще одного, более глубокого исследования. Называют род «ехэ шоно» («большие волки») и «абхантан»-99. Абхантан, видимо, имя предка. А цифра 99 означает число представителей подродов. Род считается многочисленным и сильным. И сейчас женщины Хамная «не скупятся» на детей. Матери-героини Мария Эхиритовна Хобоева, Елизавета Алексеевна Мункоева.

Растут добрые потомки, множится род…

* * *

Истории улусов, расположенных близ Хандалы, - это, конечно, только робкая попытка вернуть к памяти четыре бурятских деревеньки и пополнить список «Кабанских Матер». Помогайте, уважаемые читатели, дополняйте, пишите, приносите фотографии. Были где-то у нac в районе Стволовая и Тайшихино, Ио-ниды и Макары. Вы родом не оттуда?

ЗУН-ХАМНАЙ. ТРАДИЦИИ ЖИВУТ

На берегу Харауза стоял улус Зун(Восточный)-Хамнай или Хараузинский. Сейчас Харауз – речушка. А в то время это была полноводная речка, питали которую пдземные ключи. Местами глубина Харауза походила до подбородка рослому мужчине. Ключей же было много. В сильнейшую жару, говорят, опустишь пятку в ключ - проберет холод до макушки. Вода ключевая считалась целебной. Реку берегли.

События полувековой давности о жизни улусников-хараузинцев вспоминал Иван Прокопьевич Мындускин. Он, коренной хараузинец, вспоминая, не спеша перечислял дома по их порядку в улусе, называл фамилии их хозяев. И в памяти его вставали картины прошлого: «моксоновский мост», поляна за улусом.

Жили в Зун-Хамнае семьи Ишигеновых, Шобоевых, Бадлаевых, Номноевых, Лагеревых, Афанасьевых, Челпановых и других. Скорее всего, Зун-Хамнай был одним из крупных улусов. Дворов, наверное, двадцать. Жили дружно, многодетно. В семьях по семь-десять детей - считалось вполне обычным делом. В Хараузинском есть свой профессор, доктор сельскохозяйственных наук И.А. Ишигенов; немало солдат прошедших Великую Отечественную войну, среди которых подполковник Н.К. Номноев, Б.Е. Буханаев. А еще больше – тружеников, всю жизнь посвятивших сельскому хозяйству, родной земле.

Вспоминали хараузинцы свадебный обряд. Знали тогда и строго блюли даже то, какой стороной и к какому гостю нужно поставить главное блюдо. Видимо обычно это была – «толэ» - баранья голова. А уж в искусстве освежевать барана или приготовить мясо - со стариками никто сравниться не мог. В Зун-Хамнае можно было услышать очень красивые свадебные песни, юроолы – благопожелания. Это целый пласт устного бурятского творчества. На свадьбах юной невесте желали, чтобы гости могли увидеть и то время, когда она сама станет сватьей и счастливой бабушкой многочисленных внуков. Так чаще всего и случалось...

...Юроолами красиво благодарили за богатый, сытный стол. Свадьбы обычно длились до утра. Причём умели улусники праздновать весело, не напиваясь. Свадьба плавно переливалась из дома в дом с песнями плясками. Дети соревновались в знании и угадывании загадок. Молодежь любила разные игры - состязания. В некоторых семьях у хараузинцев хранятся предметы - родовые реликвии: лук, стрелы, кинжалы. Кстати, с кованым кинжалом было в Зун-Хамнае состязание на гибкость и точность. Юноша вставал в центр круга и вытаскивал из ножен кинжал с длинным лезвием. Держа в одной руке ножны, в другой кинжал, он поворачивал руки на 360 градусов и в таком, не очень удобном положении, снова должен был точно вставить кинжал обратно.

...Когда родичи собираются на молебен, можно насчитать больше двухсот человек. В этом году потомки хараузинских улусников приехали в Зун-Хамнай из американского Бостона (глобализация, что поделаешь...). Но традиции предков, обычаи старины - в крови. Они помогают жить.

ХЭНГЭЛДЭР. БАБУШКА ТАНЯ

Хэнгэлдэр упоминается в книге «Топонимика Бурятии» М.Н. Мельхеева. Там говорится, что название улуса произошло от бурятского рода Хэнгэлдэр - эхиритских племён. «После Хэнгэлдэра по родословной эхиритов... прошло 11-12 поколений. Потомки хэнгэлдэров перекочевали в Кударинскую степь из Прибайкалья. Часть переехала в Хоринский аймак, часть - в улус Ранжурово».

Бабушке Тане, Татьяне Тапхаевне Дархановой - восемьдесят один. Возраст солидный, а по характеру весёлая просмешница: «И зачем тебе это? Всё записывать будешь? И в газете напечатаешь?!».

Каким был этот улус давным-давно, кто знает, хотя род Бура-Хэнгэлдэров - известный, но в годы детства бабушки Тани он был небольшим, домов 5-7. Стояли дома хуторами, далеко друг от друга. Земля была равнинной, плодородной. Очень хорошая была вода. Семья бабушки Тани держала коней. Кругом царило разнотравье. Предки знали, где селиться.

Говорят, хэнгэлдэрцев практически всех раскулачили. Услали в Туруханский край. В чем были, в том и поехали в товарных вагонах… Болью отзываются те годы в сердцах людей. Жили в улусе семьи Абадаевых, Борисовых, Дудаевых, Дархановых, Мухановых. Были и другие. Отсюда родом был С.С. Дмитриев, с 1968 по 1978 год возглавлявший Министерство просвещения Бурятской АССР.

Татьяна Тапхаевна вспоминает, что жили спокойно, мирно. Дружили с романовскими жителями. Все время обменивались друг с другом, овощи, картошку брали в Романово. Мама бабушки Тани была большой мастерицей шить унты. Шкуры выделывали специальной самодельной машиной в форме крутящегося столба, мазали сметаной, чтобы были мягкими.

…Николай Иванович Халтуев, староста Хандалы, благодаря помощи которого и появился на свет этот материал, вздыхает: «Старики умирают, уходит с ними живое слово. Надо успевать спрашивать их о прошлом. Пусть знают потомки - Хандала богата историей».

Источник: 
Байк. огни №№ 85-86, 23 окт. 2008 г., Байк. огни №№ 89-90, 6 нояб. 2008 г.

Who's new

  • sadmin