Navigation

Мысовск-Мысовая-Бабушкин

Топонимия: 

1902-1941-2002


СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

В этом году Мысовску (в г. Бабушкин он был переименован в 1941 году) исполняется 100 лет. Мы все, создатели этой книги, решили, что будем виновны перед всеми, если не выпустим книгу, посвященную 100-летнему юбилею. Мы все как могли отразили события, касающиеся столетнего этапа города, в реальных фотографиях, статьях и очерках, исторически подтвержденных событиях. И, может быть, благодарные потомки продолжат летопись своего города.

Когда я в 1998 году пришел работать в городскую администрацию, то город с его экономикой был, мягко сказать, унылым. Ранее когда-то крупный филиал Приборостроительного завода с численностью рабочих до 300 человек был ликвидирован в 1996 году, стоял, сиял пустыми проемами окон и дверей, где в пустых заломах спасался or жары и оводов скот.

Когда-то гремевшая на всю республику швейная фабрика, вернее филиал швейной фабрики "Туяна" с численностью до 200 рабочих одевала полреспублики. После аукционирования в 1996 году она обанкротилась и была выставлена на аукцион.

Комбинат бытового обслуживания постигла та же участь. Так или иначе, работавшие предприятия бюджетной сферы и коммунальных услуг сотрясали невыплаты зарплаты, доходившие до 8 месяцев. Та зарплата, которая и выплачивалась, не успевала за ценами, инфляция сжигала все. Хотя это было по всей стране, те годы для нашего города и его жителей были самыми трудными и напряженными. Но, исходя из типичной ситуации остальных регионов республики, нам было легче. Почему? Нас спасал Байкал и тайга. А также железная дорога. Люди, работавшие на ней, получали зарплату, иногда с опозданием, но получали. И именно в это время ВСЖД вело строительство турбазы "Култушная", которая сейчас выросла в огромный туристический комплекс, где одновременно могут отлично отдыхать до 500 человек в месяц. Одновременно со строительством базы "Култушная", ведется строительство нового рельсосварочного поезда Старый РСП-32, разместившийся еще в дореволюционных постройках, не удовлетворял нужную потребность в рельсах и мог обрабатывать только 25-метровые рельсы.

Сейчас, пущенный окончательно в 2000 году новый завод с импортным оборудованием на компьютерной основе, выпускает бесстыковочный 850-метровый путь. Начинает подниматься экономика железной дороги, одновременно наступает улучшение экономической обстановки в бюджетной сфере. В 2000 году начинали погашаться и долги по зарплате, выплачиваться пособия и т.д.

В конце 1999 года на базе бывшего детского сада открывается социальный приют для детей. Трудно было, но открыли, сейчас там проживают в основном социальные сироты, дети, брошенные родителями. Помогли распахать огород, разработать новый участок. Сейчас дети не просто получают деньги на кормление из местного бюджета, но и сами себя обрабатывают, и одновременно приучаются к труду.

Некогда обанкротившаяся Клюевская лесобаза, получившая сейчас от правительства Бурятии кредит, преобразована в Клюевка-лес, также начала оживать. И сейчас уже достигла тех оборотов, что может оказывать помощь другим. Здесь я считаю нужным отдать должное ее директору Середкину Владимиру Степановичу и его команде.

Выходят из тени предприниматели, открывается легальная торговля. Открываются магазины, киоски, палатки. Не хватает мест на рынке. И мы начинаем реконструкцию рынка, хоть и трудно, но строительство продвигается. Уже в этом году у нас откроется отвечающий всем требованиям торговли свой городской рынок площадью 2 га.

Имеющийся у нас психоневрологический диспансер, тоже был не в лучшем виде, также начинает подниматься. Создали свою рыболовецкую бригаду, сами себя кормят и работникам помогают. Начали строительство нового здания больницы для своих пациентов. Расширили имеющееся свое подсобное хозяйство. Сейчас у них свое дойное стадо, выкармливают свиней. Построили свою огромную теплицу. Сами себя снабжают овощами, мясом, молоком. Уже в этом году планируют доход в 1,5 млн. рублей. Здесь, конечно, нужно сказать спасибо директору Селиверстову Леониду Викторовичу. Нельзя забыть учреждения бюджетной сферы: за эти годы мы отремонтировали обе школы, а также другие бюджетные учреждения.

Все эти годы у нас работали летние лагеря труда и отдыха, социальная столовая для детей. Администрация приобрела свой автобус и закрыла проблему перевозки пассажиров Бабушкин - Клюевка. Решен вопрос с грузовым автомобилем.

На свой страх и риск заасфальтировали почти всю улицу III Интренационала. Начинаем реконструкцию стадиона. Заключили договора с посредниками по реконструкции здания бывшего интерната школы, где после ремонта разместятся почта, телефон, коммерческий банк и администрация города. Открыли курсы при администрации.

Первый выпуск проведен. Сейчас заканчиваем набор в группу электриков и сварщиков, потом, водителей и т.д.

В 2000 году у нас ликвидировали гостиницу. Без гостиницы городу нельзя. Нашли предпринимателей, заключили договора, сейчас уже подписаны документы, и гостиница начнет работу. У предпринимателей тоже большие задумки и это хорошо. Пусть вкладывают деньги, и город наш будет хорошеть. Естественно, все это создает огромные проблемы по разного рода согласованиям, а бюрократизм у нас, к сожалению, еще не изжит. Но у нас есть настрой и желание работать и что-то делать хорошее для нашего города. А это главное.

Бабушкинская типография тоже пережила немалые трудности, а сейчас поднимается под руководством директора Селеверстовой Людмилы Алексеевны.

Филиал Кабанского ДРСУ, если ранее был самостоятельным предприятием, то сейчас работает как участок. Работу свою выполняет хорошо и качественно под руководством дор. мастеров Альбах Л.Н. и Савосгина М.М.

Нельзя не отметить работу Бабушкинского лесхоза, на плечи которого ложится забота о лесонасаждениях, охране лесов, бассейна озера Байкал. Лесхоз также обслуживает и Зеленую зону вокруг города Бабушкин, установленную в 1948 году и с того времени остающуюся неизменной, уходящей на 3-4 км вглубь тайги, где любят отдыхать в выходные и праздничные дни наши горожане и гости.

Все эти предприятия развиваются, имеют свои планы на будущее, что в перспективе дает возможность и надежду на планомерное развитие города, тем более потенциал, люди, желание у всех у нас есть.


Аппарат городской администрации

  • Бухгалтер: Суворова Екатерина Филипповна

  • Кассир: Чупина Галина Михайловна
  • И.о. секретаря: Федотова Галина Павловна
  • Гл. бухгалтер: Мушланова Людмила Анатольевна
  • ЗАГС: Мороз Нина Владимировна
  • Бухгалтер: Хамуева Галина Александровна
  • Зам. главы администрации: Каткова Светлана Петровна
  • Архитектор- землеустроитель: Мальканова Альбина Ивановна
  • Ведущий специалист: Касимова Наталья Владимировна

 

Агафонов Сергей Иванович, глава администрации с 2001г.

Руководит работой по социально-экономическому развитию города и населенных пунктов на территории администрации, представляет интересы города в районном Совете, вышестоящих органах власти, судах всех уровней. Заключает договоры и соглашения, распоряжается имуществом и объектами муниципальной собственности, разрабатывает местный бюджет, обеспечивает его исполнение. Контролирует работу аппарата администрации.

По итогам 2001 года - I место среди администраций местного самоуправления района, благодарность Президента РБ в 2001 году.

 

Каткова Светлана Петровна, заместитель главы администрации с 2001 года.

Организует работу социально-экономического развития города и населенных пунктов на территории администрации, работу с кадрами аппарата администрации. Председатель комиссий: административной, по делам несовершеннолетних, жилищно-бытовой, по защите прав потребителей, по задолженности оплаты населения за жилье, коммунальные услуги и электроэнергию. Особое внимание уделяет выявлению безнадзорных и беспризорных детей, их дальнейшему устройству. Работает с советом ветеранов, женсоветом.

 

Касимова Наталья Владимировна, ведущий специалист.

Организует делопроизводство, совершает отдельные нотариальные действия, ведет прием граждан по разным вопросам, выдает справки, ордера, страховые полисы. Участвует в сборе налогов за землю, имущество.

Централизованная бухгалтерия

Мушланова Людмила Анатольевна, главный бухгалтер.

Хамуева Галина Александровна, ведущий бухгалтер.

Суворова Екатерина Филиппова, бухгалтер I категории.

Чупина Галина Михайловна, бухгалтер II категории.

Централизованная бухгалтерия обслуживает бюджетную сферу города, в том числе психоневрологический дом-интернат. Участвует в экономическом планировании, организует исполнение бюджета, формирование доходной и расходной его части, наполнение местной части бюджета. В 2001 году доходы бюджета составили 11617 тыс. руб., в том числе собственные - 2235 тыс. руб. финансируется в первую очередь зарплата, отчисления во внебюджетные фонды, питание больных дома-интерната, медикаменты Клюевской врачебной амбулатории, коммунальные расходы и энергоснабжение бюджетных учреждений, коммунальные услуги работников бюджетной сферы с. Клюевка. План расходов бюджета 2002 года -17228 тыс.руб.

Отдел землеустройства

Мальканова Альбина Ивановна, специалист по вопросам архитектуры и землеустройства.

Васильева Ирина Александровна, специалист но сбору налогов.

Запольская Зинаида Иннокентьевна, специалист хозрасчетной группы райкомзема.

Отдел занимается инвентаризацией земель и участвует в создании земельного кадастра, ведет работу с гражданами по землепользованию и строительству, работу с недвижимостью, осуществляет надзор за памятниками, объектами историко-культурного наследия, участвует в комиссиях. В 2002 году составлена проектно-сметная документация на реконструкцию здания для городской администрации, строительства магазина с рыночным помещением, проведена инвентаризация населенных пунктов и адресного хозяйства по плану подготовки к переписи населения. План сбора земельного налога - 390 тыс.руб.

Военно-учетный стол

Филиппова Тамара Ивановна, специалист категории.

Антонова Елена Михайловна, специалист категории.

Учет призывных и мобилизационных ресурсов. Призыв в ряды РА, постановка и снятие с учета граждан, пребывающих в запасе.

Мороз Нина Владимировна, специалист Бабушкинского городского отдела Управления ЗАГС РБ.

Хранение архивов ЗАГС Танхойской, Бабушкинской администраций с 1908 г., Выдринской - с 1956 года. Выполнение всех действий ЗАГС: регистрация рождения, смерти, заключение и расторжение брака, усыновление, удочерение, перемена гражданами фамилии, имени, отчества. С 01.08.01 передано ведение ЗАГС Выдринской и Танхойской администрации. В 2001 году зарегистрировано рождений - 88, смертей -179, браков - 58, разводов - 36, установления отцовства - 27.

СПИСОК

председателей и секретарей исполкома Бабушкинского городского Совета, работавших в этих должностях в 1938-2001 г.г.

  1. Февраль 1938-декабрь 1938 - Каширихин В.Ф. - председатель, Рубцов И.И. - секретарь (по август 1939)
  2. Декабрь 1938 - сентябрь 1945 - Петрунин И.Г. - председатель, секретари - Залуцкий А.А. (январь 1939 - июль 1941), Толстунова, Чинарева, Головенко (июль 1941 - январь 1943), Рогов И.Ф. (январь 1943-июнь 1946)
  3. Сентябрь 1945 - февраль 1946 - Сороколетов В.П. - председатель
  4. Март 1946 - декабрь 1947 - Козель К.И. - председатель, Козляева А.С. - секретарь (июнь 1946 - сентябрь 1949)
  5. Декабрь 1947 - март 1955 - Рябинин П.И. - председатель, Попова Н.А. - секретарь (сентябрь 1949 - декабрь 1950), Цибульский Н.К. (декабрь 1950-октябрь 1955)
  6. Март 1955 - май 1962 - Еременок В.Р. - председатель, Замараев А.М. - секретарь (март - октябрь 1955), Дербенева Е.В. (октябрь 1955 – март 1957), Асанов Е.Е. (март 1957 - март 1961), Дубинин Н.Л. (март 1961- июнь1962)
  7. Май 1962 - июнь 1979 - Шапов В.Л. - председатель, Колесова О.Г.- секретарь (июнь 1962 - март 1963), Дубошина Т.И. (Март 1963 – январь 1976), ФроловаЭ.Г. (январь 1976-октябрь 1988), АндрееваК.Т. (октябрь 1988-март 1993)
  8. Июль 1979 - январь 1980 - Лобзинев Г.Н. – председатель
  9. Январь 1980-сентябрь 1985 - КуклинА.А. - председатель
  10. Сентябрь 1985 - сентябрь 1997 - Донцов А.Т. - председатель, глава администрации
  11. Сентябрь 1997 - январь 2001 - Рудый Т.И.- глава администрации
  12. Январь 2001 - Агафонов СИ. - глава администрации.

Дополнение: 1930-1932 г.г. - Сараев А.Я. - председатель.

Составитель Шапов В.Л.


ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ БАБУШКИН

(краткая биснрафия)

Иван Васильевич Бабушкин родился 16 (3) января 1873 года в селе Леденгское, Тотемского уезда, Вологодской области в семье солевара.

В семье было трое детей - Николай, Иван и Мария. В1883 году, после смерти отца, мать с детьми вынуждена была переехать в Петербург, где нанялась работать кухаркой. Николай и Иван приспособились в купеческие лавки "мальчиками на побегушках", но эта "детская работа" оказалась настолько тяжелой, что через год Иван попадает в больницу для бедных, где провел больше года. В 14 лет мать устроила его учеником слесаря в Кронштадские торпедные мастерские. В 18 лет, став первоклассным слесарем, он устраивается на Семянниковский машиностроительный завод. Это было начало девяностых годов XIX века. Создавались марксистские кружки. Уже начал свою деятельность "Союз борьбы за освобождение рабочего класса". На заводе занятия марксистского кружка проводил В.И. Ульянов. Ленин и Бабушкин впервые встретились на этих занятиях. Взаимная симпатия привела к совместной работе. Молодой слесарь распространял листовки "Союза", а когда Ульянов и члены "Союза" были арестованы, Бабушкин сам начал писать листовки, призывающие к борьбе за Екатеринослав по месту розыска. Из Екатеринослава ему удалось сбежать. Не зная языка, не имея ни денег, ни документов, с необычайными трудностями он пробирается за границу и разыскивает Ленина в Лондоне. Три месяца Иван Васильевич провел у Ленина в Лондоне. Однако революционная работа звала в Россию. По совету Ленина он направляется в Петербург для укрепления комитета РСДРП.

Активная деятельность Бабушкина привела к тому, что в начале 1903 года его вновь арестовали, забрав в тюрьму даже жену с трехмесячной дочерью, где она и умерла.

В начале 1903 года его отправили в ссылку в Восточную Сибирь в Верхоянск, откуда его освободила только революция 1905 года.

Бабушкин занимался революционной пропагандой и в Сибири.

Возвращаясь из Верхоянска, он навестил Иркутский комитет РСДРП. Иркутяне страдали от отсутствия оружия, и Бабушкин отправляется за ним в Читу, где оружие можно было достать. Уже через месяц пребывания в Чите Бабушкину удалось раздобыть большое количество оружия, ведь через Читу русская армия снабжалась оружием во время Русско-Японской войны. Специальным поездом несколько вагонов с оружием он повез по направлению к Иркутску. Один вагон был разгружен верхнеудинским рабочим, один отцепили в Мысовой, остальное предназначалось Иркутску.

Однако для подавления мятежного Забайкалья царь снарядил два карательных поезда с большими полномочиями.

31 декабря 1905 года из Москвы вышел карательный поезд под командованием генерала Меллера-Закомельского.

Поезд двигался по направлению к Чите, творя расправу с революционерами почти на каждой станции, арестовывая, наказывая плетьми, расстреливая. Навстречу ему из Харбина с 9 января 1906 года шел такой же поезд под командованием генерала Ренненкампфа. Каратели должны были встретиться в Чите и разгромить ее. Бабушкин знал об этих поездах. Часть оружия он решил отправить в Иркутск санным путем через замерзший Байкал, а часть была спрятана в Мысовой. 15 января каратели прибыли в Мысовую. Стало известно, что сюда привезли оружие. Начались аресты, дознания. Жителям было объявлено: если оружие не будет сдано, каждый десятый будет расстрелян.

18 января Меллер получил телеграмму от Ренненкампфа с просьбой поторопиться, так как он уже подошел к Чите. Но что было делать с огромным количеством арестованных? Решено было отправить всех в Иркутскую тюрьму. Но среди карателей находился некто Марцинкевич, телеграфный ревизор, знавший всех телеграфистов и считавший их главными бунтовщиками. Он предложил расстрелять арестованных телеграфистов. К ним присоединили еще троих особо подозрительных и 18 января 1906 года наст. Мысовая были расстреляны.

Без суда и следствия царской карательной экспедицией были расстреляны:

  1. БАБУШКИН Иван Васильевич, рабочий-революционер.
  2. САВИН Александр Васильевич, телеграфист ст. Чита.
  3. ЕРМОЛАЕВ Тимофей Максимович, телеграфист ст.Мысовая.
  4. КЛЮШНИК0В Иван Михайлович, телеграфист ст.Мысовая.
  5. БЯЛЫЙ Болеслав Марьнович, рабочий ст.Слюдянка.
  6. ВОИНОВ Николай, красноярский рабочий.

Эта расправа вызвала сочувствие даже у карателей. Адъютант Меллера Евецкий записал в служебном дневнике: "Казнь превратилась в истязание и продолжалась более четверти часа". О гибели Бабушкина Ленин узнал только в 1910 году от В.Курнатовского, который в это время находился в Сибири.

18 января 1941 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Мысовск был переименован в город Бабушкин. Теперь это один из пяти исторических городов Бурятии, названный в честь Героя Первой русской революции.

На месте расстрела в 1932 году воздвигнут обелиск в память героев.

На городской площади в 1946 году была поставлена стела с барельефом Бабушкина по эскизу архитектора Дм. НЕРОДЫ. В 1958-59 г. г. Стелу достроили до памятника по конкурсному проекту машиниста депо Юрия Андреевича МЕЛЕШЕВИЧА. На городском кладбище, на условном месте стоит еще один обелиск, посвященный Бабушкину и его товарищам.

В 1973 году на привокзальной площади поставлен бюст И.В.Бабушкина, изготовленный ленинрадским объединением "Монументскульптура".


Город Бабушкин.

Географическое положение.

Население.

Город Бабушкин находится в Кабанском районе Бурятии в 180 км к западу от города Улан-Удэ, на южном берегу озера Байкал, в дельте реки Мысовка, в 30-40 км к северу от хребта Хамар-Дабан, на высоте 450 метров над уровнем моря.

Город Бабушкин районного подчинения, население 7677 человек.

С 1990 года Бабушкин один из пяти исторических городов Бурятии (Улан-Удэ, Кяхта, Бабушкин, Баргузин, Новоселенгинск).

Город Бабушкин является железнодорожной станцией (ст.Мысовая) на Транссибирской магистрали. Через город проходит федеральная дорога «Байкал». Границы администрации города от реки Абрамиха до реки Ивановка вдоль озера Байкал до 56 км. Озеро Байкал около Бабушкина образует хорошую бухту, которую с успехом можно использовать для оборудования гавани.

В настоящее время в городе из объектов социально-культурной сферы работают: больница, сад-ясли № 1, сад-ясли № 14, средняя школа, дом культуры «Снежный», клуб «Железнодорожник», краеведческий музей, городская и техническая библиотеки, Бабушкинский дом-интернат, Клюевская средняя школа, Социальный приют для детей.

Из промышленных предприятий функционируют в основном предприятия железнодорожного транспорта:

  1. РСП-32 (рельсосварочный поезд).
  2. ЭЧ-6 (энергоучасток).
  3. Станция.
  4. ПЧ-10 (дистанция пути)
  5. НГЧ-6 (дистанция гражданских сооружений).
  6. ПТО (пункт технического осмотра).
  7. ОРС НОД-3 (отдел рабочего снабжения).

Из городских предприятий работают:

  1. Бабушкинский лесхоз - занимается охраной лесного массива до речки Абрамиха.
  2. Отделение ДРСУ - обслуживает участок трассы от ст. Посольск до ст. Танхой.
  3. МУЛ «Жилкомхоз» (городское коммунальное хозяйство).
  4. Бабушкинская типография.
  5. Кабанское БТИ.

В.А. Анчугова 


 К истории города Мысовска

В 1689 году Российский император Петр I, заинтересованный в развитии добрососедских отношений со своими восточными соседями и установлении с ними торговли, направил к границам Китая миссию во главе с В.А. Головиным. Но лишь годы спустя Екатериной I в 1728 году был заключен Кяхтинский договор, положивший начало эпохе новых взаимоотношений двух стран. Торговля с Китаем, а также открытие новых земель на Востоке потребовало строительства путей сообщения.

Поэтому в середине XVIII века был положен экипажный путь на Восток. Вопрос о строительстве дороги вокруг южного берега Байкала возникал неоднократно. Позднее, в 1865 году, было начато, а в 1867 году - закончено, строительство нового Кругоморского экипажного пути ссыльными поляками.

«На этой дороге, представляющей много живописных мест, находятся следующие почтовые станции: Введенская - 17 верст, Култукская - 23 версты, Муравьево-Амурская - 17 верст, Утуликская – 16 верст, Муринская - 24 версты, Снежинская - 20 верст, Выдринская - 17 верст, Переемная - 24 версты, Малиновская - 24 версты, Мышихинская - 15 верст, Мысовая - 25 верст, Боярская – 19 верст. Итого - 279 верст». (Долгоруков В.А. Путеводитель по всей Сибири и среднеазиатским владениям России. Год шестой). Возможна и более ранняя дата возникновения выселка Мысовского, как территории Посольского монастыря, построенного в 1681 году на месте гибели посольской миссии Ярофея Заболоцкого.

Через Мысовую этапировали каторжников в Акатуй, Нерчинск и др. и в 1886 году здесь был построен пересыльный пункт с одним мигающим фонарем у входа и высоким частоколом.

Кяхтинским пароходством была построена пристань, содержавшаяся Андреем Яковлевичем Немчиновым, пароходная компания которого имела 11 небольших пароходов с 18 баржами и 3 буксирных паровых катера. В 1890 году правительством было учреждено положение, по которому Кяхтинское пароходное товарищество обязывалось совершать почтово-пассажирские рейсы от Лиственичной до Мысовой: три рейса в неделю. «Такса на почтово-пассажирских пароходах А.Я. Немчинова по оз. Байкал: 1 класс - 5 руб. 60 коп; 2 класс - 4 руб. 80 коп; 3 класс – 2 руб. 40 коп. Багаж – 24 коп. за пуд, грузы 1-го разряда - 16 коп., 2-го разряда - 11 коп., экипажи - 4 руб. Провоз животных больших – 4 руб., мелких - 2 руб. За провоз переселенцев, их багажа, лошадей и телег - половина против тарифа платы.

Грузы 1-го разряда - чай, пушнина, мануфактура; 2-го разряда - хлеб, мясо, рыба, железо, строительный материал, предметы первой необходимости» (Долгоруков В. А.)

Начало строительства Сибирской железной дороги в 1891 году способствовало дальнейшему развитию Мысовска. Строительство велось одновременно с двух концов: от Челябинска и от Владивостока. Был образован Комитет Сибирской железной дороги, который руководил всеми работами. Строительство велось в течение 14 лет отдельными звеньями и уже 16 августа 1898 года первый поезд прибыл в Иркутск.

Приток переселенцев пополнил население Мысовска, и к 1900 году селение расширилось, приняло вид бойкого торгового пункта, и число жителей возросло до 5000 человек - почему было предложено преобразовать его в город. В связи с чем окружным землемером Забайкальской области Морозовым был составлен проектный план выгонных земель выселку Мысовскому Забайкальской области Селенгинского округа, предполагаемому в преобразование в город. Дата составления плана: 12 апреля 1899 года. Согласно календаря-справочника по Восточной Сибири на 1911 год «Мысовок - безуездный город Забайкальской области Селенгинского округа - находится на 51° сев широты и 74-75° вост. долготы при ст. Мысовая Забайкальской железной дороги. Город Мысовск преобразован из поселка Мысовая положением Комитета Министров, высочайше утвержденным 31 мая 1902 года.

Город расположен на юго-восточном берегу озера Байкал у подножья отрогов Хамар-Дабана. Для надобностей города отведено 6152 десятин 1860 саженей казенной земли. От областного центра г.Читы отстоит на 673 версты, от уездного города Селенгинска - на 130 верст, Верхнеудинска - на 154 версты.

Жителей в городе насчитывается 5500 душ обоего пола. Жилых зданий - 638, две православные церкви и один еврейский молитвенный дом. Одна церковно-приходская и 2-х классная школа и железнодорожное училище. Два приемных покоя - один городской, другой - железнодорожный. Четыре аптеки: одна - вольная, две - при приемных покоях и одна участковая.

Из ближайших к Мысовску торговых сел можно указать село Кабанское (76 верст), из которого город получает продукты крестьянского хозяйства.

Из промышленных заведений можно указать на гончарный завод М.Г. Гнедышева, снабжающий население города и окрестности вплоть до Верхнеудинска всякого рода глиняной посудой. И кожевенный завод того же М.Г. Гнедышева, есть несколько кирпичных сараев...»

Сооружение Кругобайкальского участка железной дороги требовало дополнительного времени, и Комитетом Сибирской железной дороги на заседании 23 июня 1899 года утверждено направление восточной части этой линии.

В июне 1902 года Комитет Сибирской железной дороги утвердил строительную стоимость Кругобайкальской линии в сумму 52523695 рублей. В непосредственном выполнении работ принимали участие ссыльные каторжане.

Отсутствие сплошного пути от Иркутска до Мысовой затрудняло перевозку грузов и пассажиров, и, предвидя это, правительство приняло решение сочетать железнодорожное движение с пароходным. Проведенные еще в 1884 году изыскания показали, что «наиболее подходящими местами для устройства пристаней могут быть Листвиничный рейд на западном берегу озера и Мысовая бухта - восточной».

Тогда же в 1884-1885 годах в Северную Америку был командирован инженер Соколов для перенятая опыта, так как по проливу между озерами Мичиган и Гурон, протяженностью 11 верст, курсировал первый паромный ледокол, целиком вмещавший железнодорожный поезд.

Заведование постройкой пристаней было поручено инженеру Иркутско-Байкальской ветки Пушечникову; работы начались в 1886, а летом 1901 года переправа была передана Забайкальской железной дороге. «Гавани, устроенные на обоих берегах Байкала для ледоколов расположены близ мыса Баранчик (Листвиничное) и ст. Мысовой, на конечных станциях Иркутско-Байкальской ветки и Забайкальской железной дороги, на расстоянии 68 верст одна от другой. Каждая гавань состоит из каменной дамбы, выдвинутой в озеро до глубины, необходимой для причала парома-ледокола (3,5 сажени) и собственно пристани, состоящей из двух молов, раздвоенных наподобие вилки, в которую входит ледокол. Длина дамбы восточной пристани около 190 саженей. Сверх дамбы и молов установлены сигнальные огни, а во время тумана на каждой пристани действует паровая сирена, указывающая судам направление для входа в пристань».

Английской корабельной фирме «Армстронг и К» был сделан заказ на постройку паромного ледокола, оцененного приблизительно в 3 млн.руб. Северным морским путем через Карское море по Енисею и Ангаре паром привезли в Лиственичную, где производилась сборка парохода и оборудования. Оборудование ледокола состояло из 15 паровых котлов, трех паровых машин по 1200 лошадиных сил и 20 вспомогательных механизмов, согласно свидетельству Сергея Ивановича Солнцева, первого машиниста ледокола «Байкал». Вагонная палуба имела 3 ветки путей, на которые загонялось 25 вагонов и паровоз. Верхняя палуба имела каюты для пассажиров и большой салон. Посадка ледокола с грузом до ватерлинии составляла 21 фут (3 сажени) - около 7 м. В команде ледокола было 200 человек. Ледокол «Байкал» был вторым по мощности и величине ледоколом мира.

17 июля 1899 года ледокол был спущен на воду, а с 27 апреля 1900 года начал совершать грузовые рейсы. Одновременно был собран второй ледокол «Ангара», предназначенный для перевозки пассажиров и багажа. Из объявлений: «Управление по постройке Забайкальской железной дороги доводит до всеобщего сведения, что с 24 апреля открыта переправа через озеро Байкал пассажиров и багажа на пароходе «Байкал».

Мысовая в этот период 1898-1900 г.г. жила весьма активной жизнью: строительство ледокольной пристани усилилось ожиданием прибытия первого паровоза из России водным путем. Из комментариев газет: «Сегодня с западного берега Байкала на пароходе «Капитан Малыгин» и «Лебедь» прибыл на восточный берег первый паровоз. Пароходы входили в Мысовскую гавань украшенные флагами, команды обоих пароходов выражали свою радость ружейной и пушечной пальбой и криками «ура».

Начавшаяся война с Японией в январе 1904 года потребовала больших перевозок, а морозы, доходившие той зимой до -40°, приостановили пароходное сообщение раньше, чем обычно. Гужевой переправы по льду Байкала для перевозки военных грузов и людей было явно недостаточно, и было принято решение укладки рельсового пути на льду через Байкал. Тем не менее, уже 17 февраля (1 марта по старому стилю) на уложенный путь было спущено 100 порожних вагонов. Паровозы перегоняли в разобранном виде на платформах.

Все это, усиленное войной с Японией, способствовало появлению в Сибири первых политических организаций, в частности созданию «Союза рабочих Забайкалья» под руководством А.А. Костюшко-Валюжанича, В.К. Курнатовского.

Одной из первых в Кабанском районе социал-демократических организаций была группа, созданная в Мысовске, которую возглавил машинист паровоза И.С. Якутов, позднее Иннокентий Арнаутов, Борис Гольцман, фельдшерица Паргачевская. Группа распространяла листовки Иркутского комитета РСДРП под названием «К новобранцам», выступала среди рабочих с объяснением причин возникновения русско-японского конфликта, под ее руководством принимались резолюции, в том числе о прекращении войны. Из архивных документов: «Мы, рабочие г.Мысовска, собравшись вместе, решили, что нужно положить конец кровопролитной войне, которую ведет наше правительство не в интересах русского народа, а в интересах небольшой кучки народных угнетателей... «Мы, мысовские рабочие требуем прекращения ненужной войны и выражаем согласие поддержать стачку на линии Сибирской, Кругобайкалъской и Забайкальской железных дорог, чтобы прекратить насильно эту бойню русских людей и, таким образом, оставить в живых несколько десятков или даже сотен наших братьев... Мы требуем созыва Учредительного собрания народных представителей,... каковое установило бы в России новый государственный строй - Российскую демократическую республику.

Мы приветствуем народную революцию!»

2мая1905г.

Всего 45 подписей

В начале 1905 года Мысовская группа РСДРП организовала типографию. Однако существовала она не долго и осенью того же года была обнаружена и разгромлена. Из донесения прокурора Читинского окружного суда прокурору Иркутской судебной палаты:

«23 августа 1905 г.

Имею честь донести Вашему превосходительству, что в ночь на 2 сего августа нижними чинами 10-го полевого госпиталя в 5 верстах от г.Мысовска в пустой землянке случайно найден типографский станок, шрифты и 48 прокламаций противоправительственного содержания... (Революционное движение в Бурят-Монголии в период революции 1905 года».

А 17 сентября было предоставлено более подробное сообщение:«... рядовые Капитон Баканов и Иван Горшков, производившие приблизительно в 5-ти верстах от г.Мысовска рубку леса, зайдя в замеченную ими в лесу старую землянку, устроенную какими-то дровосеками, нашли в ней спрятанные в углу ее, в углублении, прикрытыми ветошью три ящика со шрифтом в количестве около полутора пудов, медными пластинками для набора, краскою и 48 экземплярами печатных листов, составляющих начало преступного воззвания к рабочим, а на полу землянки усмотрели довольно свежие окурки папирос и бумажки от конфет. Найденное передано старшему врачу госпиталя, а им - местному надзирателю. В декабре 1905 года Центральным комитетом железной дороги был созван делегатский съезд. Комитет депо и станция Мысовая представлялся на этом съезде 3-мя голосами (для сравнения: Верхнеудинск, Слюдянка, Хилок - 4-мя голосами, ст. Петровский завод, Могзон, Сретенск и др. 2-мя голосами).

К 1906 году в комитете РСДРП г.Мысовска, по данным А.П. Окладникова, насчитывалось уже 40 человек.

Революционное движение росло и набирало силу. «9 января сего года около часа дня мною получены сведения, что поездом № 67 доставлены в депо Верхнеудинск из Читы казенные винтовки, которые находились в товарном вагоне за пломбами, и что по выгрузке некоторого количества винтовок в депо, вагон этот экстренным поездом для выгрузки остальных винтовок был направлен на ст. Мысовая и Слюдянка...». (Революционное движение... с. 45-46).

Созданный из представителей профсоюзов и политических партий «смешанный комитет» под председательством врача Николая Радионова, организовал рабочую дружину, для вооружения которой было передано около 200 винтовок, ввел 8-ми часовой рабочий день и совершенно устранил влияние начальника станции на управление железнодорожными службами, как и по другим станциям железной дороги.

Политическая активность железнодорожных рабочих оказала влияние и на крестьянское поселение уезда и вызвала немалое беспокойство правительства, которое перешло к решительным мерам по подавлению рабочих и крестьянских выступлений. В Сибирь были направлены две карательные экспедиции под командованием генералов Меллер-Закомельского (из Москвы) и Ренненкампфа (из Харбина) с решительными санкциями: «всякие беспорядки прекращать самыми энергичными мерами, не стесняясь употребления оружия».

На ст. Мысовая карательная экспедиция под руководством генерала Меллер-Закомельского прибыла ночью 15 января. Солдаты оцепили станцию, закрыли стрелки, телеграф занял со своими подручными Марцинкевич, чиновник по особым поручениям, ранее инспектировавший телеграфы по Транссибирской магистрали и знавший многих телеграфистов в лицо. Из дневника адьютанта Меллер-Закомельского, поручика Евецкого: «стоим на станции и осматриваем поезда; арестовано несколько человек и отобрано несколько револьверов. С раннего утра Марцинкевич сидит в телеграфе и допрашивает служащих, 9 из них уже арестовано. Днем пришел местный житель из поселенцев, отбывавший каторгу за убийство, и стал называть пропагандистов. Выясняется, что Мысовой был «смешанный комитет», учрежденный доктором Радионовым и субсидируемый евреем Гольдманом. В обеих квартирах вечером произведены обыски. У Гольдмана... пока производили обыск в лавке, на квартиру уже было сообщено, ничего найдено не было, а сам Гольдман оказался в отсутствии. У Радионова нашли прокламации, нелегальные издания и забастовочные телеграммы. Арестована его сожительница фельдшерица, у которой, найдены адреса. По ним отправлены подложные телеграммы...».

Три дня каратели стояли на станции, производя обыски и аресты. Искали оружие, которое, по свидетельству старожилов, частью было роздано, частью спрятано в доме местного жителя Таратуты и на шестой версте Кяхтинского тракта прямо в снегу. Возможно, что И.В. Бабушкин, зная об идущем карательном поезде, предполагал переправить оружие в Иркутск и Черемхово санным путем через Байкал. Бабушкин около недели прожил в Мысовой, где проходили массовые аресты: два вагона в составе поезда и дом казарменного типа недалеко от станции были арестованы. Жителям объявили ультиматум: если оружие не будет сдано к определенному сроку, каждый 10-й арестованный будет расстрелян. Из дневника поручика Евецкого: «...ходили слухи, что на водокачке спрятано оружие; пулеметная рота произвела тщательный обыск, но ничего найдено не было... приходил начальник депо и говорил, что он попытается узнать, где спрятано, несомненно, имеющееся оружие, если ему обещают, что рабочие за это в ответе не будут... Утром он принес якобы подброшенные к нему записки с указанием двух мест, где спрятано оружие. Большой веры мы им не придали, но все же пулеметная рота была командирована на розыски. Часа через полтора они вернулись из ближайшего указанного места и принесли с собой 30 ружей. После этого отправились в другое место, но указания были настолько неясны, что побродив часов 6-7 вернулись ни с чем».

Многие служащие распоряжением Меллер-Закомельского в эти дни были отстранены от службы: «Считаю нужным, чтобы начальник разъезда Боярский был немедленно уволен со службы, как позволивший себе запрашивать стачечный комитет о разрешении представить на проверку телеграфные ленты».

Неизвестно, чем бы все закончилось для жителей Мысовска, но 18 января Меллер-Закомельский получил телеграмму от Ренненкампфа, в которой заключалась просьба «оказать активное содействие и помочь атаковать Читу с двух сторон».

Встал вопрос о многочисленных арестованных. Вначале решено было отправить всех в губернскую тюрьму г. Икрутска, но присутствовавший при разговоре Марцинкевич, обнаруживший среди арестованных телеграфистов председателя Мысовского стачечного комитета Т.М.Ермолаева и двух его товарищей И.М. Клюшникова и старшего телеграфиста от Читы А.В. Савина, предлагает их расстрелять, так как, по мнению Марцинкевича, «все телеграфисты - революционеры». Судьба троих была решена, но, поддерживая Марцинкевича, и другие офицеры докладывают еще о троих арестованных - двух «агитаторах», пойманных на станции, и одном переодетом солдате, задержанном в эшелоне «запасных», едущих с русско-японского фронта. Не вникая в степень вины этих людей, генерал дал свое согласие на расстрел. Евецкий в своих воспоминаниях пишет: «Я спросил Марцинкевича, имеет ли он доказательства вины телеграфистов? - «Да я уже их хорошо знаю. Они больше всех виноваты» - последовал ответ». Так, без обвинительных актов и доказательств шестеро были отправлены на смерть, а «из остальных арестованных часть наказана нагайками и отпущена». Далее в послужном дневнике карательной экспедиции записано: «Между тем выбрали место, более других освещенное стационарным фонарем.... Они не просили пощады. Поставили одного, скомандовали: вместо залпа получилось несколько единичных выстрелов... Было упущено из виду, что при морозе смазка густеет и часто происходят осечки. Расстрел производился при свете фонаря, потому пули попадали не туда, куда следовало, и вместо казни получилось истязание...» Видимо, настолько тяжела была эта картина, что даже каратели не могли удержаться от сочувствия казненным.

18 января (31 января по новому стилю) в Мысовой были расстреляны: Иван Васильевич Бабушкин, о гибели которого рассказал В.И. Ленину в 1910 году в Париже член читинского комитета РСДРП Курнатовский В.К.

Савин Александр Васильевич, телеграфист ст.Чита;

Клюшников Иван Михайлович, телеграфист ст. Мысовая, командированный в Сибирь с Екатерининской ж.д.;

Ермолаев Тимофей Максимович, телеграфист ст.Мысовая, командированный в Сибирь с Балтийской ж.д.;

Бялый Болеслав Марьянович, руководитель Слюдянского комитета;

Волков Николай, кузнец красноярских ж.д. мастерских (возможно, слюдянский рабочий - Токарев).

Несколько слов о месте захоронения. Памятник, установленный на кладбище, поставлен на условном месте захоронения. Однако, по воспоминаниям Я.Б. Нодельмана: «К расстрелянным, говорили, никого посторонних не допускали и ночью их куда-то тайно увезли (по предположениям, должны бы похоронить у кладбища). На самом кладбище, по объяснению тогда священника Семена Литвинцева, по правилам православной церкви, как преступников, да еще без покаяния, хоронить не могли. Жандармы в 1917 году ничего не могли сказать, так как они не являлись преемниками жандармов 1906 года, в делах об этом никаких следов не осталось. Окрестности кладбища основательно обследовали, но за 12 лет так обильно все заросло, что ничего похожего на место бывшей могилы не обнаружили, в особенности, понижения почвы, которая всегда осаживается. Если бы погибших действительно похоронили где-либо поблизости кладбища, то хотя бы через 12 лет после этого события такое явление от населения не укрылось бы. «К 1910 году в Мысовске остались в основном постоянные жители в количестве 2578 человек (1417 - мужского пола, 1025 - женского). В казенных зданиях жило 151 семейство (в том числе 36 - одиноких), в частных - 444 семейства (94 - одиноких. У домохозяев имелось 110 лошадей, коз и овец не было, свиней держали 14 семей. Арендовали пахотные угодья два хозяйства в размере 17 ц десятин, косили сено 11 хозяйств. Коров и кур держали большинство семейств. Все дома были деревянные и, кроме 4-х, одноэтажные». (Я.Б. Нодельман).

Кроме обслуживания железнодорожного транспорта и торговли мысовчане занимались рыболовством и лесным промыслом. Много было кустарей: сапожников, портных и пр. по улице Приморской (ныне Комсомольская) стояло 6 магазинов: Шарова, Гольдмана, Елисеева и др., а напротив, через пустырь, находился базар (ныне стадион). Территория его ограничивалась мелкими лавчонками, торговавшими галантерейными товарами, съестными припасами; трактиром Гомартели, большими торговыми весами, пожарной каланчой и гремя помещениями для продажи мяса. Владения купца Л.И. Корфа занимали целый квартал по ул. Николаевской (ныне З-Интернационала), купец О.Х. Рудзский держал гостиницы и бакалейную торговлю, А.Г. Гнедышев владел гончарным и кожевенным заводами, а А.Я Бродский и И.М. Eгерь держали скотобойни. Несколько домов имел А.Я Немчинов (ул. Немчиновская - ныне Федотова).

На территории ныне существующего дома культуры стояла Платоновская церковь, построенная в 1901 году, а на территории женского монастыря (ныне - хлебозавод), построенного в 1909 году была еще одна церковь - Спасская (Вольский 3.).

К1913 году население Мысовска вновь увеличилось до 6500 человек. Такое количество жителей, по мнению Я. Б. Нодельмана, «могло быть вместе с сезонными рабочими, прокладывавшими второй железнодорожный путь». Большинство жителей были малограмотные и неграмотные. До 1911 года имелось лишь две школы: церковноприходская и одноклассная железнодорожная с двумя учителями, помещавшаяся в здании № 31 (несуществующая ныне столовая локомитивных бригад). По инициативе Я. Б. Нодельмана, заведующего ж. д. школой, к новому 1911-1912 учебному году железнодорожная школа (училище) была преобразована в 2-х классную с 4-мя отделениями. Это было необходимо, так как «дети на местах, окончившие 2-х классную школу, имели уже законное право по образованию поступить учеником в телеграф и другие службы».

В 1912 году открылась министерская двухкомплексная школа с 3-х годичным сроком обучения (ул. Ленина, здание церкви). К1915 году на ее базе было открыто Высшее начальное училище, в котором работали сразу 2 класса: во второй зачисляли переростков, окончивших в разное время железнодорожное училище. В ВНУ «имелся физический кабинет, достаточное количество карт и картин по географии, наглядные пособия по естествознанию... имелась и приличная библиотека». Силами школьников «готовились и устраивались вечера с танцами, костюмированными инсценировками и спектаклями, большим успехом пользовался струнный оркестр».

В целом жизнь в Мысовске в эти годы была очень активной. Пересыльная тюрьма после проведения железной дороги была передана городу. Ее подремонтировали и приспособили под «Общественное собрание». Была сделана сцена, гримировочная и получился довольно вместительный зал. В этом здании проводили (в основном интеллигенция) свободное время: играли в карты, шахматы, готовили и ставили пьесы, было и хоровое пение. Во время рождественских праздников устраивали елки и маскарады. Зимой катались на санках с гор не только дети, но и взрослые. На масляной неделе катались на лошадях, а в «пасху» и до «троицы» на базаре сооружались карусель из нескольких лошадок и люлек. Летом играли в городки, бабки, лапту. Многие жители имели струнные музыкальные инструменты, особенно балалайки, которые делали местные мастера и хорошо на них играли. За годы 1 -ой Мировой войны население Мысовска уменьшилось до 3517 человек. В составе железнодорожников произошли значительные изменения: многие рабочие ушли в армию или по мобилизации в прифронтовые районы. Объявление дорог на военном положении давало возможность администрации сдавать в солдаты любого рабочего.

По всему Забайкалью прошли забастовки, а среди железнодорожников под руководством Читинского комитета РСДРП возобновили деятельность рабочие комитеты, в том числе - в Мысовой. Нередко политической подготовкой рабочих руководили ссыльные поселенцы, отбывавшие каторжные работы на рудниках Забайкалья. Так и в Мысовске с 15 апреля 1912 года по сентябрь 1915 года жил на поселении один из активистов Первой русской революции Василий Матвеевич Серов, впоследствии первый председатель Верхнеудинского Совета. Вместе со своими товарищами по ссылке Р.И. Малецким и В. Плесковым Серов организовал социал-демократический кружок и установил связи с руководством других революционных групп. По сведениям агентуры «ссыльно-поселенец В.М. Серов, проживая в г. Мысовске, является центральным лицом, коему высылались из Европейской России и из-за границы от сочувствующих лиц и революционных организаций суммы для распределения между политссыльными. В указанных целях Серов поддерживал письменные отношения с заграничными революционными организациями, коими снабжался и революционной литературой» (Н.В. Серова).

Прибыв в Мысовск, Серов уже на третий день обратился в канцелярию, иркутского генерал-губернатора с просьбой разрешить ему учительскую деятельность, мотивируя просьбу тем, что занимался «учительским трудом за все время пребывания в Нерчинской каторге» и тем, что «поселение нельзя рассматривать как ухудшение условий жизни осужденного в сравнении с каторгой». Приезд в город опытного педагога вызвал немалый интерес общественности, так как дальнейшее образование детей было затруднительным и родители вынуждены были отправлять их в Верхнеудинск или Иркутск, а это было не всем доступно. Поэтому по настоянию родителей надзиратель Токарев обратился к генерал-губернатору с просьбой разрешить преподавание В.М. Серову. Но лишь через три месяца просьба была удовлетворена, но с оговоркой: «преподавать отнюдь не в группах, а на дому у отдельных лиц.»

Жил Серов на ул. Полицейской (ныне ул. К. Маркса) и весной 1913 года по доносу в доме был произведен обыск, в результате которого ему было предписано немедленно покинуть Мысовск и выехать в Баргузинский уезд. Но отъезд из Мысовой означал бы прекращение всей налаженной революционной работы, и Серов вновь обращается к военному губернатору с письмом, в котором излагает не только личные просьбы, но и обвинения против притеснений прав политических ссыльных. Выселение В.М. Серова обеспокоило и общественность города. 18 мая Якимова, Гольдман, Мончирова, Чижевский, Арнаутов и др. также обращаются к губернатору с просьбой: «Ваше распоряжение о выдворении частного учителя Серова ставит нас и детей наших в безвыходное положение. Просим оставить Серова до осенних экзаменов...» и осенью, наконец, пришло разрешение военного губернатора проживать в Мысовске «впредь до моего распоряжения». С началом войны Серов принял решение переехать в Верхнеудинск, понимая необходимость усиления подпольной работы. Полицейские надзиратели Мысовска (Афанасьев, Лубников) не чинили ему препятствий в отъезде, понимая, что с ним уйдет и масса забот и неприятностей по службе. (П. Астраханцев)

Из воспоминаний Я.Б. Нодельмана: «1 марта 1917 года Мысовский городской староста Чижевский сообщил о получении телеграммы..., что самодержавие свергнуто и выбрано Временное правительство. Узнав такую новость, местные политические ссыльные Франк Шленк и др. немедленно объявили об этом всему населению города и ст. Мысовая с призывом собраться на митинг на церковную площадь (площадь горсада). На первый митинг собралось такое множество народа, какого раньше никогда не видывали. Ф. Шленк составил реляцию (так он выразился), в которой указывалась необходимость, в первую очередь, снять местную полицейскую и жандармскую власть и организовать выборное от всего населения учреждение... Мы (небольшая комиссия) тут же сходили к жандармам на станцию: жандармы Линский и Бредовский без задержек и возражений, против всякого нашего ожидания, отдали нам все свое вооружение и дела с текущими бумагами... В городе полицейский надзиратель Беляновский, единственный представитель административной гражданской власти, тоже сдал все свои дела двум политическим ссыльным... Месяца три варились в собственном соку. Пожалели мы тогда, что уехал от нас Серов (он другой партии, чем Шленк).

В начале июня созвали собрание, которое, прежде всего, выдвинуло вопрос: как будет называться наше учреждение? Вначале решили назвать Мысовским Учредительным собранием, но кто-то предложил назвать Думой. Так образовалась Мысовская городская Дума… Оживилась у нас в Мысовой работа культурно-просветительского общества, расширили библиотеку-читальню,... построили детскую площадку на горе, между ул.Полицейской и Родионовской (ул. К. Маркса и Красноармейская). Правда, купечество наше хмурилось: пришлось им принять участие не только материальными средствами, но и личным физическим трудом при копке большой и глубокой дренажной канавы, чтобы высушить скорее место для площадки, очень заболоченное, как и по всей Мысовой. Зато детям всех возрастов доставили большую радость и пользу...».

«Общественное собрание «переименовали в «Народный дом», намечалось расширение школ. Летом 1917 года в Мысовск приехал Петр Петрович Федотов (1887 — 1918 г.г.) - «совсем молоденький паренек, внесший живую струю в нашу все-таки старую плесень» (Я.Б. Нодельман).

Федотов - уроженец г.Верхнеудинска, участник подпольной большевистской работы в годы Первой русской революции. После разгрома верхнеудинского подполья бежал в г.Благовещенск, где работал учителем, был связан с политическими ссыльными. В 1916 году был направлен на учительскую работу в с.Баргузин, а затем на ст. Мысовая (Борцы за власть Советов в Бурятии. Улан-Удэ, 1958, с.211).

Федотов пользовался большим авторитетом среди населения и учителей, был единственным образованным большевиком, по мнению Я.Б. Нодельмана, и когда в начале 1918 года в Мысовске при содействии приехавшего сюда Якова Ефимовича Бограда, работника Центросибири, были организованы Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, председателем был избран П.П. Федотов. Дума при этом не была распущена, а оставалась на положении хозяйственного органа Советов. В целом же в Советы в основном шли меньшевики, что создавало «немало неприятностей и излишних хлопот (Я.Б. Нодельман). П.Федотов, «будучи весьма развитым и начитанным», всегда умело отстаивал свои взгляды, но условия, при которых в то время приходилось работать, были неимоверно тяжелы... и потому, за неимением нужного опыта, делали немало ошибок» 7-20 июня 1918 года Федотов принимал участие в работе съезда Советов Прибайкалья, где докладывал о положении дел в Мысовске и был избран в состав ревизионной комиссии в числе других 5 человек. Я.Б. Нодельману к началу нового учебного года (1917-1918 г.г.) удалось выхлопотать разрешение на расширение школ: открылись два класса железнодорожного Высшего начального училища и один класс начальной школы. Кроме того, открылась еврейская школа с одним учителем. Замена двухклассного училища высшим начальным училищем была выгоднее, так как вместо 5-ти классов давала 7-милетнее образование. Всего в 1917-1918 учебном году в Мысовске работало 20 учителей, под школы и детские площадки были заняты и часть зданий на подпункте.

После падения Советской власти, удобное географическое положение города, дающее возможность контролировать и железную дорогу, и Байкал, и путь, сообщающийся с Кяхтой, привлек к нему внимание контрреволюционных войск. В Мысовске побывали белочехи, японцы, американцы, колчаковцы и семеновцы. 11 августа 1918 года между ст.Боярская и Посольская на пароходах «Феодосии» и «Бурят» был высажен десант под командованием подполковника Ушакова. Одновременно части полковника Пепеляева двинулись в обход советских войск, оборонявших Мысовую, а части полковника Гайды вели наступление по линии железной дороги. Отрезанные от основных войск Прибайкальского фронта, части Красной Армии, расположенные в районе Верхнеудинска, оказались в крайне неблагоприятном положении. 12 августа 1918 года с парохода «Феодосии» были обстреляны белочехами ледокол «Байкал», железнодорожные составы и город.

Во время наступления белочехов на Мысовую ледоход «Байкал» стоял на рейде. Команда, не ожидая нападения, занималась своими делами и, заметив ледоход, не опасалась его приближения. И лишь когда с «Феодосия» раздался артиллерийский залп, и на палубе ледокола разорвался зажигательный снаряд, поняли, что «Феодосия» находится в руках белогвардейцев. Капитан флагмана дал команду выходить в море и готовиться к бою. Однако быстро развернуть такую махину было непросто, и вторым разорвавшимся снарядом были подожжены баки с горючим, а следующим - заклинило рулевое управление. Первый машинист ледокола Сергей Иванович Солнцев, бывший в этот день на покосе, так описывает события: «Услыхав стрельбу, поспешил к озеру. ...Берег был неузнаваем. Клубами поднимался черный дым - это горел ледокол.... На волнах качались шлюпки, а кое-где и просто головы - это команда корабля добиралась до берега». А белые, расстреляв ледокол, обрушились на город. Они били по отходящим в сторону Верхнеудинска эшелонам и городу: разорвавшимся снарядом была подожжена цистерна с нефтью (в районе складских помещений), горело несколько домов. «Население кинулось в лес, но и туда через город с Байкала стреляли до самого вечера; жертв, правда, не было... «(Я.Б. Нодельман). Красногвардейцы спешно оставляли город, ведя бои с вражеским десантом. Из 3000 бойцов через Посольск пробилось всего около 400. В бою под Посольском был ранен, захвачен в плен и расстрелян и председатель Мысовского Совета П.П. Федотов, именем которого названа одна из улиц города. Так пала в Мысовске Советская власть. Дума и Советы самораспустились.

Город с приходом интервентов оказался в бедственном положении: часть школ были заняты под штаб и другие службы. В конце октября белочехов сменили японцы, затем семеновцы, а начале 1919 года с Дальнего Востока в Верхнеудинск были продвинуты два батальона американского 27 пехотного полка под началом полковника Морроу. В Мысовой американцы в противовес японцам и семеновцам начали проводить различные благотворительные мероприятия: показывали на открытом воздухе вечером в районе продпункта кинокартин, раздавали детям вывезенные из Америки вещи, ткани и т.д.

В конце 1918 начале 1919 г.г. в селах Кабанского уезда стали определяться на жительство активисты советского подполья. И к первой половине 1919 года небольшие подпольные группы имелись в 27 селах района и насчитывали в своих рядах около 100 человек. В центре внимания съезда делегатов всех волостей, состоявшегося 2 февраля 1920 года, был вопрос реорганизации партизанских сил по типу регулярной армии. Кроме того, под руководством подпольного комитета РКПб г.Верхнеудинска формировались подпольные группы и боевые отряды в городах и поселках. Со стороны Иркутска под натиском Красной Армии белое движение отступало, и Иркутским комитетом РКПб были созданы военно-революционные комитеты, взявшие власть в свои руки. Чехам и японцам был гарантирован проезд на восток при соблюдении ими полного нейтралитета в гражданской войне. Но над Прибайкальем нависла серьезная угроза со стороны каппелевской группы. 10 февраля каппелевцы вышли со ст. Байкал и двинулись в сторону Мысовой, а утром следующего дня в Тимлюе высадились японцы, намереваясь создать новый фронт для борьбы с Советами. Однако в ходе упорных боев в Кабанском районе в двадцатых числах февраля удалось вытеснить белогвардейцев за пределы уезда.

В середине февраля 1920 года каппелевцы вошли в Мысовую. «... Появились они со стороны Байкала на конях и санях, везя с собой и своего мертвого командира. Заняли школы, и в редком доме у населения не было постояльцев. Недели через полторы каппелевцы ушли, оставив нам тиф. Ревкому пришлось открывать лазарет, а денег ни гроша». 19 марта Я.Б. Нодельман срочно выехал в Иркутск, в ВЧК .«... Выдали мне на ликвидацию тифа 300 тысяч рублей, привез битком набитый чемодан. Открыли в здании школы № 31 тифозную больницу.... Первым врачом из Красного Креста появился Крымов (он, бедолага, заболел и умер). Больше всех доставалось обслуживающему персоналу.... И удивительно, что никто из нас не заразился. Все, даже тяжелобольные, выздоравливали и с благодарностью уходили...».

С апреля по сентябрь в Кабанском районе была расформирована 30 дивизия 5-ой Армии. В Мысовске был расположен, главным образом, военный госпиталь, занявший здания школ №31, 29, 40. Военные врачи жили в городе, где разместили и роту бойцов. Заботу об оставшихся больных и выздоравливающих принял на себя госпиталь. В результате всех этих событий все учащиеся остались на второй год.

Дважды был в Мысовой дважды Герой Советского Союза, маршал Года, когда он, назначенный командиром 35-го кавалерийского полка, пройдя через Мысовск, по Кяхтинскому тракту вышел к монгольской границе с тем, чтобы обеспечить безопасность в районе станицы Желтуринской. В апреле 1921 года из глубины Монголии к границе подошли вооруженные отряды атамана Сухарева, производя набеги на монгольское пограничное население и некоторые поселки по нашу сторону границы. Проведением ряда опреаций 35-го кавалерийского полка они вынуждены были отойти вглубь Монголии. Однако в конце мая стало известно о движении из Монголии на Желтуринском и Троицкосавском направлениях крупных конных сил барона Унгерна. 2 июня, ведя бой, К.К. Рокоссовский был ранен и переправлен в дивизионный госпиталь на ст. Мысовая, где и находился на излечении. Но, как пишет сам Рокоссовский: «…в итоге разыгравшихся сражений основная часть действующих против Унгерна наших войск... оказалась на территории Монголии, преследуя противника. Унгерн, совершив удачный маневр, вышел со своими главными силами на советскую территорию и стал быстро распространяться в направлении Гусиноозерского дацана, к Новоселенгинскому тракту и к ст. Мысовая, к Байкалу, создавая угрозу перехвата нашей основной железнодорожной магистрали. Это важное направление оказалось неприкрытым нашими войсками».

Станция Мысовая являлась тыловой базой, обеспечивающей все действующие против Унгерна войска. Здесь располагались склады, мастерские, госпитали, хлебопекарни...». В создавшихся условиях был только один выход: мобилизация всех способных носить оружие из числа находившихся на этой станции людей... В результате был сформирован сильный отряд из охранников складов, выздоравливающих больных и раненых солдат, санитаров, хлебопеков, портных, сапожников... Командование этим отрядом было возложено на меня...» К этому времени разъезды унгеровцев подходили к Мысовой и уже находились в 20 км от нее. В первых же схватках с противником отряд оказал высокую боевую способность.

Так, не долечившись, К.К. Рокоссовский снова в бою.

Комсомольская ячейка в Мысовске была создана еще в апреле 1920 года и включала 20 человек рабочей молодежи. Первые комсомольцы вели большую культурно-массовую работу. Народный дом использовали как место различных собраний и сходок, а под комсомольский клуб приспособили здание бывшего трактира на базарной площади. Своими силами произвели ремонт, построили сцену, украсили лозунгами, плакатами. В клубе проводились репетиции, ставились спектакли, работали кружки, читались лекции, проводились громкие читки, здесь же работал ликбез. Из воспоминаний Емельянова Александра Васильевича, ученика мысовской школы: «Несмотря на тяжелую и сложную политическую и экономическую обстановку, общественная жизнь Мысовска была бурной. Организующей силой здесь был комсомол, профсоюз и школьный коллектив... Мне хорошо запомнился прекрасный хор народных песен под управлением Нестеренко Владимира Ивановича, действовал оркестр народных инструментов под руководством Кушнарева Ивана Николаевича.... Вспоминается колл

Who's new

  • sadmin