Navigation

Чайный путь: прошлое и настоящее

Закончился первый этап экспедиции "Чайный путь". Пройден маршрут от Москвы до Улан-Батора. Летом будущего года экспедиция отправится до Пекина.

Торговые отношения Китая и России начались еще в XVII веке после приграничной войны, в результате которой были установлены границы, а также был заключен Нерчинский договор о мире я торговле (1698 г.). Таким образом, Россия первой из всех европейских государств вступила с Китаем в сношения на договорных началах, обеспечивающих свободу взаимной торговля. Торговля заключалась почти исключительно в отправке из Москвы в Пекин казенных караванов, которые увозили в Китай преимущественно пушнину. Но до 1728 года, т. е. до заключения Кяхтинского договора "для обновления и вящего утверждения мира", русско-китайская торговля не получила однако более или менее заметного развития. Кяхтинский договор расширил операции русско-китайской торговли, он открыл торг не только в самом Китае, но и в Сибири. Россия могла посылать караваны в Пекин, в то же время получила право вести торговлю в двух пограничных пунктах: на реке Кяхте и на реке Аргуни недалеко от Нерчинска, где находилось урочище Цурухайту В то же время, по сравнению с Нерчинским договором, не ограничивающим практически ничем взаимную торговлю, он представлял с точки зрения русских шаг назад. По Кяхтинскому договору русские решили посылать в Китай торговый караван раз в три года в сопровождении не более ??? человек. Китайцы смотрели на торговые отношения с Россией, как на высокую милость, ими дарованную русским и при малейшем поводе, не считая нужным выполнять принятые обязательства, торговлю прерывали. В первой половине XVIII века торговля в Кяхте прерывалась четыре раза. Причиной служили нарушения обеими сторонами пограничных правил, установленных Кяхтинским трактатом. Безусловно, характер китайской политики, подозрительной и недоверчивой, оказывал негативное воздействие на торговые отношения, но и русские зачастую позволяли себе агрессивные выходки, отнюдь не способствующие развитию торговли. Известны инциденты11 717, 1718 до подписания Кяхтинского договора, а также после него в 1733, 1737, 1744, 1747, 1762 годах.

Торговый путь в эти времена был преимущественно водным. Он шел через Маньчжурию, Забайкалье, Забайкалье, Байкал и по великим Сибирским рекам: Ангаре, Енисею, Оби, Иртышу. Далее по суше через Тобольск, Тюмень, Туринск, Верхотурье, Соликамск, Устюг, Вологду, Ярославль и до Москвы. После подписания Кяхтинского договора, предусматривавшего для торговых операций с Китаем Цурухайту и Кяхту, торговый путь изменился. Он стал почти полностью сухопутным и пролег по югу Сибири через Тюмень, Томск, Иркутск в Кяхту, где и сосредоточилась основная торговля. Из Кяхты караваны шли через Монголию в Китай. Этот путь стал называться впоследствии чайным, так как с конца XVIII столетия чай стал основным предметом русско-китайской торговли. Подобные данные о ввозе чая в Россию, также как о других китайских товарах становятся известными только с 60-х годов XVIII века.

Чай, следующий через Тянцзин, находился, в пути от Ханькоу до Кяхты приблизительно 56-96 суток. Путь следования выглядел так: Ханькоу - Тянцзин - Тунчжо-Калган - Урга - Кяхта.

Чайный путь начинался в Калгане, крупном торговом центре на границе Монголии и Китая. Сюда с чайных фабрик Южного Китая чай свозился для дальнейшей отправки в Россию. Город стоит сразу за Великой китайской стеной отделяющей Китай от степных просторов Гоби. Западное предместье, располагавшееся перед городскими воротами, состояло из подворий кяхтинских торговых домов; здесь был перегрузочный пункт. Чай прибывал сюда на телегах или вьюком на мулах, и здесь формировались верблюжьи караваны для отправки их через Монголию в Кяхту. Ежегодно через Калган проходило около 40 тыс. тонн чая, для перевозки которого нанималось свыше 200 тыс. верблюдов. Путь от Калгана до Кяхты на верблюдах занимал около 35 суток. Иногда верблюды менялись быков, и время нахождения в пути растягивалось до 75 суток.

Значительная часть пути проходила через степные пространства Гоби, которые прорезало несколько дорог, где и караваны с чаем переходили с одной на другую в поисках более свободного пути. Движение по Гоби было очень интенсивным осенью, зимой и весной.

Дорога через Гоби часто заканчивалась трагически для навьюченных животных, что хорошо описывает И.Коростовец в книге "Китайцы и их цивилизация".

В Урге (ныне столице Монголии Улан-Баторе) также жили доверенные кяхтинских торговых фирм, переправлявшие чай в Кяхту и русские товары в глубь Монголии. Здесь караваны с чаем проходили поверхностный осмотр и шли прямо на Кяхту.

Торговая слобода Кяхта была первым в мире поселком миллионеров, приобретшим особую известность в конце XVIII-середине ХIХ века, когда в России и в странах Европы возрос интерес к чаю. Она играла крупную роль не только для Сибири, важная она была и для европейской России. Ряд российских городов, как например, Москва, Нижний Новгород, Казань и другие, имели связь с Кяхтой. Эти города не только получали через нее чай, шелковые ткани, шелк-сырец и прочие китайские товары, но сами возили в Кяхту сукно, ситец, плис, металлические изделия, кожи и многое другое, предназначенное для Китая. В 60-х и 70-x годах XIX века несколько московских и владимирских суконных, хлопчатобумажных и других фабрик работали, главным образом, на Кяхту. В то время Кяхта имела дела не только с Россией, Китаем и среднеазиатскими государствами, но и с Америкой. Здесь возникло немало торговых контор, фирм и даже компаний с солидным торговым оборотом, составлявшим в 50-60-х годах XIX более 30 млн. рублей в год. К этому времени здесь было официально зарегистрировано 58 торговых фирм. В 1862 году в Слободе уже насчитывалось 276 купцов и 165 торговых лавок.

Из всей цифры привоза через Кяхту, равной в среднем 15 млн. рублей в год на китайские и монгольские товары, продукты и скот приходилось не более 1-го млн. рублей. Остальная сумма в 14 млн. уплачивалась за чай.

Благодаря развитию торговли в Кяхте-Троицкосавске появились и сопутствующие ей промыслы и ремесла. Шировкой (зашиванием чая в сырые бычьи шкуры шерстью вовнутрь) и извозным промыслом занималось большинство мещан города. Существовали и так называемые в "совошные" артели. "Совошники" принимали на границе караваны с чаем, тщательно перевешивали его на гостином дворе, производили первичную обработку и сортировку чая по качеству. Высшие сорта чая доставлялись в Кяхту в хорошей упаковке. Они предварительно обертывались тонкой свинцовой фольгой, затем листьями бамбука и бумагой, а потом уже укладывались в камышовые цыбики. Так упаковывались жулан (лучший сорт зеленого чая) и душистый чай под названием "монихо", который представлял смесь зеленого чая и цветков жасмина. Кирпичный чай упаковывался в ящики.

От Кяхты до Иркутска шли две дороги: старый Иркутский тракт через Селенгинск и Верхнеудинск и проложенный во второй половине XIX века Удунгинский тракт, который был вдвое короче Иркутского. Несмотря на огромное сокращение пути, проезд от Кяхты до Байкала Удунгой обходился вдвое дороже (двойные прогоны), поэтому небогатые пассажиры предпочитали ездить длинным, обходным, почтовым трактом.

Удунгинский тракт получил свое название от протекающей по долине Хамар-Дабанского хребта с севера на юг маленькой речки Удунги, или Удунгуй, левого притока Темника, впадающего в свою очередь слева же Селенгу.

Из Мысовой через озеро Байкал перевозились на пароходе до порта Лиственничное. Зимой на этом участке прокладывалась ледовая дорога. Отсюда караваны добирались до Иркутска, который с 1861 года стал таможенным городом. С каждого тюка чая взымалась пошлина, поступавшая в казну государства. Вместе с пошлиной поднималась и его цена. Падение кяхтинской торговли началось в 80-х годах ХIХ столетия с открытием навигации по Суэцкому каналу, благодаря чему появился более краткий и удобный путь перевозки чая из Китая в Россию и Восточную Европу через Одессу. Большую роль сыграло и открытие китайских портов для иностранных товаров, вследствие чего русские мануфактурные изделия, обремененные большими расходами на провоз, постепенно стали вытесняться в Китае изделиями, доставляемыми по морю из Англии, Германии и других стран. Русское правительство путем снижения пошлин на чай, ввозимый через Кяхту, пыталось хоть как-то добиться стабильности русско-китайской торговли. Торговля с Монголией также падала из-за конкуренции китайцев и японцев, привозивших более дешевые товары.

Наконец, когда в конце 1890-х годов было завершено строительство Транссибирской железной дороги в Сибирь, кяхтинская дорога умерла окончательно. С нею вместе перестал существовать и Чайный путь.

Источник: 
ПРАВДА БУРЯТИИ, 6 ДЕКАБРЯ 1991 Г.

Who's new

  • sadmin
  • wizard2012