Navigation

Край наш Кабанский у Байкала

Топонимия: 

Книга посвящена одному из районов Бурятии - Кабанскому. В ней рассказывается об истории его хозяйственного освоения, о создании боевых, трудовых и революционных традиций, о грандиозных преобразованиях, совершенных и районе на годы одиннадцати пятилеток, о главном богатстве края -людях, тех, кто вложил в преобразование края свой труд и талант. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Содержание

  1. От автора

  2. За далью лет

  3. Первопроходцы за Байкалом

  4. В трудах, заботах и борьбе

  5. Огненные годы

  6. Живет наш край по ленинским заветам

  7. Не хлебом единым

  8. Наших душ золотые россыпи

 

ОТ АВТОРА

В СТУДЕНЧЕСКИЕ годы мне пришлось сдавать экзамен по археологии крупному сибирскому ученому археологу Павлу Павловичу Хороших. Моими ответами он остался доволен, поставил оценку в зачетку и спросил:

- Вы где живете, молодой человек?

- В Кабанском районе Бурятии, в селе Творогово, - ответил я.

- О-о-о! - оживился Павел Павлович. - Бывал я в ваших местах. Богатейшие там у вас археологические памятники. Между Творогово и Шигаево, в песках. Не пробовали заняться раскопками?

Я был смущен и озадачен. Но не тем, что не занимался археологическими раскопками, а тем, что оказался совершенно неосведомленным об этих археологических памятниках. До сих пор помню, с каким сожалением посмотрел на меня преподаватель.

Эпизод этот рассказан неслучайно. Действительно, порой мы проявляем удивительное равнодушие к истории тех мест, где живем. Это обстоятельство и заставило меня взяться за перо. "Край наш Кабанский у Байкала" - так назвал я книгу, с которой предстоит тебе, читатель, познакомиться. В ней идет речь об одном из районов Бурятии - Кабанском. Вместе побываем в этом замечательном крае, пройдемся по его поселкам и деревням, посетим заводы и совхозы, учебные заведения и культпросветучреждения. Встретимся с людьми, главным богатством края, созидателями его хозяйства и культуры, носителями его трудовых, революционных и боевых традиций.

Каждый из нас знает за собой одну слабость: не прочь похвалиться красотами своего края, его достопримечательностями. В этом смысле нам, кабанцам, повезло. Мы живем на восточном берегу Байкала. Немного на нашей планете таких творений природы, как Байкал. Он воспет в легендах и сказаниях, стихах и песнях. О нем написаны научные труды, популярные книги, очерки и статьи. О Байкале знают все. С годами не слабеет, а, наоборот, растет интерес к Байкалу в связи с проблемами защиты окружающей среды, использованием природных богатств Сибири, развитием туризма. Байкал настолько уникальное чудо природы, что люди не могут оставить его без внимания. Сотни исследователей в течение более двух веков занимаются изучением сибирского моря, раскрывая его тайны, с которыми оно нелегко расстается. Байкал определил хозяйственный, социальный, культурный уклад, традиции, весь образ жизни людей. Байкал с древнейших времен - транспортный путь и богатейшая кладовая ценнейших пород рыбы. Наконец, Байкал для нас - олицетворение таких нравственных качеств, как чистота, величие, неповторимость. Он постоянный источник вдохновения для народного творчества и шлифовки человеческих  характеров.

Южная граница района берет начало там, где с шумом и грохотом несется к Байкалу речка Снежная. "Назыавют Снежною для того, писал в книге "Сибирь и Китай" Николай Спафарий, - что в тех горах стоит снег и зимою и летом и не тает". С правого берега этой норовистой речки с хрустальной холодной водои тянется уютная неширокая долина. С запада подпирает ее Байкал, а с юго-востока бережно прикрыл своим телом хребет Хамар-Дабан. Долина тянется с юга на север почти на 300 километров. Местами неровные клинья суши врезаются в изумрудные воды сибирского моря, образуя заливы и бухты, песчаные отмели или заросшие мелколесьем мысы. По мере приближения к Селенге, которая делит район почти на две равные части, долина расползается вширь, достигая местами 50 километров. За рекой Селенгой она опять постепенно сужается, и невысокие холмы хребта Улан-Бургасы вжимают ее в Байкал у бухты Болдаковской.

Долина изрезана бесчисленными руслами речек, ручьев, рек. Они безжалостно ломают гранитное тело горных хребтов, рвут ковер непроходимых таежных дебрей и стремительно падают в объятие старика Байкала. Берега рек и отроги Хамар-Дабана заросли густыми, а местами и дремучими смешанными лесами. Дородные кедры, бронзовоствольные сосны, темные пики елей и пихт соседствуют с могучими лиственницами, белоствольными березами, нежной зеленью осин и ольхи, буйными зарослями кедрового стланика, яблонь, черемухи, рябины и мелкого подлеска.

По мере подъема к вершинам хребта леса редеют, а затем переходят в горно-тундровую растительность. Вскоре и она исчезает, уступая место царству голых каменных скал, на вершинах которых снег не тает даже летом. И они, величественные и таинственные, безмолвно взирают на мир из глубины тысячелетий.

По своему географическому положению Кабанский район вот уже более трех столетий является воротами в Забайкалье. Здесь пролегали все наиболее удобные пути из центра России в глубь Даурии, на Амур, в Монголию и Китай. По ним устремлялся людской поток в поисках новых землиц, мягкой рухляди, золота и серебра, сытой и счастливой жизни. Первопроходцы, служилые люди, пашенные крестьяне, "государственные преступники", послы, ученые и торговцы прошли через этот край. Многие осели здесь. Построили остроги, деревни, завели хлебопашество, рыбные, пушные, Домашние промыслы, занялись судоходством и зимним транзитным извозом до Читы, Иркутска, Кяхты. Судьбы пришельцев переплетались с судьбами местного населения. Взаимно обогащали они друг друга, образуя  своеобразный  хозяйственный и социальный уклад.

Огромное значение для края имело строительство Транссибирской железнодорожной магистрали. Она создала новые возможности хозяйственного освоения Сибири и Забайкалья. Стала колыбелью рабочего класса и его политической организации - партии большевиков, которые саккумулировали весь предыдущий опыт революционной и освободительной борьбы, создали традиции, вобравшие в себя непреклонность неистового протопопа Аввакума, непримиримость декабристов, волю к свободе польских повстанцев, смелость большевиков-ленинцев.

Немало событий произошли на земле у Байкала за ее долгую историю. Разыгралась и кровавая драма гражданской войны. Белогвардейцы и интервенты встретили здесь достойный отпор. На своей шкуре испытали презрение и ненависть народа. Еще раз убедились в бесперспективности борьбы с Советской властью, с народом, который встал на ее защиту.

Край у Байкала стал крупной строительной площадкой нового, социалистического общества. Грандиозные преобразования совершены здесь за годы одиннадцати пятилеток. И многие герои и участники этого невиданного в мире созидания живы и с удовольствием рассказывают молодежи о том, что и как изменилось в наших селах, на предприятиях и в совхозах за годы Советской  власти.

Автор предлагает вниманию читателя небольшой популярный очерк, в котором он попытался изложить то, что ему казалось наиболее интересным и важным для характеристики края. Свести воедино разрозненные факты, рассыпанные по многочисленным документам, источникам, воспоминаниям людей, дело не простое, и о том, как сумел справиться с этим автор, судить тебе, уважаемый читатель.

ЗА ДАЛЬЮ ЛЕТ

ЕСЛИ мысленно перенестись на пятнадцать-двадцать пять тысячелетий назад, то можно представить, кикой была наши долина. Здесь имелись девственные леса, и заливные луга, пересеченные руслами только рождающихся рек, и зеркальные озера соединенные бесчисленными болотами, и степные просторы. Здесь бродили непуганые стада диких лошадей, оленей и быков и даже таких животных, в то время уже редких, как мамонт и носорог. Наверное, естественным было появление человека в этих местах, щедро населенных животными, птицами, рыбой. Как давно он здесь поселился, сокрыто, что называется, за семью печатями. Пока ясно одно, констатирует "История Сибири", что "заселение Сибири человеком было длительным и очень сложным процессом, оно должно было происходить из различных областей Азии и Европы, где давно уже происходила эволюция человека и его культуры".

Ученые предполагали, что на берегах Байкала человек жил со времени верхнего палеолита, т. е. с конца древнего каменного пека. Но открытия археологов последних лет отодвигают его появление и к более раннему периоду. Видимо, и это еще не последнее слово в науке. Бесспорным остается одно: человек пришел в Сибирь, в том числе и на берега Байкала, очень давно. Появившись здесь, он уже не покидал этих мест. Об этом со всей очевидностью свидетельствуют археологические памятники, которые имеются в нашем районе. Обнаружили эти памятники, раскопали, описали и сделали научно обоснованные выводы археологи.

В районе сел Шигаево и Творогово работали экспедиции Н. И. Веселова и О. И. Толстихиной. В 30-е годы археологические раскопки на Фофоновской горе проводил Михаил Михайлович Герасимов, впоследствии доктор исторических наук, лауреат Государственной премии СССР, антрополог с мировым именем. Тот самый Герасимов, который разработал и обосновал метод реконструкции человеческого облика по черепу. Благодаря его методу мы получили возможность восстановить внешний вид наших далеких предков: неандертальца, Ивана Грозного, Тамерлана и других.

Наиболее детальные исследования проделал Алексей Павлович Окладников. Выдающийся ученый, известный в мире знаток древней истории Сибири, Дальнего Востока и Азии первые свои раскопки производил в нашем районе. В 1926 году восемнадцатилетним студентом приехал он в свою первую археологическую экспедицию и провел обследование памятников у сел Кабанск, Нюки, Фофоново и за линией железной дороги напротив села Береговая. Материалы его экспедиций были опубликованы в многочисленных научных статьях и монографиях.

В 1948-1950 годах в районе вели работы экспедиции Института материальной культуры АН СССР и Института культуры и экономики Бурят-Монгольской АССР. В этих экспедициях принимал участие А. П. Окладников. Кроме нашего района А.П. Окладников обследовал весь бассейн реки Селенги в пределах Советского Союза и Монгольской Народной Республики. Он особо подчеркивал важность этих мест с "исторической точки зрения". Для археологов особое значение имело то, что Селенга - главная  водная дорога Забайкалья - перерезает весь край от берегов Байкала до границы с Монгольской Народной Республикой. И долина Селенги, говоря словами А. П. Окладникова, "представляет как бы переход от центральноазиатских степей к таежным областям Севера", т. е. является связующим звеном Сибири и Азии. Поэтому закономерно было начинать обследование с низовьез Селенги. И наш  район оказался щедрым на археологические находки. Следы пребывания доисторического человека были обнаружены на дюнных выдувах близ сел Кабанск, Нюки, Шигаево, Творогово и в других местах. На этих стоянках найдены каменные и костяные орудия труда, обломки глиняной посуды, кости человека, обломки горнов для плавки железа, ямы четырехугольной формы (возможно, следы от землянок) с выходом на юго-восток.

Но поистине уникальным хранилищем культур различных эпох является Фофоновский могильник. Здесь стоянки древнего человека отличаются обилием керамики, причем со следами отпечатков ткани, из более лучших сортов глины, покрытой разнообразным орнаментом "в виде спиралеобразных параллельных полос, косых линий, перпендикулярных ободку венчика". Наконец, найдена керамика "матово-серого цвета, со следами гончарного круга". Кроме этих предметов обнаружены стрелы с костяными наконечниками, скребки, отщепы и два "превосходно изготовленных костяных кинжала". Такими кинжалами пользовались около конца IV - начала III тысячелетия до н.э. Здесь же М. М. Герасимовым были обнаружены самые ранние памятники бронзового века. Предметы из кости и шлифовального камня, аналогичные с инвентарем Глазковскогo периода 1700-1300 годов до н.э. /Глазковский могильник - памятник позднего неолита обнаружен Н.И. Витковским в 1887 году в долине Ангары у г.Иркутска.- М. Л./ Обитатели нашего района того времени имели топоры из нефрита, ножи и наконечники стрел, сходные с глазковскими. Носили похожую на их одежду и украшения, имели такие же медные ножи. Но с течением времени появляются и новые черты. Здесь же, в Фофоново, найден литой медный кинжал с изображением животных на рукоятке. По словам Л. П. Окладникова, "выпуклое барельефное изображение сохатых на литой бронзовой оправе, безусловно, относится к одним из лучших образцов звериного стиля, широко распространенного по Сибири, Уралу и Алтаю".

В другом могильнике из Фофоново обнаружены 13 бронзовых предметов. Но, по мнению А. П. Окладникова, "исключительный  интерес представляет погребение младенца, при котором обнаружен медный кинжал карасукского типа, один из самых примитивных и древних по своей форме образцов изделий данного рода. (Карасукский могильник в Хакасии на реке Карасук обнаружен С.Д. Теплоуховым. - М. Л.) Младенец был завернут, по-видимому, в собольи пеленки, а затем в бересту. Береста сохранила следы первоначальной окраски в красный цвет. Как оказалось, это был не кровавик (красная охра), употреблявшийся прежде, в каменном веке, а киноварь..." Первобытные люди считали смерть другой формой продолжения жизни. И, обсыпая кровавиком тела умерших, они как бы вливали в них новую кровь, символ жизненной силы в потустороннем мире.

Характеристика Фофоновского могильника была бы не полной, если бы мы не сказали о том, что в нем оказались предметы железного века. А на южном склоне горы обнаружена писаница, которую местное население называет Шаханским богом. На ней синевато-черной краской изображен человек. Речь идет о памятнике духовной культуры, о зачатках изобразительного искусства древних обитателей низовьев Селенги. На основании этих находок, а также раскопок Нижнеберезовского поселения А. П. Окладников делает вывод о том, что "уже задолго до начала нашей эры в степях  и лесостепях Забайкалья произошло важнейшее историческое событие. Скотоводы выделились из массы неолитических охотников и рыболовов тайги и тундры". Произошли важнейшие и глубокие социальные перемены, которые еще на одну ступеньку подняли развитие человека, его материальную и духовную культуру. Что касается некоторых находок у сел Кабанск и Нкжн, Творогово и Шигаево, то их, по мнению А. П. Окладникова, можно отнести к "курумчинской" культуре скотоводов северного Прибайкалья. Найденные здесь предметы железного века принадлежат культуре "оседлых полуземледельцев" Юго-Западного Забайкалья. Инвентарь из Фофоновских могильников он относит к трем культурам: эпохи неолита, бронзы и железа.

Экспедиции ученых, которые работали в низовьях Селенги, завершили только "предварительное обследование археологических памятников", установили их виды и отметили своеобразие конкретно-исторического процесса, который протекал по берегам Байкала и Селенги. Впереди детальное обследование установленных памятников, и будем надеяться, что кто-то из читателей примет в них участие и откроет новую страницу в древней истории края.

Один исторический этап сменяется другим, и человек в своем развитии медленно-медленно преодолевал рубеж за рубежом. От собирательства, рыболовства и охоты он переходил к зачаткам земледелия, скотоводства, к обработке металлов. Возникали семейные, родовые, племенные образования, духовная культура и религиозные верования.

С III века до н.э. по XIV век н.э. в Сибири и в Забайкалье шло разложение доклассового общества обитавших здесь племен. Население этих районов прошло все ступени доклассового первобытного общества, пока оно не превратилось в антагонистическое, классовое. В. И. Затеев в монографии "Формирование и расцвет бурятской социалистической нации" подчеркивает особенность этого процесса. Разложение патриархально-родовых отношений, утверждает он, шло значительно медленнее, чем у других народов Европы и Азии. Слабая специализация хозяйства не позволяла создать излишки продуктов и исключала товарообмен, т. е. создание единого внутреннего рынка. Уровню развития экономики соответствовала и социальная структура племен. Хотя они и миновали ступень рабства как общественную формацию, все же у них очень долго господствовали патриархально-родовые отношения, что в конечном итоге замедлило и процесс образования бурятской народности. С этим нельзя не согласиться.

***

ПРИМЕРНО с XI века н. э. в течение трех столетий в Азии, на Дальнем Востоке, в Сибири и Забайкалье происходило большое передвижение населения и его размещение по этой огромной территории. Поэтому трудно с точностью восстановить, какие племена кочевали, например, в низовьях Селенги. Известно только, что взамен ушедших на север курыкан в наш край пришли монголоязычные племена, из которых при смешении с местным населением позднее выделились предки бурят. Пришельцы не были единым объединением, говорили на разных диалектах, имели неодинаковый уровень материальной и духовной культуры. Но к XVII веку связи между племенами укрепляются, и племенное имя "буряты", которое раньше относилось к какой-то их части, теперь объединяет все монголоязычные племена края. И хотя В.И. Затеев считает, что "факт появления общего имени отнюдь еще не говорит о возникновении  народности", тем не менее, он не отрицает, что у предков бурят XVI - XVII веков феодальные отношения находились в более или менее развитом виде". Создавалась материальная, экономическая основа формирования народности. К тому же был налицо и другой фактор - единая территория обитания племен.

Процесс происхождения бурят, их расселения и развития хозяйства, на наш взгляд, основательно исследовал А. П. Окладников, анализируя эпос о Буха-Нойоне, Эхирите и Булагате, шаманские мифы о Асуйхен и Хусухэн. В названных мифах действие развертывается на берегах Байкала и в его водах. Из этого сказания, делает вывод А. П.  Окладников, берут начало все родословные бурят, и, следовательно, время возникновения его "уходит глубже обычных 10-15 поколений любой генеалогической таблицы бурятского рода". Причем родословные, по Окладникову, "датируют расцвет отцовского рода у бурят эпохой скотоводства и показывают, как складывалась будущая бурятская народность из преодолевавших изолированность эпохи дикости родовых разнородных групп".

А.П. Окладников не ограничивается только палеонтологическим  анализом мифов, а как бы накладывает их на вещественные археологические находки той территории, где бытовали вышеназванные легенды. Тем самым он ставит народный эпос на материальную основу и создаст достоверную картину развития и становления бурятской народности. И закономерно приходит к выводу о том, что к моменту соприкосновения с русакими буряты были самой многочисленной и сильной в военном и экономическом отношении народностью Восточной Сибири, которая сама собирала ясак "со многих с малых землиц".

Достоверные сведения о бурятах начинают поступать с начала XVII века в связи с приходом русских в Сибирь. Уже в 1628 году сотник Петр Бекетов получил ясак с князца Кодогоня и положил начало отношениям русских с бурятами, добровольному вхождению последних в подданство России. В монографии Г.Н. Румянцева "Происхождение хоринских бурят" есть интересные сведения. Он пишет, что в "Чертежной росписи притоков реки Лены в ее верхнем течении, пашенных мест, расстояний между устьями рек, со сведениями о местном населении", составленной в 1640-1641 годах сказано, что на восточном берегу Байкала живут "братские же люди конные, а тунгусы оленные..." "Роспись..." различает четыре племени, которые жили по Байкалу и на Селенге: "братских конных людей", т. е. бурят; "братских скотных людей", т. е. дауров; "мугалов кочевых людей", т. е. монголов; "тунгусов   оленных".

Около 1613 года некоторые хоринские семьи переселялись в низовья Селенги. Здесь они встретили бурят с западного берега Байкала, которые жили в Кударинской степи и происходили из племен эхиритов и булагатов. И.А. Асалханов в статье "Об обычном праве кударинских бурят" пишет, что кударинские буряты - выходцы из-за Байкала, расселились небольшими улусами в дельте Селенги по рекам Хараузу и Булану и образовали четыре рода: абазаевский, первый и второй чернорудские и сборный. Первые три в основном принадлежали к племени эхиритов, а сборный - к родам булагатского и эхиритского племен.

В 1644 году атаман Василий Колесников высадился на восточном берегу Байкала, в устье реки Селенги.

Здесь, в Кударинской степи, он встретил "больших братских людей вряд с мунгальскими людьми".

В 1669 году казачий десятник Иван Астраханцев сообщал воеводе, что призвал "в вечное холопство" и "ясачный платеж" большую группу братских людей во главе с шуленгой Тураку и определил им место "под Итанцинское зимовье край Селенги реки и к морю на Кударинскую степь на породное их место, где жили прадеды и деды и отцы их". Речь идет о выходцах из Монголии, которые уходили туда в 50-е годы и возвращались обратно в связи с междоусобными войнами ханов Халхи. О бурятах, которые кочевали "близ устья Селенги", сообщал и царский посланник Николай Спа-фарий, который проезжал здесь по пути в Китай. Словом, достоверно известно, что до прихода русских в низовьях Селенги жили буряты, хотя и в небольшом количестве.

Когда русские стали строить остроги и укрепляться в Забайкалье, поток переселенцев бурят из-за Байкала и Монголии усилился. Забайкальские племена считали лучше уж быть в подданстве России, чем в зависимости от монгольских ханов, которые жестоко эксплуатировали их, а междоусобная борьба ханов также не гарантировала спокойной жизни. Поэтому миграция населения в Забайкалье не прекращалась до тех пор, пока не была определена граница России и Монголии. Пришельцы селились в основном в Кударинской степи, которая была источником обильного корма для скота в любое время года. Водоемы, богатые рыбой и водоплавающей дичью, тайга - копытным и пушным зверем, служили дополнительным источником существования людей. И недаром быстрокрылая молва полнилась восторженными слухами о том, что в Кударинской степи можно добывать "дрова без топора, а мясо без ножа".

Почти невозможно теперь установить, кто из бурят пришел сюда первым, из какого он был рода, как обжинался на новом месте, какие житейские грозы прогремели над ним, чем закончился его многотрудный Путь. Тем более что переселение продолжалось вплоть до первой половины XIX века. За это время на жительство в Кударинскую степь переехали буряты родов шонo, бура, абазай, олзон, алагуй, буура, сэгэнут, зунгар, галзут и другие. "В 1834 году в Кударннском ведомстве числилось 3518 душ обоего пола, а по переписи 1858 года (X ревизия) -4614 человек, в том числе в абазаевском роде - 1040, в первом чернорудском - 1595, во втором чернорудском - 1 184, в сборном - 774, оседлых инородцев - 21". Такие данные приводит И.Л. Асалханов в упоминаемой уже нами статье. Поскольку в районе в основном живут буряты вышеназванных родов, хотелось бы, читатель, познакомить тебя с их родословной, которую описывает С. П. Балдаев в монографии "Родословные предания и легенды бурят". Предание о роде абазай гласит, что Хэрхэн Зонхоев, (основатель рода, был женат на девушке Абазай. И хотя прожили вместе они недолго, брак их оказался счастливым. В их юрте день-деньской звенели голоса десяти сыновей. Они еще многого не понимали. Руки их только приучались держать игрушечный лук. Нередко какой-нибудь малыш, не удержавшись на спине лошади, падал и с ревом бежал к матери. Но кое-что по мелочи они уже делали сами. Мать побуждала их на какое-нибудь полезное дело, и глаза ее светились тихой радостью, когда видели, что дети делают так, как хотела она.

Тем глубже и тяжелее было ее горе, когда в юрту ворвалась беда. Хэрхэна убили сэгэнуты. Абазай была сильной и умной женщиной. Горе ее не сломило, наоборот, оно обнажило в характере матери такие черты, о которых не догадывался никто, а может быть, и она сама. Во всяком случае, оставшись одна, она не только не разорила хозяйство мужа, а значительно приумножила его. Это-то и взбесило многочисленных родственников Хэрхэна. Их черная зависть, бесконечные придирки и вымогательства сделали ее жизнь невыносимой, и она укочевала обратно к своим родителям, откуда когда-то привез ее в свой улус Хэрхэн.

Шли годы, подросли сыновья, стали удачливыми охотниками и уважаемыми людьми. И опять злоба людская сорвала их с обжитого места, и увела Абазай свое семейство к родственникам мужа. Те еще помнили гордую, непокорную невестку, и, чтобы унизить ее, поселили на самой бросовой земле. Что было делать? Абазай смирилась.

Но не смирились сыновья, которые разбрелись по разным местам в поисках своей счастливой доли и разнесли по ним светлое имя своей матери. Имя поистине великой матери! Сколько надо было иметь мужества, воли, терпения, какому любящему и доброму надо было быть ее сердцу, чтобы вырастить десять богатырей, пройти сквозь черную зависть, злобу и презрение и остаться верной своему долгу, долгу матери - хранительницы семейного очага. Ее самоотверженность была еще тогда, в те далекие от нас времена, замечена и оценена по достоинству. Именем ее стал называться большой род абазай, хотя обычно название роду давали мужчины.

Хулуша, представитель этого рода, прикочевал в Кудару с далекой реки Лены. Понравилась ему местность Тэтэй, и он срубил здесь свою юрту. Потом к ней пристраивались другие, и вырос целый улус, который назвали Тэтэевский. По переписи 1897 года в нем было 32 двора, и "проживало в них 112 душ обоего пола".

Романтическое и одновременно трагическое сказание есть о предках баендаевского рода. Среди удалых баторов племени эхиритов был первый силач, замечательный певец и непобедимый борец Тогто-мэргэн. Возвращаясь как-то с очередных состязаний, гордый победитель в долине реки Иды увидел юрту некоего Готола. Тогто-мэргэн подъехал к ней. Ни самого хозяина, ни его сыновей не оказалось дома. Зато в юрте находилась дочь Готола красавица Голохон. Как увидел ее Тогто, так и потерял голову. Характером он был упрямый и, если чего хотел, добивался любыми путями. Несмотря на уговоры товарищей, Тогто связал Голохон и увез с собой на Лену.

Только недолгой оказалась их совместная жизнь. Однажды Тогто с братьями уехал грабить сэгэнутов. В их отсутствие прискакали братья Голохон и увезли ее домой к отцу, а вместе с ней прихватили и жен oбоиx братьев ненавистного им Тогто. Однако на одной из ночевок женщинам удалось бежать. Кое-как добрались они до своих юрт, а тут новая беда. Тогто и братьев убили сэгэнуты. Погоревали-погоревали молодые вдовы, да делать нечего, жить надо, да и время подошло разрешаться от бремени. Вскоре в юртах молодых женщин раздался громкий плач новорожденных сыновей. Одного из них назвали "Олзодо ерэhэн Олзон - найденный в пути Олзон", а другого - "Барил-гада ерэhэн Баендай - пойманный в пути Баендай". Не трудно догадаться, что один из них положил начало роду олзон, а другой - роду баендай. Сын Баендая Хонхо перебрался в Кудару, однако ему не повезло. Его прогнали отсюда буряты из рода шоно. Прослышал Хонхо, что в Хандале живут его родичи из олзонова рода и откочевал туда, да так и остался с ними, обретя наконец новую родину.

Когда стало неспокойно на речке Куде, где кочевали буряты рода олзон, один из них по имени Ахурча собрал скот, немудрящее свое имущество, детей и покинул улус, надеясь за Байкалом, в благодатной Кударе обрести покой и хорошие пастбища, а значит, и сытую, долгую жизнь. Семейство у Ахурчи было большое. Подросли дети, обзаводились семьями и уходили на поиски своего счастья. И стали они основателями Твороговского, Олзоевского, Бурского улусов. На этом можно было бы историю олзоновского родя и закончить, она мало чем отличается от других, если бы не один ее представитель, который положил начало бурятскому земледелию. У нас нет оснований утверждать, что во всей Кударинской степи, но в Хандале несомненно. Звали его Харха, и пришел он в Хандалу первым из своего рода. Как он жил, неизвестно, но человек он был, что называется, с головой и умел наблюдать, осмысливать и правильно оценивать впервые увиденное. Чем поразило его воображение вспаханное, засеянное и уродившее хлеб поле? Кто был его первым советчиком и учителем? Может быть, тот самый Иван Тимофеевич, о котором упоминается в столь лестных выражениях в родовом призыве предков олзонова рода? Все скрыто за длинной чередой прожитых лет. Но факт остается фактом, что именно Харха первый среди кударинских бурят вспахал землю и засеял ее зерном, взятом в Посольском монастыре.

Не просто было сделать этот шаг. И не только потому, что дело было новое, а потому, что религия и сородичи не хотели допустить такого кощунства. Однако наперекор всему Харха отважился перешагнуть через предрассудки и вспорол железным лемехом девственную, никем не тронутую землю. И за это потомки должны благодарить мудрого и дальновидного Харху. Он своей первой бороздой проложил путь бурят к земледелию, следовательно, нашел еще один источник существования для своих сородичей, особенно для бедноты.

Другим большим объединением кударинских бурят были чернорудские роды. Вызывало сомнение это чисто русское название. Но в книге Матвея Николаевича Мельхеева "Топонимика Бурятии" по этому поводу есть такие строчки: "В этой местности (имеется в виду Черноруд, село на острове Ольхон. - М. Л.) жили буряты "шестого шоно рода", т. е. буряты рода шоно - волк; в русских письменных документах - шонородские. Наименование Шонород (ские) исказили в Шернород (Чернород), а затем в Черноруд (ское)".

Буряты рода шоно перекочевывали из долины реки Лены небольшими группами, примерно с середины XVII века. И как пишет С. П. Балдаев, сначала в засушливые годы, чтобы найти корм скоту. Первым в Кудару из этого рода переехал некто Бубан со своим сыном Угтаем. Вначале они поселились в местности Дулан, а затем перекочевали туда, где ныне село Корсаково. За Бубаном потянулись другие. С устья далекой реки Анги, притока Лены, прикочевали братья Абагал, Найрай, Маран. Облюбовали место, поставили юрты и занялись охотой и рыбной ловлей. На удачливых братьев с завистью смотрели их соседи эвенки. Сколько времени так продолжалось, неизвестно, только не выдержали нервы у младших братьев, и они, собрав свои скудные пожитки и табуны, ушли от греха подальше на север. Абагал же остался в Кударе. Вскоре жена родила ему трех сыновей. С такой семьей нелегко трогаться с насиженного места.

Из улуса Ангинского со своими многочисленными родственниками перебрался в Кудару Абхан. Приискал там сухое, возвышенное место на берегу небольшой протоки - Хандалын дубуун - и положил начало будущим шести хандалинским улусам. Вскоре слава о кузнеце Абхане разнеслась по улусам и русским деревням. От заказов на его изделия не было отбоя. Так и жил Абхан, заваленный выше головы работой, почти не выходя из своей землянки-кузницы. В каждодневных трудах не заметил, как выросли сыновья, завели свои семьи и составили четыре эсэгэ  (ппдрода): бахадаев,  баторов,  алсханов,  монсонов.

Вокруг юрты Абхана появились другие дворы, а потом и целые улусы. И стал он основателем нового поселения и целой династии мастеров кузнечного дела, древнейшей и почитаемой в народе профессии.

В конце XVII века появился па восточном берегу Байкала Боршо Галтаев, от которого и начался род бура. Родственники Боршо расселились по всей Кударинской степи: и в Корсаково, и в Хаидале, и в Дологоновском улусе, а кое-кто откочевал на жительство в далекий Баргузин. Примерно в это же время пришел в Кудару Бишихан из рода сэгэн и поселился в устье Селенги откуда потомки его разъехались в улусы Хандалинскиий Большой и Малый Дуланские, Твороговский, в село Корсаково.

Первыми из рода хайтал в Кудару пришли буряты во главе с Элденом. Они долго бродили по степи выбирая места, и, наконец поставили свои юрты в местности Юhэн Сэлэнгэ, т.е. девяти рукавов Селенги. Но и здесь не всем им было по душе, и мало-помалу потомки их разъехались в улусы Энхалук, Березовка, Буров, Бага Арал, Дунда Арал. Представители родов галзут, Баха, балтай, зунгур и другие прикочевали в Кударинскую степь, расселились по улусам  Энхалук, Бурулус, Дологоновский и другие и образовали  один из четырех родов кударинских бурят - сборный. В результате переселений в Кударинской степной думе в середине XIX века имелось 29 улусов и село Корсаково.

Теперь, читатель, нам пора перейти ко времени, когда русские пришли в Забайкалье. Мы упоминали, что соприкосновение русских и бурят произошло в самом начале XVII века, а уж к середине его русские продвинулись в Забайкалье, и здесь появились их первые поселения. Особенностью заселения в середине XVII века восточного побережья Байкала и низовьев Селенги является то, что оно происходило одновременно и бурятами и русскими, хотя ко времени появления здесь русских уже жило немногочисленное население бурят и эвенков. Мы уже рассказали, как происходило переселение в Кударинскую степь четырех основных бурятских родов. Теперь попытаемся сделать то же в отношении появления здесь русского населения.

ПЕРВОПРОХОДЦЫ ЗА БАЙКАЛОМ

ПЕРВЫЕ сведения о русских поселениях в нашем районе "о государевом новом острожке" в устье реки Прорвы и о Мантуровом зимовье на речке Мантуриха сообщает сотник Петр Бекетов, который в октябре 1652 года переправился через Байкал и остановился на Посольском мысу. Отсюда в устье реки Селенги с целью разведки и выбора места для строительства нового острога он отправил пятидесятника Ивана Котельникова. Вернувшись через неделю, Котельников рассказал, что устье Селенги распадается на множество рукавов, к тому же для строительства острога нет леса. Бекетов решил зазимовать там, где высадился, и построил острог. В следующем году он доносил енисейскому воеводе Афанасию Пашкову о том, что посланники, которые ходили к Цыцен-хану, "пришли с тое государевой службы в новое государево зимовье на усть-Прорвы реки".

В другой отписке сообщается о том, что от Мантурова зимовья ходило посольство в Монголию и "шли по Мунгальской дороге через Камень (Хамар-Дабан.- М. Л.) пять дней". Эти сведения имеются в "Сборнике документов по истории Бурятии". Сколько просуществовали эти острожки, неизвестно, но, видимо, они служили долгое время тем, кто шел в Забайкалье, в Баргузин и далекую Нерчу. В острогах казаки и служилые люди зимовали в ожидании вскрытия Селенги, запасались мясом дичи и рыбой, строили дощаники и лодки, тесали весла, шили паруса и т. д.

Позднее интересные сведения о заселении низовьев реки Селенги оставил Николай Спафарий, который проезжал по Забайкалью, следуя в Китай в 1675 году. В книге "Сибирь и Китай" он писал: "На правой стороне (от впадення в Байкал реки Селенги. - М. Л.)... юрты братские, а ниже юрт немного - заимка Селенгинского казака... направо степь, в которой кочуют братские ясачные иноземцы, и оттуда идут места хлебородные, где могут многие пашенные люди жить, потому что и елани, и степи, и лес всякий есть".

После неудачных попыток завести земледелие в Баргузине, основным районом, где выращивали хлеб, стал бассейн реки Селенги. Здесь было теплее, чем в Баргузине, и места удобные для освоения под пашню. На нравом берегу Селенги раскинулась Кударинская степь, на левом - мелколесье, елани, степи. И как отмечает В. И. Шунков в монографии "Очерки по истории земледелия Сибири", "...главными земледельческими районами Забайкалья уже в XVII веке становится Кударинская степь и район Ильинской слободы на Селенге". Отсюда земледелие продвинулось к 80-м годам века на Амур и к устью Зеи. А к первой трети XVIII века низовья Селенги руками пашенных крестьян были превращены в крупный земледельческий район с многочисленным (по тому времени) населением. Об этом сообщает интересный документ, описанный Е. М. Залкиндом в "Трудах Бурятского комплексного научно-исследовательского института" за 1968 год. Называется он "Ведомость Селенгинского дистрикта о земельных делах...". В ней перечислены все существующие к 1740 году населенные пункты, начиная от Верхнеудинска вниз по Селенге до Байкала. Первыми названы Сотниковская, Посельсковая и Бурдуковская деревни с населением в 13 дворов, Ильинский острог (65 дворов), Покровская слобода (16 дворов), Юговская, Бе-ломоинская, Таловская, Мостовская, Таракановская деревни с населением в 33 двора. Ниже этих деревень была Архангельская слобода (29 дворов), затем Кударинская Благовещенская слобода, "от Архангельской слободы через Селенгу и чрез бор и чрез степь", в которой было 85 дворов. Бурлаковская деревня "стоит над рекой Чкрнухой". Этo, видимo нынешнее село Брянск. Затем Дунаевская деревня (8 дворов), современная Береговая, "за Селенгою рекою в Фофоновской деревне 6 дворов".

Ниже по Селенге "над Кабанкою речкою" Кабанский острог в 67 дворов, а "вверх по Кабаньей речке" была  Яланская деревня в 15 дворов. Ниже Кабанска по Селенге стояла Колесниковская слобода (25 дворов), Твороговская деревня (26 дворов), "да против тое деревни за Селенгой рекой деревня называемая Красный Яр" и около нее "в разных местах мелких деревень над рекою Селенгою и по посторонним речкам" 8 дворов. Таким образом, "Ведомость..." сообщает нам, что низовья Селенги не только были заселены служилыми, посадскими, пашенными крестьянами, разночинцами и другими сословиями общим количеством 281 человек, но и то, что имелось около 2000 десятин земли "распашной", т. е. пашни, 555 десятин ежегодно засевали рожью, а более 1300 десятин оставляли под пар "для перемены пашни". Следует отметить, что кроме пашенных крестьян землю имели служилые, посадские, дети боярские, и только разночинцы не имели земельных наделов.

Относительно возникновения и топонимики наших сел и поселков есть немало самых различных объяснений, которые в большинстве своем нельзя считать достоверными. В связи с этим хотелось бы сделать несколько общих замечаний. Во-первых, когда русские пришли в Забайкалье, здесь уже существовали названия местностей, рек, речек, озер, степей и т. д., и многие села получили названия по тем местам, где они возникли. М. Н. Мельхеев в своей монографии "Топонимика Бурятии" объясняет это тем, что поскольку слободы и остроги "имели общее для всех значение - управленческое, торговое, ремесленное, то и имели местное название". Русским так или иначе приходилось запоминать новые названия, а для коренного населения они оставались прежними. Таковы Кабанск, Сухая, Тимлюй, Харауз, названные по одноименном речкам. Дулан - теплый, дологоно - боярышник. Посольск назван по одноименному мысу, на котором был убит русский посол Заболоцкий и семь его спутников. Многие деревни, которые возникали вокруг острогов, назывались по имени основателей пашни. Таково происхождение названий сел Таракановка, Шергино, Инкино, Брянск, Дубинино, Пашино, Романово. По названиям родов поселенцев-бурят, которые пришли в низовья Селенги в середине XVII века, были поименованы улусы Адуновский, Ботоевский, Олзоновский, Хамнаевский и другие.

Особо хотелось бы остановиться на названии сел Творогово, Шигаево, Колесово. Возникновение и название этих населенных пунктов необоснованно связывают с участниками крестьянской войны 1773-1775 годов под предводительством Е. И. Пугачева, якобы сосланных в наши края царским правительством. Это явное заблуждение. А. П. Васильев в монографии "Забайкальские казаки" писал, что еще "в 1720 году в Западном Забайкалье существовали следующие населенные пункты: 3 слободы: Кударинская, Колесова, Архангельская; 7 деревень: Творогово, Оймурская, Яланская,  Юговская, Большерецкая (при Посольском монастыре), Темлюйская, Хилуцкая (обе при Селенгинском Троицком монастыре), 3 острога: Баргузинский, Кабанский, Ильинский; 2 города: Селенгинск и Удинск" Эти населенные пункты упоминаются также в "Ведомости Селенгинского дистрикта о земельных делах...", составленной около 1740 года. В ней названы все эти села. Следовательно, возникли они, по крайней мере, на 50 лет раньше, чем началась крестьянская война.

В письмах из Посольского монастыря епископ Вениамин упоминает Твороговскую степь и расположенные в устье Селенги по ее левому берегу Твороговские улусы. Так, он пишет: "Я приглашен был в ближайшее кочевье кударинских бурят селение Творогово в 30 верстах от Посольского монастыря..." Можно предположить, что нынешнее село Творогово получило название по местности, в которой со скотом кочевали буряты. Кстати, их улусы были и на островах реки Селенги - Солдатском, Козлином и Диком. А на правом  берегу Селенги ниже села Красный Яр и в семи верстах от Творогово находились улусы Собачий и Дологоновский и  селение Шустовское, состоявшее из четырех дворов новокрещеных бурят.

Колесниковская слобода, в которой жили пашенные крестьяне, упоминается в отписке приказчика Кабанского острога Максима Посельского за 1693 год. И никакого отношения к пугачевцам, как видим, не имеет.

Есть также версия относительно названия села Степной Дворец. Оно было якобы местом отдыха царских послов и для этого там имелась посольская изба, которую и назвали "дворцом". Это не больше чем фантазия. В действительности происхождение названия таково. В степи, за теперешним селом, пасли табуны и косили сено. Для скота делали временные загоны. К ним пристраивали жилье для работников, и все эти сооружения назывались "двором". Отсюда и пошли "степные дворы", ставшие со временем Степным Дворцом. Бывший игумен Посольского монастыря  Мелетей в своем  труде "Православие и устройство церковных дел в Даурии  (Забайкалье), Монголии и Китае в XVII и XVIII столетиях" прямо указывает на то, что вкладчик Посольского монастыря Григорий Афанасьевич Осколков, купец и дипломат, кроме денег "отдал монастырю во владение скотный двор, построенный им в 22 верстах (от Посольского монастыря - М.Л.), каковое строение потом называлось монастырским дворцом, (а ниже селение Степнодворецкое, Старое и Новое)". И, наконец, села и деревни, которые строились на монастырских землях, получали названия либо самих монастырей, либо православных праздников, либо святых. К примеру деревни Троицкая, Архангельская, Кудара Благовещенская и т. д.

Как появлялись новые населенные пункты, как они обзаводились хозяйством, как протекала жизнь новых поселенцев в Забайкалье и, в частности, в нашем районе, можно проследить на примере села Кабанск.

В 60-х годах XVII века в полуверсте от речки Кабаньей  появилась одноименная заимка. У старожилов Кабанска бытует такое предание. Русские из Баргузина по берегу Байкала пришли в Кударинскую степь. Места им понравились. Чтобы заселить их и освоить, надо было, прежде всего, позаботиться о безопасности. Тогда и решено было на левом берегу Селенги организовать сторожевой пост. Так появился казачий кордон, названный Кабаньим - одно из русских поселений в этих местах.

В самом деле расположение  Кабанска таково, что он охраняет подступы не только к Кударинской степи, но и немалый участок единственного тогда водного пути по Селенге на Амур. В документах 80-х годов XVII века упоминается казачья Кабанья заимка. До настоящего времени сохранились острова Солдатский и Казачий, названные так потому, что на них стояли сторожевые посты из солдат и казаков, и только в конце XVIII века после их ухода эти острова были захвачены крестьянами под сенокосы. Первые постройки Кабанска и его центр, где располагалась церковь, "мирская изба", "государевы магазейны" и базар, находились в районе нынешних улиц Партизанской и Красноармейской. С появлением сухопутной дороги на Посольск начала застраиваться улица Трактовая (Октябрьская). Только в конце XVIII века в связи с бурным развитием кяхтинского чайного торга интенсивно стали застраиваться другие улицы, центр села переместился в район теперешней центральной площади. Здесь, как грибы после дождя, появились лавки, чайные, магазины, кабаки.

За неимением других данных можно считать, что предание имеет в основе своей действительные факты, которые подтверждаются документами более позднего периода. Прежде всего, челобитной в Енисейскую приказную избу кабанских пашенных крестьян Фрола Курбатова с товарищами от 1677 года, в которой содержится просьба, "...чтоб им, пашенным крестьянам великого государя, под десятинную пашню, также и им под пашню ж и под сенные покосы, и под дворы, и под огороды, и под скотинный выпуск отвели земли". По этой челобитной им были отведены просимые земли и "учинены межи и грани". В 1699 году закрепление отведенных земель "Фролу Курбатову с товарищами" подтверждено "Грамотой" из Иркутской приказной избы. В записках Михаила Колесарева, возглавлявшего русское посольство в Монголию в 1679 году, упоминается в "устье Кабан-реки... деревня в четыре двора".

В отписках приказчиков за 1682 год сказано, что в Кабанске 7 дворов пашенных крестьян, а шесть лет спустя кроме них упоминаются служилые и промышленные люди. В отписке приказчика Кабанского острога за 1693 год говорится не только о построенном новом остроге, но и о Кабанской слободе. "Да в Кабанской слободе великих государей житничный онбар, где стоят... хлебные запасы Кабанской пахоты". С августа 1692 года Кабанск стал именоваться острогом. В это же время начинается и его строительство, руководил которым воевода Селенгинского острога Степан Казанец. На высоком берегу недалеко от протоки реки Селенги была выстроена новая деревянная крепость, почти равносторонний четырехугольник, обнесенный более чем двухсаженным частоколом из толстых лиственничных бревен, заостренных вверху.

Частокол соединяли четыре башни, расположенные по углам. Въехать в крепость можно было через западные ворота, имевшие вид двухэтажной башни. Первым этажом этого сооружения были собственно ворота из тесаных плах, второй имел вид жилого дома с бойницами вместо окон. В нем находились служилые люди и казаки во время несения караульной службы. На вооружении острога была "пушка медная весом... 21 пуд 5 гривенок на волоковом станке". Кроме пушки имелось "50 самопалов с ложи и 3 замками".

Первое, что видел за воротами приезжий, была небольшая деревянная церковь с приделом, срубленным одновременно с крепостью. Справа от въездных ворот стояла приказная или судная изба. Это был центр управления округой, приписанной к острогу. Здесь проверялись проезжие грамоты, регистрировались товары, предъявлялись документы об уплате пошлин, взымались налоги и подати. Рядом с приказной избой располагался постоялый двор и "великих государей житничный онбар", где хранились "хлебные запасы Кабанской пахоты". За церковью вдали от других строений располагался погреб, здесь хранился "зелейный припас":  порох, свинец,  ядра.

На берегу Селенги была срублена пристань для лодок, дощаников и других судов, которые останавливались здесь, следуя вверх и вниз по реке. Под стенами острога раскинулись избы и землянки служилых и посадских людей. С южной и западной сторон и вдоль Селенги были разбросаны заимки служилых людей и пашенных крестьян.

В окружении убогих землянок и слободских домишек новый только что срубленный острог выглядел нарядно и внушительно. Он придавал уверенность в безопасности населению, которое настойчиво вело хозяйственное освоение края.

Жизнь Кабанского острога и его обитателей строго регламентировалась Сибирским приказом, который в отписках" воеводам и приказчикам скрупулезно перечислял, чем они должны заниматься на местах. Кроме несения военной службы на первом плане стояла забота о возделывании "государевой пашни" и своевременном "исправлении" всем населением налогов и повинностей.

В XVII веке в основе обязательств перед государством была "государева пашня". Вначале она была как отдельное хозяйство, где все работы выполняли служилые люди. За работу они получали жалованье, и весь урожай шел в казну. Затем "государева пашня" стала частью крестьянской, семена для которой давала казна. Урожай с нее крестьяне сдавали в казну. Если собственная пашня крестьян оказывалась больше положенной на десятину государевой пашни, то с "залишенной пашни" крестьяне платили в казну каждый десятый сноп, т. е. одну десятую урожая.

В 1677 году государство повысило сбор с "залишенной пашни" и стало взымать каждый пятый сноп, так появилось название "пятинный хлеб", или "выдельной". С середины XVII века "государева пашня" теряет натуральную форму и превращается просто в одну пятую обязательного посева крестьянина. Поскольку пашня потеряла вид определенной запашки, платежи "пятинным, выдельным хлебом" заменили так называемым "отсыпным хлебом". Его количество устанавливалось по-разному, а с "залишенной пашни" крестьянин стал платить "оброчный хлеб". Он стал чем-то вроде арендной платы за использование "государевой земли".

В начале XVIII века забайкальские пашенные крестьяне были переведены с "выдельного" на "отсыпной хлеб", а спустя 38 лет сенат издал указ "О сборе оброка с сибирских крестьян вместо хлеба и пеньки деньгами"

Крестьяне Кабанского острога пахали "государеву десятинную пашню", несли хлебную и денежную повинность, исполняли различные натуральные отработки. К ним относятся дорожные работы, почтовая гоньба, перевозки каторжных и др. Только в почтовой гоньбе каждый крестьянин проводил по 8-9 недель в году. Если натуральную дорожную повинность перевести в денежную, она составляла для Верхнеудинского округа, в который входил Кабанск, 5 рублей 50 копеек "на каждого обязанного работою", т. е. превышала главную денежную подать - "подушную".

Денежные и натуральные повинности несли и посадские. Окладные сборы составлялись из годового посадского, лавочного, базарного, хлебного и покосного оброков, сумма каждого из них колебалась в зависимости от состояния плательщика.

Кроме организации хозяйственной жизни и сбора налогов, приказчики должны были регулировать общественную и личную жизнь населения острога. Они вели наблюдение за тем, чтобы люди "жили б меж себя бессорно", "пив и браг не варили, в зерна и карты, шахматы и лодыги не играли и были б в трезвости...", чтобы у них "воровских бунтов и кругов, и драк, и убийств, шатости и измены не было б".

Однако бунты случались, и нередко. Особенно богат примерами острой классовой борьбы XVII век. Самым крупным восстанием населения Забайкалья был взрыв народного возмущения в 1696 году. В нем приняли участие и кабанские служилые люди. Причины этого восстания, как и многих других, определялись социально-политическим строем крепостнического государства, основанном на самовластии царя и помещиков и бесправии угнетенных народных масс. Поводом обычно служили злоупотребления царской администрации. Многочисленные подати и повинности, постоянный недостаток хлеба, мизерное денежное жалованье, доставлялось нерегулярно и частями, злоупотребляли иркутского воеводы и приказчиков ставили слyжилых людей в трудное положение.

По приказу воеводы Афанасия Савелова приказчики гнали самогон, используя хлеб, предназначенный для жалованья служилым людям. В Кабанском и Ильинском острогах 25 человек занимались винокурением. Постоянным источником доходов воеводы было производство в чины и взятки. Кабанские казаки на допросе по долу о бунте показали, что, выдавая денежное жалованье за 1694 год, воевода "от тех окладов имал... по полуокладу с человека и больше". Так поступали и приказчики. Возмущение накапливалось постепенно и наконец прорвалось наружу. В феврале 1696 года население забайкальских острогов перестало подчиняться администрации, а в марте казаки грабили местных богатеев, убирали ненавистных приказчиков, не выполнили "указных памятей" и стали готовиться к походу на Иркутск. В Селенгинский острог собрались посланцы деревень и острогов "для государева дела" и там, по "донскому извычаю", посадили под знамя, т. е. избрали "своим руководителем пятидесятника Антона Березовского. Среди его помощников от кабанских казаков были Кузьма Кудреватых и Емельян Паникадильщиков.

С февраля до первой половины мая 1696 года стихийные, неорганизованные бунты в отдельных острогах перерастают в восстание. У восставших теперь уже есть руководство, четко определяется цель: получение "хлебного, денежного и соляного жалованья" и "изгнанье жестокого и жадного воеводы - Савелова". Для ее осуществления в середине мая казачья вольница, примерно в 200 человек, с оружием и знаменами, "будто к воинскому делу", отправилась на дощаниках в Иркутск. По пути к ним примыкали пашенные крестьяне и местное бурятское население.

В Иркутске Березовский с 30 представителями забайкальских острогов вручил воеводе Савелову требования восставших. В ожидании ответа восставшие ходили в город и пытались уговорить горожан изгнать ненавистного воеводу. Однако иркутяне их не поддержали. Воевода не замедлил этим воспользоваться и отказал удовлетворить требования восставших здесь, в Иркутске, а пообещал выдать "хлебное жалованье" в Вельском остроге. Воеводе было крайне необходимо удалить восставших подальше от Иркутска, чтобы выиграть время и принять какие-то меры для подавления восстания. Руководители восставших не поняли маневра воеводы и отправились вниз по Ангаре. В материалах по бунту, опубликованных в "Сборнике документов по истории Бурятии", сказано, что обозленные неудачей казаки, двигаясь по реке, в "Индийском и Вельском острогах и по заимкам всяких чинов жителей разоряли и животы их пограбили без остатку". В Вельском остроге восставшие взяли хлеб, который там был, а также "прибрав к себе на дощаники беглых полковых стрельцов и беглых холопей и ясырей с женами и с детьми и с животы, пришед в Иркутской... с ружьем к городу и к воеводскому двору... приступили". То есть восставшие на обратном пути вновь осадили город и стояли под его стенами семь дней. Все это время к ним ходили дети боярские, посланцы воеводы и пытались отговорить от убийств и поджогов города. Наконец восставшие оставили Иркутск и отправились за Байкал. Поход их продолжался более двух месяцев. И хотя цели восстания достигнуты не были, оно не прошло бесследно. В этом же году Савелов был лишен воеводства. До 1700 года царская администрация вела расследование о бунте и вынуждена была признать виновным воеводу. Несмотря на это, были и "главные по тому бунту заводчики повешены". Так расправился царь с руководителями восставших.

Участие и восстании служилых людей Кабанского oстрога-- одна из интересных страниц в истории Кабанскка, когда его население вместе со всеми забайкальцами, хотя и стихийно, выступило против произвола воеводы и приказчиков.

В XVIII веке Кабанск утратил характер военной крепости. Oб этом свидетельствует уменьшение военно-служилого населения. В 1722 году в нем проживало 20 казаков, а в 1725 году они уже не значились. В 80-х годах XVIII века Кабанск получил административное устройство но правилам городского управления, введенным еще при Петре I.

В начале XIX века Кабанский острог стал именоваться слободой, которая входила в Ильинскую волость. В 1884 году эта волость была разделена на Троицкую, Кабанскую, Кударинскую и Твороговскую. КабанCK стал волостным центром и был им до марта 1920 года. За 230 лет Кабанский острог, гарнизон которого вначале насчитывал два десятка служилых людей, превратился в крупный населенный пункт низовьев Селенги с населением около 2000 человек. В целом территория Кабанского и Прибайкальского районов была заселена (данные ревизии 1897 г. - М.Л.) следующим количеством людей: в Кабанской волости проживало 2869 так называемых "пашенных душ" обоего пола, в Кударинской волости - 6395 душ, в Посольской - 5034, в Троицкой-1451, в Турунтаевской (имеется в виду только деревня Сухая) - 96 душ, и 38 улусах Кударинской степной думы проживало 1425 душ бурятского населения обоего пола. Как видим, все наиболее удобные места в низовьях Селенги были заселены и общее количество населения превысило 20 тысяч человек.

Интенсивное заселение края ставило перед властями не только проблемы освоения его природных богатств, организации хозяйственной жизни и укрепления таким образом материальной основы новых поселенцев. Не менее остро стояли вопросы управления духовной жизнью. И хотя власти скрупулезно ее регламентировали, но люди без особого рвения выполняли их предписания. "Падение нравов" вызывало беспокойство и в церковных кругах, у блюстителей официального религиозного мировоззрения. Поэтому по настоянию патриарха всея Руси Иокима стали создавать базу для поддержания нравственности у пришлого русского населения и обращения в христианство коренного населения  Забайкалья.

22 февраля 1681 года царь Федор Алексеевич подписал указ о посылке за Байкал, на Селенгу-реку, духовной миссии. Задачей ей было определено "...призвание иноверных в лоно православной веры. Такожде для исправления заблудших во грехе душ россиян, да искоренения развратников святой веры Христовой". Местом выполнения этого наказа стали Ссленгински'й, Верхнеудинский, Баргузинский и Нерчинский округа Забайкалья. Как записал иеромонах Мисаил, настоятель вначале Троицкого, а затем Посольского монастырей, "прибыли мы (12 монахов во главе с игуменом Феодосием. - М.Л.) на сю сторону Байкала-моря, на Селенгу-реку и во имя пресвятые Троицы монастырь... основали". Утвердившись в новом Троицком монастыре, Феодосии отправил на Посольский мыс группу монахов. "Они занимались под наблюдением иеромонаха Макария устройством пустыни для обитания монахов на берегу Байкала..." Так появился в Забайкалье еще один, Посольский Спасо-Преображенокий монастырь, который был филиалом Троицкого Селенгинского до 1713 года.

Своей самостоятельностью Посольский монастырь обязан купцу и дипломату Григорию Афанасьевичу Осколкову, много сделавшему для развития торговли и установления дружеских отношений России с Китаем и Монголией. Впервые Осколков посетил Посольский Монастырь в 1699 году и застал там "только часовню святого Николая". В следующем году Осколков на свои средства пристроил к ней алтарь, превратил часовню в церковь. Затем были возведены кельи для монахов и дом для настоятеля. В 1706 году Осколков стал вкладчиком, т. е. отписал все свое имущество монастырю, и еще более ревностно стал его благоустраивать.

Надо заметить, что в первые годы духовная миссия больше занималась строительством и хозяйственными долами, чем пропагандой христианства. Причем правительство делало все, чтобы укрепить материально монастыри. Только начали монахи благоустраиваться, как в 1682 году последовал указ, по которому Посольскому монастырю были пожалованы покосы, пашни и "рыбные ловли на берегу Байкала и по речкам".

Затем в 1688 году ему отдали Тимлюйское урочище с заимкой казака Филиппа Черных, "с дворовым строением, мельницею, пашнями и покосами". В следующем году миссионерам из казны было выдано жалованье и пособие на исполнение церковных потребностей.

В 1704 году разрешили монахам вместо получения государева жалованья принимать и селить на пашне мольных людей, кто "похочет из ссыльных и гулящих". Но монастыри закрепощали таких людей и до указа правительства. В переписных книгах за 1690 год упоминаются крепостные поручные записи десяти человек, которые вступили "в пашенные монастырские крестьяне". Так что уже в это время "промышленные люди, вольные и гулящие, в том числе новокрещеные иноземцы", прикреплялись к монастырю в качестве крепостных. Монастырь давал им землю, инвентарь, скот, иногда жену из приведенных в христианство местных женщин, и новый монастырский крестьянин должен был пахать и сеять хлеб для монастыря и для себя. Принести в христианство местное бурятское население оказалось непростым делом. И чтобы облегчить труды миссионеров, было решено всем, кто примет христианство, давать земельный надел и селить отдельно от тех улусов, где они жили. Но и выдел земель проходил с большим трудом, так как владельцы земли не хотели ее отдавать. Игумен Посольского монастыря Мисаил писал, что выдел из общих бурятских земель идет "с неимоверною трудностью, потому что язычество с противодействием лам так еще сильно, что предписание начальства не действует". Видимо, не столько "противодействие лам", сколько отсутствие порядка в землепользовании было основной причиной. Кстати, он сам сообщает об атом, подчеркивая, что "все захватывают сильные и богатые, бедные и бессильные вечно в долгах".

Одним из сел, созданных "новокрещеными иноземцами", было Корсаково. В "Трудах православной миссии" сказано, что в 1868 году "начато на левом берегу реки Харауза новое селение через водвдрение тайши Якова Березовского и почетного инородца Николая Хамаганова, каковое селение предположено назвать "Корсаковским", в честь покровителя миссии генерал-лейтенанта Михаила Семеновича Корсакова". Десять лет спустя в новом селе было "кроме казенных заведений, миссионерского стана, думы, училища и общественных  магазинов, 35 дворов и 155 душ жителей".

По ходатайству генерал-губернатора Восточной Сибири М. С. Корсакова в 1866 году Посольскому монастырю было выделено еще 500 десятин земли и рыбные дачи на реке Селенге. Именно на это время, т. е. на XIX век, приходится новая волна активности миссионеров по приведению бурят в христианство. Причем для подкрепления и облегчения деятельности миссии были приняты самые разнообразные меры. Заметно увеличилось количество миссионеров в Забайкалье и в Кударинском ведомстве, в том числе в Посольском монастыре. Были построены новые церкви "недалеко от бурятских улусов Твороговской степи", в Степном Дворце, Шергино, на Часовенском острове, в Корсаково, в Дулане. Часовни в Посольске у пристани, на Преображенской ярмарке близ Чертовкино, в монастыре на месте гибели посла  Заболоцкого.

Одновременно со строительством культовых сооружений строили школы. Несмотря на активность миссионеров, ожидаемых результатов их деятельность не дала. И официальные церковные власти вынуждены были признать, что "обращение бурят к христианству с настоящего столетия (т.е. с XIX века. - М.Л.) не усилилось, а постепенно уменьшалось".

Не выполнила практически церковь и другую задачу - "исправление нравственности россиян". Одним из показателей этого были ежегодные исповеди и причастия у священника, которые забайкальское население выполняло без энтузиазма. Многие вообще предпочитали не ходить в церковь. Таких "небытчиков", как их называли тогда, особенно много было в Тимлюйской монастырской вотчине, о чем с беспокойством писал в Ильинское волостное правление священник Тимлюйской церкви и просил власти помочь понудить прихожан к "исполнению христианских обязанностей". К концу XIX века, когда монастырские земли перешли к государству, бывшие монастырские крестьяне резко ограничили число людей, которых они обычно посылали от общества на их обработку.

В ТРУДАХ, ЗАБОТАХ И БОРЬБЕ

В КОНЦЕ XVII века и в XVIII столетии складываются основные направления в хозяйственном освоении низовьев Селенги. Наличие удобных мест для пашни, богатые рыбные и лесные дачи, относительная удаленность от границы способствовали быстрому заселению и хозяйственному освоению края. Этот процесс опять же хорошо прослеживается на селе Кабанске. В 1682 году в Кабанске, кроме усадьб казаков и служилых людей, было всего семь дворов пашенных крестьян. Они занимались земледелием и огородничеством, разводили скот. Через семнадцать лет крестьянское население увеличилось до 18 дворов, а пашня равнялась примерно шести с четвертью десятинам "государевой пашни" и 25 десятинам собственной, крестьянской запашки. Землю крестьяне обрабатывали деревянными сохами и боронами, об этом они сообщали воеводе: "...а пашем мы на лошадишках своих сохами, а сошники куем и те сошники точим на всякий день, потому что земли твердые". Плохо обработанная земля давала низкие урожаи.

Примитивная техника, неизученность климата, почв, незнание сроков обработки земли, ограниченный набор зерновых культур тормозили развитие земледелия. Русскому крестьянину приходилось самому разрабатывать забайкальскую агротехнику, используя опыт тех мест, откуда он пришел. Несмотря на это, рост населения, занятого земледелием, продолжался и в XVIII веке. По "Ведомости Селенгинского дистрикта о земельных делах...", составленной около 1740 года, в Кабанском остроге значится 67 дворов. Население растет в основном за счет безземельных разночинцев. Эта категория "пришлых", пока не имевших ни земли, ни прочного положения в обществе, становится наемной рабочей силой. Количество хозяйств, обрабатывающих землю, выросло к этому времени вдвое за счет посадских и служилых. Царская администрация списала с "государева хлебного жалованья" служилых людей, заменив ого земельным наделом, хотя и не освободило их от несения караульной и другой службы. Общие размеры пашни к этому времени увеличились до 502 десятин, а посевы зерновых до 175, или в среднем по 4 десятины на двор.

Благоприятные возможности для развития земледелия создались в 70-е годы XVIII века, когда резко увеличилось население, занятое промыслами, и натуральные платежи были заменены подушной податью. С этого времени до начала XX века, хотя и медленно, но растет запашка, совершенствуются орудия труда и система земледелия, усиливается связь крестьянских хозяйств с рынком, идет перераспределение земли, процесс разложения феодальных отношений в деревне.

К концу XIX века в Кабанске, как и в других селах района, все старопахотные земли были переделены. На каждое хозяйство приходилось от 6 до 9 десятин пашни. Земли явно не хватало. Поэтому те, кто побогаче, расширяли запашку за счет расчисток из-под леса. Расчищенные земли поступали в полную собственность владельца сроком на сорок лет. В течение этого периода хозяин мог безраздельно пользоваться участком и даже отчуждать его своим однообщинникам. В Кабанске иногда новые земли делили до истечения сорока лет, но такие случаи  были очень редки.

Кроме освоения новых земель практиковалась аренда пашни у бедняков, которые не имели ни скота, ни орудий для ее обработки. В Кабанске было около 20 дворов безлошадных крестьян, что составляло примерно 11,5 процента от общего числа крестьянских хозяйств, и 8,6 процента хозяйств, не имевших пашни. Как безлошадные, так и безземельные крестьяне вынуждены были искать средства к существованию или на промыслах, или в хозяйствах кулаков.

К концу XIX века земледелие сделало серьезные успехи. Если в Забайкальской области в целом комиссия Куломзина отмечала господство залежно-паровой системы земледелия, то в "Кабанской, Кударинской и Троицкой волостях... система земледелия... почти паровая". В Кабанской волости "население... в отношении присельных пашен придерживается... почти правильного трех-четырехпольного севооборота, с назьменной пашни снимается два-три хлеба подряд, затем поле, по удобрении, но без обращения в залежь, вновь поступает под хлеб, высеянный на пару". Таким образом, в волости ежегодно удобрялось до 20 процентов пашни. Расширился набор зерновых культур, получил постоянную прописку картофель, поэтому процентное отношение отдельных культур ко всей площади посева распределялось так: озимой ржи сеяли 14 процентов, ярицы - 33,6, овса - 23,7, яровой пшеницы - 23,6, ячменя - около 5 процентов.

Больше стало усовершенствованных сельскохозяйственных орудий. К деревянной сохе прибавились "сабан" и "колесуха", двусошниковая соха, укрепленная на тележной оси, самодельные молотилки и веялки.

Это подняло производительность труда, улучшило обработку земли, повысило урожаи. Все же комиссия Куломзина отмечала, что даже "в урожайные годы население не может пропитаться, прибегая с масленицы или пасхи к покупному хлебу".

В эти же годы у кударинских бурят складывались такие же направления хозяйственной деятельности, что и у русских. В Центральном архиве Бурятской АССР хранится немало различных документов в делах Кударинской бурятской степной думы и Кудара-бурятского инородческого волостного правления, которые дают веские основания для такого вывода. Перечень круглогодичных работ, выполняемых бурятами, который приводит Б. П. Махатов в книге "Страницы из жизни бурят Кударинской степи", полностью совпадает с тем, чем занималось русское население, по крайней мере в XIX веке и позже, вплоть до Великой Октябрьской революции. В XVII веке буряты занимались преимущественно рыболовством, охотой, переработкой продукции своего хозяйства. Под воздействием русского населения буряты втягиваются в хлебопашество, промыслы, основным из которых был извоз.

К 1870 году в Кударинской степной думе числилось 27 домов и 1550 юрт, в которых проживало 4940 душ обоего пола. Причем 19 душ было оседлых и 4920 кочующих. С развитием земледелия буряты стали переходить на оседлый образ жизни. И действительно, в 1880 году кударинские буряты сеяли ярового хлеба 1310 десятин, а снимали урожай около 35 тысяч пудов зерна. Однако хлеба было далеко не достаточно "для пополнения недоимок и пропитания жителей". Каждую весну население вынуждено было просить у государства ссуду - семенного хлеба примерно на третью часть пашни. Поэтому росли недоимки. К указанному периоду буряты были должны казне хлеба около 50 тысяч пудов. Особенно выросла эта недоимка после известного землетрясения (1861 г.) и наводнений 1864, 1869 годов. От невыполнения повинностей накопилась денежная задолженность 8185 рублей, это почти по 2 рубля на душу населения и более чем по 10 пудов хлеба. Основная масса улусников сеяла до 1,5 десятины хлеба независимо от количества членов семьи. В "Ведомости о состоянии урожая 1872 года" дана характеристика бурятского земледелия в целом. В ней сказано: "Пахать начинают в последних числах марта, посев производится в апреле, сенокошение начинается в июне, жатва хлеба в августе и кончается в сентябре. Удобрения никакие не употребляются. Земледельческих машин и орудий, кроме обыкновенной сохи, не употребляется. Отдачи в аренду (видимо, пашни - М. Л.) не бывает, хозяйство ведется самими земледельцами и изредка отдается из половины", т. е, какую-то часть бедняки, у которых не было рабочего скота, сдавали в аренду. В "Ведомости..." приведены цены на рабочую силу. Среднегодовая оплата наемного рабочего мужчины равнялась 65 рублей в год и 30 рублей оплата труда женщины. Следовательно, как и в русских селениях, в улусах бурят происходили те же процессы расслоения крестьянского общества. Из него выделялись зажиточные элементы, которые эксплуатировали тех, кто не мог самостоятельно вести свое хозяйство.

К 1907 году в земледелии бурят мало что изменилось, хотя запашка выросла до 2284 десятины, или чуть больше 2 десятин на ревизскую душу. На 871 двор населения волости приходилось 1896 рабочих лошадей. Имелось также около 6 тысяч голов другого скота. В то же время вовсе не имел рабочего скота 21 двор, и "недостаточно" его было у 175 дворов. В общей сложности каждый пятый двор так или иначе испытывал трудности при ведении земледельческого хозяйства и вынужден был искать другие источники существования. Урожайность тоже не стала лучше. К примеру, СТОИМОСТЬ семян пшеницы на посев одной десятины шились 20 рублям 40 копейкам, а стоимость полученного урожая зерна - 24 рублям, стоимость ярицы - соответственно 12 рублям 40 копейкам и 25 рублям 25 копейкам. У нас нет сравнительных данных в целом по Кударинскому бурятскому ведомству, но есть материалы по его Дуланскому обществу за 1808 год. Так вот, в то  время, чтобы засеять десятину ярицы, надо было затратить семян на 9 рублей, а пшеницы на 17 рублей. Десятина давала зерна ярицы на 40 рублей, а пшеницы - на 48 рублей. В 1907 году семена подорожали примерно на 3 рубля, а отдача, т. е. урожайность в денежном выражении, резко снизилась: ярицы - на 14 рублей 75 копеек, пшеницы - на 24 рубля, т.е. вдвое. Следовательно, никакого увеличения урожайности за целое столетие не произошло, поскольку качественных улучшений в самом ведении сельского хозяйства не было. Поэтому хлеба не хватало ни для пропитания, ни на семена под урожай нового года. И общество вынуждено было просить ссуду и на то и на другое. В 1907 году такой ссуды было взято 7190 пудов 20 фунтов. Словом, бурятское земледелие не обеспечивало население хлебом, точно так же, как и русское земледелие.

Не только беднота, но и часть середняков не могла прокормиться собственным хлебом, и поэтому комиссия Куломзина установила, что в Кабанске 68 процентов населения наряду с земледелием занимается местным промыслом. Не меньшим было и число бурят, котоpыe искали заработок за пределами своего улуса.

Старейшим из промыслов было рыболовство. В ХVIII веке многие рыбные дачи Байкала находились в руках графа Шувалова. Недалеко от Кабанска образовалось "шатровое управление". Оно заведовало графскими "рыбными ловлями и промыслами тюленей, кожи и жир которых были предметом торговли с Китаем".

Нелегким был труд рыбака. Н. Ф. Попов в "Исторической справке о рыболовстве на озере Байкал", опубликованной в книге "Рыбы и рыбное хозяйство в бассейне озера Байкал", пишет, что в море выходили с неводами, когда "берега еще находились во власти льда". Бродили по пояс в холодной ледяной воде. После этого рыбак приходил на берег, где его ждал "сухой хлеб да кирпичный чай, даже рыба давалась не всегда". Жили на берегу в "корьевых балаганах", которые не защищали "ни от ветра, ни от дождя, ни от холода..." "Беднота еще в начале лова брала у хозяина все, что возможно взять вперед... в счет заработка", не думая о том, что придется получать осенью при расчете, а осенью получка сводилась к "трем - десяти рублям" за сезон.

Неравенство в артели, зависимость многих ее членов от башлыка, руководителя артели, конкуренция при аренде участков и на рынке вели к расслоению мелких товаропроизводителей. Одни из них обогащались, другие превращались в зависимых, попросту наемных рабочих, а название "артель" становилось формальной вывеской, под которой скрывалось обычное капиталистическое предприятие.

В 30-х годах XVIII века, когда был построен и даже отмечен верстовыми столбами сухопутный тракт по левому берегу Селенги до ее устья, Кабанский район стал связующим звеном между Кяхтой и Иркутском. По тракту двигались на запад и восток многочисленные обозы с китайским чаем, рыбой, пушниной, кожами, промышленными товарами, везли почту, беспрерывно шли "вольные пассажиры", переселенцы, каторжане, неслись на казенных лошадях курьеры и чиновники.

С постройкой тракта важнейшей статьей дохода населения стал извоз. В "Ведомости об извозной промышленности за 1844 год", которая хранится в делах Ильинского волостного правления в Центральном архиве  Бурятской АССР, отмечалось,  что "извозом  купеческиX кладей занимаются поселяне из всех селений Ильинской волости на тракте и вдали лежащих..." Например, из общего количества 36 459 пудов соли, перевезенной в Читу и Верхнеудинск от Байкала, 29 550 пудов вывезли крестьяне Ильинской волости. Только в Кабанске этим промыслом занималось более 23 процентов крестьян. Причем весь извоз в Кабанске, как и во всей  Ильинской волости, держали в своих руках бывшие крестьяне Фроловы, Хребтовы, Каргапольцевы, которые разбогатели на беспощадной эксплуатации своих односельчан. Один Фролов, ставший купцом II гильдии, снаряжал более 100 подвод. Его возчики доставляли товары в Кяхту, Читу, Баргузин, Иркутск. Улица, на которой стояли жилые дома Фролова, обширные дворы и конюшни, заезжие дома, склады и кабаки, называлась Караванной (ныне ул. Партизанская). Многие кабанские крестьяне и посадские батрачили у Фролова. Летом возчик, перевезя груз на одной лошади до Кяхты, мог заработать 5-10 рублей, а зимой - 3 - 8 рублей в один конец. Провоз одного места чая от Мысовой до Кяхты стоил от одного до полутора  рублей.  Если учесть, что в дороге надо было кормить лошадь, питаться самому, отвечать за сохранность груза, мерзнуть на морозе или мокнуть под дождем, ночевать где придется, то  эти  заработки не покажутся легкими. Нужды извоза были велики и разнообразны, и русское и бурятское население стремилось их полнее удовлетворить, получая таким образом новые статьи дохода и занятости.

В начале XVIII века отмечено возникновение "в местностях Кабанского и Ильинского острогов... кожевенных фабрик немалое число". В частности, в Кабанске кожевенными заводами  владели братья Эдельманы и Варфоломеев, пимокатной и войлочной фабриками и скотобойней - купец Давидович. Кожевенные заводы имелись в Кударе и Корсаково.

Функционировал в Кабанске мыловаренный и свечной завод кяхтинского купца Унжакова. На нем работало семь рабочих, а мастером был сам купец. В течение года завод выпускал 400 пудов жирового мыла и 700 штук сальных свечей, примерно на 4 тысячи рублей. Продукция этих заводов использовалась не только для удовлетворения местных потребностей, но и шла на продажу в Китай. Таким образом, в конце XVIII века местное сырье, хотя и в небольших количествах, перерабатывалось для удовлетворения потребностей рынка.

В Кабанске, на территории теперешних центральной площади, улиц Ленина и Кооперативной, находилось больше двух десятков лавок и специализированных магазинов, которые предлагали свои услуги не только кабанцам, но и жителям других сел. К началу XX века все промышленные предприятия и торговля в Кабанске и за его пределами была сосредоточена в руках крупных купцов Эдельманов и К0- На их предприятиях работало вместе с сезонными рабочими не менее 120-200 человек.

Рост торговли и грузоперевозок вызвал оживление судоходства на Байкале. Оно осуществлялось казенными и купеческими судами с 40-х годов XIX века. Однако байкальскому пароходству не везло с самого его возникновения. Как пишет Д. Стахеев в очерке "Байкал", опубликованном в книге "Живописная Россия", "...первый построенный в 1849 году пароход сгорел... второй в 1860 году потонул. Потом были построены еще два парохода, но пароходы для Селенги оказались большими, а для Байкала малыми и неудобными". Это привело к тому, что судоходство на Байкале постепенно сосредоточилось в руках крестьян Ильинской волости (до разделения ее в   1884 году. - М.Л.), которые перевозили в Забайкалье русские товары, соль, спирт, а оттуда везли китайский чай, леденцы, рыбу.  Судоходствo на Байкале и обслуживание зимнего почтового тракта и другие промыслы давали работу многочисленныM разорившимся крестьянам и бурятскому населению района. Кроме названных работ, которые давали заработок, русские и буряты выполняли различные государственные повинности, такие, как почтовая гоньба, содержание дорог, мостов, устройство гатей и т.п. Например, из Кударинского бурятского общества на исправлении тракта, устройстве гатей, строительстве мостов, на расчистке ледяной дороги по Байкалу, установлении вех на степных участках дороги было занято в 1870 году 384 человека с 214 лошадьми. На эти работы затратили 40 дней, а стоимость выполненных работ равнялась 9880 рублям. В расчете на душу населения таких повинностей выполнялось на 12,5 рубля в год.

За два с половиной столетия определились основные направления в хозяйственном развитии низовьев Селенги, был накоплен драгоценный опыт освоения края, произошли изменения в социальном составе населения.

Па борьбу с суровой забайкальской природой уходило много человеческих сил и времени. Поэтому бедна и однообразна была духовная жизнь населения. Мир ограничивался новостями своей улицы, села или улуса, изредка с попутной оказией доходили вести из других мест. Кабак и церковь были основными "культурными" центрами на протяжении столетий. Об этом неустанно заботились правительство и синод. Пожалуй, единственныM постоянным фактором, влияющим на духовную жизнь людей и их общественное сознание, было то, что через район пролегал транзитный путь "государственных преступников" в глубину каторжного Забайкалья. По нему прошли неистовый протопоп Аввакум, гетман Украины Демьян Многогрешный, ссыльные стрельцы, соратники Степана Разина и Емельяна Пугачева, декабристы и польские повстанцы, народники и герои первой русской революции.

В первой четверти XIX века в Забайкалье под усиленным конвоем привезли закованных и кандалы участников восстания 14 декабря 1825 года. Это были люди, влияние которых на общественно-политическую жизнь России и Сибири было особенное.

В 30-х годах после шестилетнего пребывании на каторге в Кабанск был переведен на вечное поселение декабрист Михаил Николаевич Глебов. Коллежский секретарь Глебов принял участие в декабрьском восстании на Сенатской площади в Петербурге. Иго обвиняли в том, что он принадлежал к "Северному обществу", что "знал о цели Тайного общества, хотя не вполне, и лично участвовал в мятеже, дававши деньги солдатам для покупки вина".

Это "преступление" было отнесено к 5-му разряду, за что полагалось 10 лет каторжных работ. В Кабанске Глебов прожил 19 лет. Впечатлительный, с мягким и слабым характером, Глебов не сумел найти общего языка с населением, а лишенный книг, общения с друзьями, тяжело переживал ссылку. Стремясь как-то вжиться в обстановку, он брался то за торговлю в мелочной лавке, то за землепашество, но из этого ничего не выходило. Сознание своего бессилия, тоска и одиночество привели к тому, что он начал пить. Декабрист Вадковский, навестивший его в Кабанске, писал Оболенскому: "На моих глазах он пропал и пропал безвозвратно. Я был у него в доме и скажу тебе откровенно, что из всех квартир, на которых мне пришлось останавливаться, я ни одной не встречал, которая бы не была и лучше и чище и удобнее его жилища. Срам и жалость, да и только". В 1851 году Глебов умер "от побоев и отравления". Виновниками в его смерти были унтер-офицер этапной команды Жуков и крестьянская дочь  Наталья  Юрьева.

В июле 1840 года после отбытия каторги в деревню Чертовкино (она находилась на берегу Селенги у села Шигаево. - М. Л.) прибыли декабристы М. А. и Н. А. Бестужевы. Здесь они прожили две недели. А затем были переведены в Посольское. Вначале Бестужевым определили место ссылки в Кургане. Но они пожелали жить вместе с их товарищем К П. Торсоном в Селенгинске и возбудили об этом ходатайство. До получения в конце сентября разрешения поселиться на жительство в Селенгинске они и находились здесь. "Это и было, - как пишет сам М.А. Бестужев, - причиною временного нашего помещения в Посольске". К сожалению, об этом факте из жизни декабристов мало известно.

Большое общественное звучание не только в Сибири и в России, но и в мире, вызвало восстание ссыльных поляков - участников революции 1863 года в королевстве Польском и Литве, по поводу которого А. И. Герцен написал: "Добивали, добивали Польшу... а она все жива... она восстала в Сибири - безнадежная, отчаянная, но все же предпочитающая смерть - рабству". В большом и обстоятельном исследовании П. П. Митиной "Во глубине сибирских руд", изданной в 1966 году к 100-летию восстания польских ссыльных на Кругобайкальском тракте, сказано, что восстание готовилось долго. Повстанческие комитеты были созданы в Енисейске, Канске, Иркутске, Усолье и в других местах обитания ссыльных поляков.

Восстание вначале мыслилось сразу в нескольких точках Сибири одновременно. Затем решено было ударить в набат на строительстве кругоморской дороги, потому что здесь была сосредоточена большая партия ссыльных, среди которых были наиболее активные силы.

Восстание планировали поднять в Култуке. Предполагали разоружить конвой, и, следуя по станциям, присоединять новые партии ссыльных. Затем осуществить марш на село Посольское, захватить склады с оружием и через Верхнеудинск уйти в Нерчинск. 24 июня 1866 года К. Арцимович - руководитель култукской партии ссыльных поляков осуществил первую часть плана и привел в Мурино из Култука отряд повстанцев в 130 человек. Отсюда сводный отряд под командой Ильяшевича двинулся в сторону Мысовой. Попутно разоружили конвойные команды, которые охраняли ссыльных, испортили телефонную линию, у Выдрино арестовали начальника строительства кругоморского тракта полковника Черняева. 26 июня Ильяшевич привел отряд, пополненный по пути следования многими ссыльными, к месту общего сбора на станции Мишиха. Здесь руководство восстанием должен был взять Н. Целинский, но он не проявил активности. В рядах повстанцев также не было единства. Прошел еще день. Несмотря на энергичные действия Г. Шарамовича, который возглавил восставших, время было упущено. 27 июня в село Посольское из Иркутска прибыл пароход с войсками, а со стороны Култука перекрыл выход в Тункинскую долину конный казачий полк. Третьей Забайкальской казачьей бригаде предписывалось закрыть выход беглецам на Верхнеудинск и Читу. 28 июня правительственные войска двинулись из Посольска к Мишихе. На полпути к станции Клюевка и встретились две противоборствующие силы в открытом бою. Восставшие не выдержали удара регулярных войск и частью рассеялись по тайге, частью сдались властям. Правительство жестоко расправилось с участниками восстания. Суд признал виновными более 400 человек. Пятеро руководителей были расстреляны, многие подвергнуты телесным наказаниям и определены в каторжные работы на длительные сроки. Наверное, было бы справедливо увековечить память польских революционеров возведением памятника на станции Мишиха и воздать их мужеству и героизму достойные почести.

Говоря о духовной жизни кабанцев до революции, особо хотелось бы остановиться на развитии культуры и просвещения в крае. Первая школа была открыта в 1861 году при Посольском монастыре. Вначале там обучались 11 мальчиков, затем их количество увеличилось до 40, были образованы две группы: старшая и младшая. Делалось это "с целью приготовления на служение миссии" грамотных людей из местного бурятского населения. В старшей группе изучали священную историю, пространный катехизис, арифметику, русскую грамматику, географию и русскую историю. В младшей группе обучали письму и чтению, краткой священной истории и краткому катехизису. В 1879 году при монастырской школе открыли отделение для девочек.

Преподаватели в школе были образованные люди. К примеру, священник Александр Бобровников написал первую монгольскую грамматику на русском языке. Алексей Норбоев, крещеный бурят, вел русский язык, географию и арифметику в старшей группе, и все предметы по программе за младшие классы. Из стен училища вышли Егор Очиров, Семен Хамуев, Иннокентий Попов, которые для продолжения образования были направлены в Иркутскую учительскую семинарию и после ее окончания работали учителями в школах миссии.

В 60-е годы XIX века школы были открыты также в Кабанске, Хандале, Дулане, Хараузе, Турунтаево, на Часовенском острове, в Корсаково, Кударе и Брянске. И хотя в них обучалось всего несколько десятков детей школьного возраста, все же это был первый луч света, пробившийся через тьму веков. Следует подчеркнуть также, что обучением были охвачены в основном мальчики и лишь несколько девочек. Так, в Брянской школе их обучалось 5,6 процента от общего количества школьников, в Турунтаевской - 10 процентов.

Исключительно плохой была материальная база школ, не хватало учителей, средств на содержание школ, приобретение учебников и наглядных пособий, на зарплату учителям. Кабанскую школу, к примеру, после ее открытия содержать было не на что, и первое время ее материально поддерживал купец Фролов, а затем она существовала на средства, собранные у населения. Но с 1885 года, когда Ильинская, Кударинская и Посольская волости отказались вносить свои паи на содержание школы, положение еще больше осложнилось. (Сама Кабанская волость могла покрыть только шестую часть потребного количества средств). В течение трех лет учителя не получали жалованья, школа не пополнялась наглядными пособиями и принадлежностями. Дровами она обеспечивалась за счет пожертвований населения, "мир" производил ремонт классных комнат, мебели, самого здания. И хотя население волости все это время настойчиво добивалось выделения средств от государства, только в 1900 году школа была принята Министерством просвещения на свой бюджет. Директор народных училищ Иркутской губернии после ревизии Забайкальской области доносил начальству: "Во всех училищах поражает крайний недостаток в учебных книгах и пособиях как для учащихся, так и для учащих". Нелегкой была жизнь и работа самих учителей. Причем такое положение было повсеместно и в Забайкалье, и у нас в районе. Поэтому так незначительны были успехи в деле просвещения народа. И все же усилия учителей-энтузиастов, таких, как Н. А. Красильников, К. И Капустин, Н. Н. Бурлаков, К. М. Пешковская, А. Д. Клюев, Д. И. Камынин, П. Е. Калашников, А. А. Попов не пропали даром. Они разбудили жажду знаний у молодежи, потребность нести просвещение в массы народа. И традиции эти сегодня продолжают и обогащают новые поколения учителей Кабанского района.

Спустя 50 лет после открытия школы в Кабанске начал функционировать Народный дом. Цель его определена в уставе как удовлетворение "народных и материально-культурных потребностей населения". Хотя дом и назывался "народным", но членами его могли быть только те, кто платил взнос от двух до 500 рублей. В составе его учредителей были священник, крестьянский начальник, пристав, судья, дворянка, начальник почтовой конторы, писари, учителя и зажиточные крестьяне, т. е. довольно ограниченный круг состоятельных людей. Хотя это было закрытое для широких масс учреждение и оно не сыграло большой роли в культурном просвещении народа, но все же до установления Советской власти это был единственный культурный очаг в районе.

Первая библиотека была открыта при Посольском монастыре, в ней было более 1000 томов различных книг. Здесь же функционировала лечебница с аптекой, мастерская для изготовления икон. Был даже своеобразный музей предметов ламского и шаманского культа.

Так обстояло дело с культурой и просвещением народа не только в нашем районе, но и во всем Забайкалье. Если в хозяйственном освоении края были достигнуты сравнительно большие результаты, то культурное просвещение и образование народа делало по существу лишь первые робкие шаги. Вся тяжесть этой проблемы досталась в наследство Советской власти, которая с присущей настойчивостью блестяще разрешила ее в числе многих других.

ОГНЕННЫЕ ГОДЫ

В ФЕВРАЛЕ 1901 года в одном из первых номеров газета "Искра" в корреспонденции "На пороге XX века" писала: "Россия далеко не так богата и далеко не так образованна, как западноевропейские страны. Но в ней общественное развитие не прошло бесследно для социализма, и в ней XIX век завещает ХХ-му драгоценное наследство: зародыш социал-демократической партии. Историческая обстановка несомненно очень благоприятна для быстрого развития этого зародыша". Автор не преувеличивал, характеризуя обстановку в России накануне первой русской революции как благоприятную для развития рабочего движения.

Для Сибири могучим ускорителем, которое оказало влияние на все стороны жизни, в том числе и на развитие рабочего движения, стало строительство Транссибирской железнодорожной магистрали. Оно было вызвано потребностями развития капитализма, распространением его на новой, еще плохо освоенной территории Сибири. Железная дорога приближала сибирский рынок к Центральной России, делала эксплуатацию края стабильной и более выгодной. Строительство железной дороги диктовалось и военно-политическими причинами, стремлением укрепиться на Дальнем Востоке и расширить там зону русского влияния.

Строительство дороги  началось в 1891 году и шло быстрыми темпами. Уже 16 августа 1898 года первый поезд пришел в Иркутск. Газета "Восточное обозрение" по этому поводу писала: "Роковой момент для Сибири настал! Старая Сибирь осталась позади, впереди перед нами встает что-то новое". Для  Сибири действительно началась новая страница истории. Гудки паровозов взорвали вековую ее тишину. На их зов ринулись тысячи людей. Здесь строились мастерские, депо, рудники и шахты, предприятия по переработке продуктов сельского хозяйства. Из Сибири в Европейскую Россию, на Запад и в Америку хлынул поток золота, потянулись составы с углем, свинцом, медью, солью, кожами, мясом. Жадная лапа капиталиста протянулась к богатствам Сибири, предвкушая крупные дивиденды на долгие годы. В 1900 году были построены участки дороги Иркутск - Байкал и Мысовая - Сретенск. Оставался самый сложный участок от станции Байкал до станции Мысовая, т. е. кругобайкальский участок. На нем предстояло произвести до одного миллиона кубометров земляных работ, сделать 800 кубометров выемок в каменном грунте на каждую версту пути, 24 800 кубометров каменной кладки в подпорных стенках. Причем все эти работы надо было произвести в глухой, малонаселенной местности. Пока шло строительство этого участка, грузы со станции Мысовая до станции Байкал переправлялись на ледокольных паромах "Байкал" и "Ангара". Грузоподъемность первого была 4200 тонн, что обеспечивало перевозку 25 вагонов и 300 пассажиров. Паром "Ангара" перевозил только пассажиров. Паромы преодолевали путь между станциями за 3,5 часа. На конечных станциях и в Танхое были построены молы, пристани, доки, подъездные пути, склады для обеспечения нормальной работы паромной переправы. Зимой от станции Байкал до станции Танхой по льду Байкала прокладывали железнодорожный путь, и лошади тянули по нему вагоны.

В книге "Восточно-Сибирская электрическая" есть воспоминание о ледовой дороге по Байкалу Василия Ионовича Федорова, уроженца села Посольское, который проработал на железной дороге 52 года. Он пишет: "Для выполнения этой работы мобилизовали крестьян из сел и деревень Забайкальской и Иркутской губерний. По рельсам, проложенным по льду от станции Байкал до Танхоя протяженностью 40 километров, грузовые вагоны передвигали лошадьми. Одновременно крестьяне перевозили строительные материалы, в основном цемент, со станции Байкал к строящимся тоннелям на кругобайкальском участке. В число мобилизованных крестьян попал и я, шестнадцатилетний юноша..." На строительство дороги шли многие крестьяне уезда, кто на временные, сезонные работы, а кто оставался там, становясь в ряды рабочего класса.

Трасса кругобайкальского участка была исключительно сложной. Прокладка велась по вырубленным в скалах террасам, возводились подпорные стенки над водами Байкала, мосты, 16 галерей, многие из которых на железобетонных колоннах. В скалах было пробито и построено 39 тоннелей. Несмотря на это, кругобайкальский участок железной дороги был завершен на год раньше запланированного срока. Поскольку пропускная способность и скорость движения поездов были небольшие, решено было сразу же начать прокладку второго пути. Она была завершена к 1913 году, а тоннели - лишь в 1918 году. Строительство железнодорожного пути в Сибири, и особенно участка вокруг Байкала, потребовали большого, изнурительного труда многих тысяч рабочих. Поскольку работы выполнялись в основном вручную, то и потребность в людях была огромной. Населенные пункты, где проходило строительство, удовлетворить его потребности не могли. Поэтому рабочих набирали где только можно ивезли в Сибирь.

Вдоль железнодорожной линии возникали новые поселки, станции, рос рабочий класс. Например, в "Путеводителе по Великой Сибирской железной дороге" сообщалось, что селение Мысовское до начала постройки железнодорожной линии имело "72 двора и 289 душ обоего пола". К 1900 году оно "расширилось, приняло вид бойкого торгового пункта, и число жителей его возросло до 5000 обоего пола,- почему предположено уже преобразование его в город". Как видим, население вдоль трассы новой железной дороги выросло более чем в десятки раз. И не только Мысовское, которое стало крупным узловым железнодорожным пунктом, где разместились локомотивное депо, кондукторский резерв, путевое хозяйство, склад топлива, служба сигнализации и связи и другие учреждения, связанные с обслуживанием железной дороги. Резко увеличилось население станции Танхой, где в доках, мастерских по ремонту вагонов, на пристани, в окладах и на железнодорожном пути работало 300 рабочих, а на угольных копях Танхоя трудилось более 400 угледобытчиков. Население выросло и на таких небольших станциях, как Выдрино, Кедровая, Тимлюй, Селенга. Можно сказать с полным основанием, что строительство и обслуживание железной дороги сформировало рабочий класс, а станции Мысовая и Танхой стали опорными пунктами революционного движения в нашем крае.

Тяжело жилось рабочим. Каждодневный физический труд по 12-15 часов. Лопата, кайла, тачка - основной инструмент рабочего - к концу смены так выматывали людей, что они едва добирались до места ночлега. Примитивные, временные бараки, скудное питание, болезни, казнокрадство подрядчиков и чиновников - все это свидетельство бедственного положения рабочих, в то время как эксплуататоры их труда процветали. Газета "Искра" в корреспонденции "На Великой Сибирской магистрали" сообщала: "Каковы доходы господ построечных воротил, видно хотя бы из того факта, что такие мелкие сошки, как счетоводы, получающие менее 100 рублей месячного жалованья, разъезжают во время постройки на рысаках, проигрывают свыше нескольких тысяч в один вечер в карты". Сколько безымянных могил строителей Великой Сибирской железной дороги разбросано по ее обочинам, в распадках и на станционных кладбищах! И очень жаль, что никто пока не занялся глубоким исследованием и описанием строительства самого трудного ее участка вокруг Байкала.

С появлением рабочего класса стали возникать и его первые политические организации. Газета "Искра" в хронике рабочего движения за 1902 год писала: "Волна рабочего движения перекинулась вместе с железной дорогой через Урал и разлилась по необъятной Сибири... Слишком уж необычная это вещь; вдали от культурных центров, в глуши Сибири, в горах Забайкалья слышится революционная песня, печатаются и распространяются  прокламации, шевелится рабочий..."

В связи с началом войны России с Японией на Забайкальской железной дороге был создан "Союз рабочих Забайкалья", который работал под руководством большевиков И. В. Бабушкина, А. А. Костюшко-Валюжанича, В. К. Курчатовского. В нем состояло более 100 рабочих железной дороги Читы, Хилка, Верхнеудинска, Мысовой.

Одной из первых социал-демократических организаций в Кабанском районе стала Мысовская, возглавлял которую машинист паровоза большевик И. С. Якутов. А., после его отъезда в Иркутск активную работу вели Иннокентий Арнаутов, Борис Гольцман, фельдшерица Партачевская. "Члены этой группы, - отмечено в "Очерках истории Бурятской организации КПСС", - разъясняли рабочим значение стачечной борьбы в центре страны, распространяли работу В. И. Ленина "С чего начать?", воззвание Организационного комитета по созыву II съезда РСДРП, а также воззвание "К офицерам", опубликованное на страницах "Искры", издания Иркутского комитета. Группа имела свою типографию, печатала и распространяла листовки, вела агитацию среди населения, организовывала митинги и демонстрации. К 1906 году в ней состояло около 40 человек. Ее активность значительно возросла в период русско-японской  войны и революции 1905 года".

Еще в декабре 1904 года железнодорожники станции Мысовая на собрании выступили в поддержку требований рабочих Красноярска, Иркутска, Верхнеудинска об улучшении их материального положения. В феврале - марте 1905 года по призыву социал-демократической группы бастовали рабочие многих подразделений узла станции Мысовая. В мае 1905 года на собрании железнодорожных рабочих Мысовой была принята резолюция о прекращении войны с Японией, изданная затем Иркутским комитетом РСДРП в виде листовки. В ней говорилось: "Мы, рабочие г. Мысовска, собравшись вместе, решили, что нужно положить конец кровопролитной войне, которую ведет наше правительство не в интересах русского народа, а в интересах небольшой кучки народных угнетателей - Безобразова, Алексеева и других высокопоставленных лиц, имевших на Дальнем Востоке лесные дачи и рудники. Далее. Мы пришли к заключению, что наше правительство начало эту войну еще потому, что оно надеялось, что русские люди забудут все подлости этого правительства, что они дружно пойдут на защиту родины... Но нет!

Рабочих обмануть было бы трудно, и как рабочие Петербурга, Москвы и других городов требовали прекращения войны, так и мы, мысовские рабочие, требуем прекращения ненужной войны и выражаем согласие поддержать стачку на линии Сибирской, Кругобайкальской и Забайкальской железных дорог... Мы решили: нами управляет не царь - отец народа, но царь - вампир, который вместе с чиновниками и капиталистами выжимают все соки из рабочих. Долой самодержавие! Мы требуем учредительного собрания!" Эта резолюция железнодорожников была поддержана на городском митинге, несмотря на то, что на Забайкальской дороге было объявлено военное положение и участникам "сходок и сборищ" грозило трехмесячное тюремное заключение или штраф до 3000 рублей.

Активность социал-демократической группы росла. Она расширяла агитацию среди рабочих на станциях, используя для этой цели митинги, собрания, сходки, распространение печатных материалов. В августе 1905 года прокурор Читинского окружного суда доносил прокурору Иркутской судебной палаты о том, что в лесу в пяти километрах от Мысовска "в пустой землянке случайно найден типографский станок, шрифт и 48 прокламаций противоправительственного содержания". По сообщению жандармского ротмистра Балабанова, в это время "Мысовск проявил себя довольно резко в политическом движении". В городе работал комитет из представителей профсоюзов и политических партий под председательством доктора Родионова, позднее арестованного Меллер-Закомельским. В Мысовске не однажды проводились демонстрации под красными флагами и с пением революционных песен. Комитет организовал рабочую дружину, для вооружения которой привез из Читы 200 винтовок, ввел восьмичасовой рабочий день и совершенно устранил влияние начальника станции на управление железнодорожными службами.

Подобный комитет существовал также в Танхое, который фактически был "временным правительством" и осуществлял всю полноту власти в поселке, на станции, в порту. Комитет общественных организаций работал и на станции Селенга. Впервые в районе политические организации рабочего класса показали населению свою активность и действенность мероприятий, которые они проводили, защищая интересы трудящихся.

Оживленная политическая работа среди железнодорожных рабочих и в поселках оказала влияние и на крестьянское население уезда. В декабре 1905 года в Кабанске и Кударе сходы вынесли решения о передаче кабинетских земель в собственность крестьян. За ними с аналогичными требваниями в отношении монастырских земель выступили крестьяне Турунтаево и Троицка.

О прирезке земли из государственных фондов записали в решении схода представители кудара-бурятского общества. Крестьяне Тресково, Брянска, Творогово высказались за изъятие у монастырей рыбных дач, а кабанцы и кударинцы, не ограничиваясь приговором о том, что все земли и леса, принадлежащие "кабинету его Величества" являются собственностью крестьян, установили свой порядок пользования и охраны лесов, заменив правительственных чиновников и стражников своими. Однако эти выступления фактически были разрозненными проявлениями недовольства общим положением дел в сельском хозяйстве, которое еще более ухудшилось с началом войны с Японией. Царское правительство перешло к решительным мерам по подавлению рабочих и крестьянских выступлений. Повсеместно действия властей сопровождались невиданными жестокостями и издевательствами. Чтобы "преподать урок" населению, по Забайкалью двинулась карательная экспедиция Меллер-Закомельского. Хотя волна революционных выступлений шла на убыль, царские палачи хватали виноватых и невинных, пороли, вешали, расстреливали, увольняли с работы.

Без разбирательства и суда Меллер-Закомельский на станции Мысовая расстрелял выдающегося революционера И. В. Бабушкина, а с ним телеграфистов Клюшникова, Савина, Ермолаева, Бялых. Еще на подходе поезда к Мысовой из штаба Меллер-Закомельского в Петербург была послана телеграмма: "До Мысовой заметно влияние стачечного революционного комитета, хотя до Мысовой произведены аресты и отобрание оружия..." На Мысовую поезд карателей пришел ночью. Солдаты оцепили станцию, закрыли стрелки, телеграф занял со своими людьми Марцинкевич, чиновник по особым поручениям. Три дня каратели стояли на станции. Одни осматривали поезда и арестовывали всех подозрительных, другие наводили порядок в городе. По доносу бывшего каторжника, отбывшего срок за убийство, был произведен обыск у председателя "Смешанного комитета" доктора Родионова. При обыске нашли прокламации, нелегальные издания и забастовочные телеграммы. Вместе с ним была арестована фельдшерица, у которой обнаружили адреса. По ним дали подложные телеграммы, вызывая адресатов в Мысовую. На третий день по одной из них приехал некто Земцов. И хотя он спрыгнул с поезда, не доезжая станции, был замечен Марцинкевичем и выдан патрулю, который его арестовал.

Начальнику Забайкальской железной дороги за подписью Меллера шли телеграммы: "Считаю нужным, чтобы начальник разъезда Боярский был немедленно уволен от службы, как позволивший себе запрашивать стачечный комитет о разрешении представить на проверку телеграфные ленты". "Нахожу необходимым уволить от службы фельдшерицу Мысовой Паргачевскую". "Комендант станции Мысовая капитан Костромитинов все время болен, его помощник отсутствует. Немедленно удалить их от должности и от службы". Уволены от службы начальник и его помощник на станции Селена. Заметьте, читатель, расправа ведется со всеми, кто совершил хоть какой-то проступок, независимо от его тяжести. И телеграммы Меллера - не просьбы к начальнику дороги, а скорее сообщения для сведения. В Мысовой Марцинкевич арестовал 15 телеграфистов "за участие в забастовках". 9 слесарей депо станции арестованы ротмистром Татариновым "за учреждение ими тайного комитета". Он же арестовал двух торговцев. Мысовска за "найденные прокламации". Кроме них арестовано 7 человек "за внушения рабочим против правительства". Все заключенные отправлены в Иркутскую губернскую тюрьму без всякого разбирательства на месте. Добавим, что в Селенге тоже были арестованы 24 человека: машинисты, слесари, путейские рабочие, кондукторы и стрелочники. Так же, как товарищи из Мысовой, они отправлены в тюремный замок.

На другой день после приезда в сопровождении огромной свиты Меллер совершил прогулку по Мысовой в поисках позиции для установления артиллерии. Кстати, его усиленно отговаривали не применять артиллерию, "дабы не давать пищу толкам". Против кого хотел Меллер в городе и на станции Мысовая применять пушки, останется тайной, но факт есть факт, он их непременно применил бы, не задумываясь, как расстрелял без суда и следствия И. В. Бабушкина и его товарищей.

Между тем в городе гремели выстрелы, подчиненные барона рыскали по домам, производя аресты и обыски. Искали не столько революционеров и доказательства их деятельности, сколько под этим предлогом грабили жителей. Ворвались, например, в квартиру кондуктора, подняли с постели ударом револьвера по голове, забрали часы, 25 рублей и ушли. Другие остановили на улице кассира станции и отобрали у него часы. Третьи в лавке взяли вино и так далее.

Несмотря на аресты, обыски, облавы, наказание нагайками, расстрелы, барон трусил. График движения его поезда держали в секрете. Впереди состава следовал специальный паровоз с двумя вагонами, который осматривал путь. Все поезда, прибывающие на станцию, где стоял его состав, оцепляло охранение еще у входных стрелок. В таком сопровождении они стояли, а затем отправлялись со станции. На остановках поезда тщательно осматривали, проверяли документы и всех подозрительных арестовывали.

Подручный царя Меллер вершил "правый суд". Он с рвением исполнял инструкции, о которых сам Николай II сообщал в письме жене: "...поручено восстановись порядок на станциях и в городах, хватать всех бунтовщиков и наказывать их, не стесняясь строгостью". И Меллер хватал, наказывал, расстреливал.

О ЧЕМ ЗДЕСЬ рассказано, уважаемый читатель, лишь малая толика того, что происходило в жизни. Страница о возникновении рабочего движения в районе и его политических организаций, о тех, кто стоял у истоков движения, остается пока недописанной, потому что вопрос этот слабо исследован. И вот теперь, как нам кажется, самое время сделать одно отступление и рассказать о человеке, который много сделал, чтобы восстановить события январской ночи 1906 года в Мысовой, где трагически оборвалась жизнь соратника В. И. Ленина Ивана Васильевича Бабушкина. Речь идет об Александре Михайловне Шеиной. Благодаря ее неутомимым поискам, упорству и настойчивости, скрупулезно, буквально по крупицам, собран, обработан богатейший материал о первой русской революции, ее активном участнике И. В. Бабушкине и открыт музей. Александра Михайловна - старший научный сотрудник этого музея. Как он создавался, об этом, нам кажется, лучше всего послушать ее самое.

"В школе № 36 родилась мысль создать хотя бы небольшой уголок, где можно было бы разместить материалы о жизни и деятельности Бабушкина. С осени 1965 года начал свою работу кружок следопытов. В поиск материалов включилась вся школа. Собирали по крупицам. Ребята приносили газеты, книги, фотографии. Несколько редких снимков получили из Музея революции СССР. К январю 1966 года, к 60-летию со дня гибели И. В. Бабушкина, открыли в школе уголок. Все наши экспонаты уместились на ученическом столе.

Нашей работой заинтересовался исполком горсовета, в частности его председатель В. Л. Шапов. На одном из заседаний 13 января 1966 года исполком принял решение "Об организации музея И. В. Бабушкина при восьмилетней школе № 36", т. е. нас узаконили официально. Однажды кто-то из ребят принес в школу документальную повесть ленинградского писателя Г. И. Мишкевича "И. В. Бабушкин". Мы написали автору о своих заботах. Он быстро откликнулся, завязалась переписка. Мишкевич нам дал не только много полезных советов, но и адреса, где можно найти фотографии и документы, имеющие отношение к И. В. Бабушкину. Начиная с 1966 года, на протяжении многих лет, пока собирали материал и создавали музей, Г. И. Мишкевич оказывал нам постоянную помощь.

Часть документов мы получили в результате переписки с музеями и архивами страны, но львиную долю мы "выездили", т. е. группа следопытов вместе со мной побывала в музеях Читы, Иркутска, Вологды, Москвы, Ленинграда, Киева, Днепропетровска. Каждая поездка обогащала нас новыми материалами о И. В. Бабушкине. Музей наш рос. В 1968 году ему было присвоено звание "народный". В 1970 году работу музея проверяли работники Государственного исторического музея г. Москвы. Они пришли к выводу, что на собранных материалах вполне можно создать государственный музей. Мне предоставили месячную научную командировку для работы в архивах Москвы и Ленинграда. По возвращении с помощью председателя горсовета В. Л. Шапова был подобран дом, который приспособили под музей. Составили тематико-экспозиционный план. В течение 1971-1972 годов группа бурятских художников под руководством тогда заслуженного, теперь народного художника РСФСР Д. Д. Дугарова оформила музей. Совет Министров Бурятской АССР решением № 31 от 26 января 1972 года определил музей в городе Бабушкине как филиал Республиканского краеведческого музея имени М. Н. Хангалова. В январе 1973 года к 100-летию со дня рождения И. В. Бабушкина музей был открыт в новом качестве, то есть отделился от школы, хотя при музее продолжали заниматься юные экскурсоводы, которые интересно и содержательно рассказывают посетителям о героической жизни большевика-ленинца.

В течение всех этих лет сбор материалов продолжался. Возникла необходимость изменить экспозицию музея, включив в нее новые материалы. К 110-летию со дня рождения И. В. Бабушкина московские художники реэкспонировали музей.

За время существования музей посетило свыше ста тысяч человек, в среднем около десяти тысяч человек в год. Основные посетители музея - школьники и туристы, отдыхающие на Байкале. Кроме работы с посетителями, в музее читаются лекции, проводятся пионерские сборы, комсомольские собрания, ленинские зачеты, уроки мужества, встречи с ветеранами войны и труда".

Экспозиция музея, созданного стараниями энтузиаста А. М. Шеиной и ее многочисленных помощников, раскрывает гигантскую работу В. И. Ленина, большевиков по созданию революционной партии в России, повествует об огромной работе ее в годы первой русской революции, в том числе и у нас, в Забайкалье. Экспозиция музея наиболее последовательно и документально точно показывает процесс формирования Ивана Васильевича Бабушкина как революционера, большевика, соратника В. И. Ленина, до конца выполнившего свой долг перед партией и народом. В музее бережно собраны документы, раскрывающие деятельность И. В. Бабушкина в Иркутске и Чите в период первой русской революции, где он был одним из вожаков восставших рабочих, солдат и крестьян, восстанавливающие подробности его трагической гибели на станции Мысовая.

***

А ТЕПЕРЬ вернемся к тому времени, когда была подавлена революция 1905 года и кровавый палач Меллер-Закомельский завершил свое гнусное дело. Цели своей - запугать народ, царизм не добился. Дела и традиции революционных дней были живы и хранились в памяти народа. Продолжали действовать и члены социал-демократических организаций. Вскоре они получили новое пополнение.

С 1910 года в район стали прибывать политические ссыльные, участники революции 1905 года, которые отбывали каторжные работы на Нерчинских рудниках. Через два года их стало около сотни. В Кабанской волости проживало 5 ссыльных, в Посольской -30, в Кударинской - 25 и т. д. Среди ссыльных были представители РСДРП и других политических партий России. Здесь отбывали ссылку депутаты II Государственной думы, профессиональные революционеры В. М. Серов, А. П. Вагжанов, В. А. Чащин, Е. А. Петров, активные участники революции 1905 года П. А. Бризон, И. И. Бобров, Р. И. Малецкий, А. К. Плис, Ф. С. Петров, Г. И. Падзик, С. А. Пернсон и другие. Как писал А. К. Плис, в районе проживало 11 членов РСДРП, из них 7 большевиков и 4 меньшевика.

Появление "политических" в селах района вызвало к ним повышенный интерес населения. Сами ссыльные охотно общались с людьми и рассказывали им о жизни в России, о революции 1905 года, ее целях, о жестокой расправе с участниками революции царского правительства. Душой политической колонии в районе был Василий Матвеевич Серов. Он поддерживал связь с центром России, получал нелегальные партийные издания, вел переписку с товарищами по партии, она давала свежий материал для агитации среди населения.

Постепенно в Кабанске, Кударе и других селах и станциях вокруг большевиков стали организовываться группы крестьян и рабочих, которые разделяли их взгляды. В частности, к 1914 году стараниями В. М. Серова, А. К. Плиса, Ф. С. Петрова и других ссыльных была подготовлена группа крестьян и учителей, которая разделяла взгляды социал-демократов. Даже встал вопрос о создании партийной организации, но осуществить это мероприятие не удалось, потому что с началом войны с Германией многие из тех, кто должен был войти в нее, ушли на фронт.

В марте 1917 года до берегов Байкала докатилась весть о Февральской революции в России. Всеобщая радость, которую вселила она в души людей, отодвинула на время все прежние заботы, вызвала в народе всеобщую политическую активность, которая проявлялась не только в выборах местных властей, но и в поддержке Временного правительства как материальными средствами, так и политическими резолюциями, о чем свидетельствуют многочисленные документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве Бурятской АССР. Это происходило потому, что влияние эсеров в деревне было все еще преобладающим. Местная буржуазия всемерно поддерживала их и делала все возможное, чтобы удержать свое влияние в среде крестьянства, особенно крестьянства беднейшего. На собраниях и митингах население избирало комитеты общественных организаций и исполкомы Советов, причем в большинстве сел Кудара-Бурятской, Посольской, Твороговской, Турунтаевской, Троицкой, Мысовской и Кабанской волостей были избраны комитеты общественных организаций, куда входили представители всех классов, политических партий и социальных групп. И только в Кударе, где было сильно влияние большевистски настроенной группы политических ссыльных во главе с А. К. Плис, был избран исполком Совета из представителей трудящихся.

Кое-где крестьяне сделали попытку на практике осуществить декларации Временного правительства. На съезде в Кударе было вынесено постановление об изъятии земельных и сенокосных угодий, принадлежащих монастырю, об отмене аренды рыбных дач на Байкале. Совет, во главе которого стоял А. К. Плис, так решительно проводил в жизнь постановление съезда, что комиссар Временного правительства потребовал от председателя Верхнеудинского Совета В. М. Серова "обуздать самоуправство и беззаконие, проводимое в Кударе".

Под воздействием Кударинского Совета активизировались крестьяне других сел уезда. В конце мая 1917 года Таракановский сельский комитет постановил считать отошедшими в пользу Таракановского земельного общества все земли и угодья Посольского Знаменского монастыря.

Весной, вопреки запретам Временного правительства, самовольно приступили к разделу пашни и сенокосов, принадлежавших монастырям и церкви, крестьяне сел Красный Яр, Тимлюй, Елань, Закалтус, Творогово, Шигаево, Степной Дворец.

Еще более решительно, а главное более результативно действовали рабочие заводов Кабанска. 4 мая 1917 года состоялось общее собрание профсоюза кожевенных рабочих Кабанска, которое потребовало увеличения зарплаты поденным рабочим при кожевенных заводах на 50 процентов. Не ограничиваясь этим, профсоюз кожевников организовал помощь нуждающимся членам союза во время их болезни, учредил бюро труда для облегчения трудоустройства членов профсоюза, вынес специальное постановление, в котором указывалось, что капиталисты не вправе уволить кого-либо без предупреждения об этом за две недели и без уважительных причин. Профсоюзы на предприятиях организовали комитеты рабочего контроля и провели другие мероприятия, которые облегчали условия труда рабочих и ставили взаимоотношения с хозяевами на более прочную и независимую основу.

Подобные действия профсоюзов, ограничение паев башлыков на рыбных промыслах, подоходный налог на содержание управленческого аппарата и школ, раздел сенокосов по душам, а не по количеству скота, введение твердых цен на продовольствие, которое провели исполкомы Советов и комитеты общественных организаций, озлобили зажиточную часть крестьян, заводчиков, владельцев магазинов и лавок. Их ответные действия стали более решительными. Усилилась антисоветская агитация, поползли слухи о приближении конца света из Посольского монастыря. Активизировали свою деятельность эсеры. Все это создавало обстановку неуверенности и не только не проясняло истинного положения дел, но, наоборот, затемняло смысл все более утверждающегося в жизни страны двоевластия. Причем ни буржуазия, стоящая у власти, ни меньшевики и эсеры, преобладающие в Советах, не могли и не хотели решать основные задачи революции. Чувствуя поддержку властей, зажиточные слои населения не церемонились, пресекая всякие попытки бедноты ущемить их интересы.

Обстановка в Кабанском уезде, как и в стране в целом, постепенно накалялась. В это время здесь еще не было оформленной партийной организации, хотя были большевики, к которым примыкали крестьяне и учителя, разделявшие их взгляды. В обострившейся обстановке большевики делали все, чтобы претворить в жизнь установки партии на перерастание буржуазно-демократической революции в  социалистическую путем осуществления лозунга "Вся власть Советам", выдвинутого В.И. Лениным в Апрельских тезисах. Однако малочисленность большевиков,  отсутствие объективной информации из центра России и своего печатного органа затрудняло работу в массах. Тем не менее, политическая агитация среди населения велась постоянно и давала свои результаты. В качестве примера сошлемся на  подготовку к выборам в Учредительное собрание. Большевики активно вели  агитационную работу среди избирателей и завоевали немалое количество голосов самой активной части крестьян. И это несмотря на то, что за две недели до выборов в села уезда прибыла большая группа агитаторов из партий эсеров, народных социалистов, меньшевиков и других, которых активно поддерживали зажиточные слои  населения. Большевики и их сторонники помогли бурятскому населению уезда  правильно оценить действия бурятских националистов, которые стремились создать в улусах свои национальные, отдельные от русского населения, органы власти. По этому поводу корсаковские буряты писали в своем общественном приговоре: "Наши интересы как земледельцев и рыболовов тесно связаны с интересами соседних крестьян, а не с инородцами Селенгинского аймака". И когда верхушка зажиточных  одноулусников попыталась провести свое решение о присоединении к Селенгинскому национальному аймаку, волостной суглан их не поддержал. Среди делегатов этого собрания провели разъяснительную работу А. К Плис, И. А. Болдаков, В. Ф. Печкин и другие русские товарищи.

В конце декабря 1917 года холодным, вьюжным вечером телеграф принес в Кабанск известие о том, что в Петрограде совершилась Октябрьская социалистическая революция. На следующий день об этом событии были оповещены все села уезда. И снова загудели деревни сходами и митингами, на которых надрывали голоса ораторы. Но митинги, как правило, заканчивались теперь резолюциями в поддержку Советов. Танхойские железнодорожники единодушно записали в решении: "...поддержать Советы крестьянских, солдатских и рабочих депутатов, как истинных выразителей воли трудящихся масс". Собрание горожан Мысовска провел Я. Е. Боград. Оно избрало городской Совет и его исполком.

В феврале 1918 года прошли выборы в Танхойский Совет, в марте-апреле - в Кабанский, Тимлюйский, Батуринский, Турунтаевский, Посольский и Степнодворецкий.

Решение солдат-фронтовиков о создании Совета в Кабанске единодушно поддержал профсоюз рабочих-кожевников. В теплый апрельский день 1918 года жители Кабанска толпами валили к земской избе для участия в выборах нового Совета. Многолюдство и оживление было вызвано тем, что в выборах впервые участвовали женщины. Организаторами выборов были фронтовики А. И. Фролов, Д. К Саватеев, И. Л. Селиванов, И. Г. Тараканов и другие. Более десяти списков выдвинули от различных политических партий. Весь день шло горячее заинтересованное обсуждение будущих депутатов, и только поздно вечером избрали состав Совета. Председателем его стал А. И. Фролов, секретарем Д. К. Саватеев.

В селах и улусах уезда Советская власть была установлена с помощью солдат-фронтовиков, без вооруженного сопротивления контрреволюции и местных властей Временного правительства, которые к этому времени потеряли всякий авторитет у населения. Например, Кабанское земское правление еще в середине 1917 года прекратило свое существование.

Собрания и съезды трудящихся не ограничивались только общими политическими резолюциями, а определяли также конкретный круг вопросов для текущей работы Советов. Принимались решения об организации Красной гвардии для защиты населения от контрреволюционеров и бандитов, о создании местных судов, о проведении в жизнь Закона о социализации земли и национализации предприятий, о работе школ, о бойкоте наиболее скомпрометировавших себя граждан, об установлении твердых цен на продукты питания, о борьбе со спекуляцией, об открытии новых больниц, яслей, учреждений культуры. Словом, в уезде развертывалась активная работа по советскому строительству, по привлечению к деятельности Советов всего населения, особенно бедноты, наиболее заинтересованной в осуществлении декретов трудовой власти. Население уезда горячо и решительно поддерживало все мероприятия Советов. Рабочие и беднота Кабанска одобрили действия Совета, когда он проводил запись добровольцев в Красную гвардию, а затем обложил богачей налогом в пользу общества и потребовал внести в исполком деньги в сумме 24 650 рублей в течение десяти дней. Так было повсеместно.

Советы уезда провели национализацию средств железнодорожного и водного транспорта, предприятий промышленности, изъяли из ведения монастырей пахотные земли, пастбища, рыбные дачи. Решительную борьбу вели Советы с саботажем и спекуляцией, особенно хлебом. 1917 год в уезде был неурожайным, и население повсеместно ощущало недостаток в хлебе. Танхойский Совет вынужден был в связи с этим ввести нормирование хлеба, ограничив его восемью фунтами на человека в месяц, и разрешил бесплатный лов рыбы на Байкале сетями. Выдачу хлеба по карточкам ввели Мысовский и Кабанский Советы. В Кабанском, Тимлюйском, Троицком, Батуринском Советах многие крестьяне не смогли засеять поля из-за отсутствия семян. Только в трех волостях Кударинской, Тимлюйской и Троицкой остались незасеянными 692 десятины пашни. Советы решали  многие другие неотложные проблемы. Ремонтировали школьные здания, открывали новые школы, добивались отправки из города учителей, учебников, наглядных пособий. Советы поддерживали деятельность общественных организаций, особенно профсоюзов, которые вводили на предприятиях рабочий контроль, строго следили за выполнением трудового распорядка и дисциплиной работающих, за своевременной доставкой сырья и сбытом продукции.

Следует подчеркнуть, что большую работу в Советах проводили большевики уезда, хотя их по-прежнему было немного. Кударинский Совет возглавлял А. К. Плис, Мысовский - П. П. Федотов, были большевики в Танхойском, Тимлюйском, Кабанском, Посольском Советах. Им и обязаны Советы в значительной степени своей активной работой.

Однако, несмотря на огромные усилия большевиков, контрреволюция вела дело к гражданской войне. Она развернула широкую антисоветскую агитацию. Все, что царское и Временное правительства не сделали для населения, теперь ставилось в вину Советам, большевикам. Их ругали за авантюризм, непонимание обстановки, нарушение демократии, предрекая скорую гибель их политики и их переворота. Заметьте, не революции, а переворота. Активисты Советов и общественных организаций стали получать анонимные письма с угрозами расправы. Кое-где их начали избивать, а также устраивать поджоги, травить скот, портить имущество. Заметно упала активность наиболее твердых сторонников Советов - солдат-фронтовиков. Занявшись хозяйством, они незаметно отошли от общественной деятельности. Настроение людей в уезде было далеко неоднозначным. И как писал А. К. Плис, "часть стояла за Советы и поддерживала большевиков, часть настроена была антисоветски, а третья часть ругала большевиков и все другие партии, хотела прекращения борьбы и спокойной жизни".

* * *

ЕЩЕ НЕ ОКРЕПНУВ, Советская власть оказалась в опасности. Тревожное положение усугублялось слухами о ее падении в соседних городах Сибири и Центральной России.

В июле 1918 года пал центр Советской Сибири Иркутск. Красногвардейцы отступили до Выдрино и там организовали оборону. Но белогвардейцы и белочехи в августе высадили десант в село Посольское, откуда двинулись в Большую Речку и на станцию Посольская. Путь к Верхнеудинску был отрезан. Красногвардейцы оказались в окружении. Два дня длился жестокий кровопролитный бой под станцией Посольская. Тысячи защитников Советской власти погибли, остальные с боями отходили в тайгу, в горы, на острова реки Селенги. Левобережье Кабанского района заняли белогвардейские отряды. Начались расправы, порки, расстрелы. В Кабанске были расстреляны секретарь Совета Д. К. Саватеев и несколько рабочих кожевенного завода; на станции Посольская - П. П. Федотов, председатель Мысовского Совета; в Колесово был изрублен шашками красногвардеец А. Ф. Тупышев. В братских могилах на железнодорожных станциях района лежат многие безвестные героические защитники Советской власти, погибшие от рук белогвардейцев и интервентов в суровом 1918 году.

С установлением власти колчаковцев издевательства и насилия над населением, безудержная спекуляция, поборы и грабежи, мобилизация людей и транспорта стали повседневной жизнью уезда. Газета "Прибайкальская жизнь", которую издавало прибайкальское товарищество кооператоров, в начале сентября с восторгом извещала читателей о том, что "кончилось царствование Советов, и, по-видимому, навсегда...". Но уже в ноябре она же вынуждена была признать, что среди обывателей и крестьянской массы "все сильнее и сильнее разрастается апатия и безразличие", потому что "желанного и обещанного порядка" так и не было установлено. Газета явно разочарована, хотя ни о каком обещанном порядке не могло идти речи. Кто мог установить порядок, если сами "защитники России" во главе с адмиралом Колчаком превратились в сборище мародеров, грабителей, насильников. Порядок могла установить только Советская  власть. В конце 1918 года и в 1919 году в села уезда стали прибывать и определяться на жительство активисты Советской власти, вынужденные с ее падением уйти в подполье. Среди них были Г. И. Падзик, Ф. С. Петров, Н. И. Беспалов-Ильин, Л. Д. Сафронов, Е. 3. Лебедев, А. К. Чернецкий, П. И. Налетов, А. Е. Нелюбин, Н. А. Пешковский, И. В. Ченкиров, В. И. Иванов-Римский и др. Постепенно все они установили контакты с А. К. Плисом и включились в политическое просвещение населения и в работу по созданию подпольных групп из числа тех, кто не хотел мириться с белогвардейцами и интервентами.

К первой половине 1919 года небольшие подпольные группы имелись в 27 селах района и насчитывали в своих рядах около 100 членов. Пополнение большевистских организаций особенно интенсивно шло в Кударе, куда интервенты и белогвардейцы не появлялись. Кудара поэтому стала центром собирания всех революционных сил в районе для отпора белогвардейцам. Подпольные организации района осуществляли диверсии на железной дороге, нападали в селах на колчаковских милиционеров, вели агитацию среди населения, собирали оружие, деньги, готовясь к открытой борьбе с врагом.

Решение о вооруженном восстании было принято 26 декабря в доме крестьянина Серебренникова в селе Быково. А на следующий день в Кударе арестовали милиционеров, кулаков и председателя земской управы. Как только забрезжил рассвет, вооруженный отряд в полсотни человек вышел из Кудары, чтобы очистить от белых Кабанск.

Милиция в Кабанске оказала ожесточенное сопротивление. Во время боя часть милиционеров и семеновских офицеров была перебита, часть сдалась. Со взятием Кабанска восставшие получили прямую связь с Иркутском и Верхнеудинском через почтово-телеграф-ную контору. В этот же день были очищены от белых села Таракановка, Поповичи и Татаурово. В течение последующих дней и в остальных селах уезда была восстановлена Советская власть. Только линия железной дороги оставалась еще в руках белочехов.

"Силы, на которые опиралось партизанское движение в Прибайкалье,- писал В. Ф. Печкин,- в подавляющем большинстве трудовое крестьянство. Революционный подъем характеризовался быстрым процессом формирования частей, готовностью, с какой крестьяне в минуту опасности шли в повстанческий полк, наконец, фактом, что без копейки денег, не прибегая ни к каким особым мерам, мы более чем два месяца кормили сотни людей нормальным пайком...".

Энтузиазм, который наблюдался среди русского населения, разделяли и буряты. На следующий день после победы восстания А. К. Плис и Л. Д. Сафронов поехали в Корсаково, центр Кудара-Бурятской волости, куда съехались представители от улусов. Суглан обсудил два вопроса: о текущем моменте и о задачах населения волости в связи с восстанием в уезде. Вначале выступил А. К. Плис, по второму вопросу - Л. Д. Сафронов, член Военно-революционного штаба. Суглан продолжался долго. Дотошно выспрашивали делегаты, что делается в уезде, в Верхнеудинске и Иркутске, куда ушли семеновцы, где находятся американцы и японцы, какая будет власть после восстания и что она даст им, бурятам. Решение суглана было единодушным: восстание в уезде поддержать.

2 февраля 1920 года в Кударе состоялся съезд делегатов восставших волостей. Он избрал исполком крестьянских депутатов, председателем которого стал A. К. Плис, а заместителями Ф. С. Петров и И. А. Болдаков.

В центре внимания съезда оказался вопрос реорганизации партизанских сил по типу регулярной армии.

B. И. Иванов-Римский предложил взять в основу формирования полк численностью 1000-1200 человек, состоящий из рот с количеством людей в них до 150 человек. Командный состав должен назначать штаб, а утверждать исполком Совета  крестьянских депутатов. С предложением Иванова-Римского согласились все и утвердили военно-революционный штаб в следующем составе: А. К. Плис, В. И. Иванов-Римский и П. Г. Литвинцев. Скажем сразу, что вновь созданный штаб в два дня (еще работал съезд) закончил реорганизацию отрядов в полки и роты, назначил командиром первого Кударинского полка И. Г. Данилова, а командиром второго - И. М. Шункова. Съезд крестьянских делегатов уезда прошел под влиянием большевиков и принял решения, которые положили начало созданию партизанских вооруженных сил по образцу регулярных армейских соединений, поставил ясную цель перед восставшим населением, недвусмысленно заявив, на защите чьих интересов выступает Советская власть, и создал ее руководящие органы. Съезд практически разрешил все сложные вопросы и наделил созданные органы неограниченными полномочиями, выразив таким образом полное доверие кадрам руководителей уезда и политике большевистской партии.

10 февраля каппелевцы вышли со станции Байкал и двинулись в сторону Мысовой, а утром следующего дня в Тимлюе высадились японцы. В Кударе об этом стало известно от начальника Кабанской телеграфной конторы Суровцева, который прислал в партизанский штаб запись подслушанного им разговора по прямому проводу генерала Войцеховского с верхнеудинским штабом генерала Семенова. Из донесения следовало, что каппелевцы, перейдя Байкал, намерены с помощью генерала Семенова и японцев образовать здесь новый фронт для борьбы с Советами.

Из этих сведений, а также исходя из общей обстановки, сложившейся в Сибири и в Забайкалье, штаб кударинских партизан сделал правильный вывод о том, что каппелевцы с семеновцами и японцами образуют новый фронт против Красной Армии, и если им удастся занять села Усть-Селенгинского уезда на правом и левом берегу реки Селенги, то укрепление каппелевцев здесь создаст реальную угрозу партизанскому движению Забайкалья. Поэтому на заседании штаба и исполкома Байкало-Кударинского Совета было решено готовить население уезда к борьбе с каппелевцами.

13 февраля каппелевцы появились в Мысовой, а утром 14-го их конный отряд подошел к селу Посольск. После небольшой стычки партизаны отступили. Чтобы приостановить дальнейшее отступление партизан, в Исток вышли две роты под командой И. Г. Данилова, которые в ночь с 14 на 15 февраля выбили белых из Посольского.

15 февраля каппелевцы предприняли наступление вдоль линии железной дороги. В половине дня они появились около Кабанска, где находился заградотряд и тимлюйская дружина под командой С. С. Чувашова. После боя заградотряд отошел к Пашино, а тимлюйцы - к Каргино. Получив подкрепление, партизаны начали бой за Кабанск. Стремительной атакой с трех сторон они опрокинули врага, остатки которого в панике удрали на станцию Тимлюй. Но вскоре белые поняли, что их выбил небольшой, плохо вооруженный отряд, и предприняли новое наступление. Атаки следовали одна за другой. Белые получали подкрепление и снова бросались в атаку. Ряды партизан таяли, а помощи не было, и Кабанск второй раз перешел в руки белых.

Николай Николаевич Рыбаков - ветиран партии и труда

Ранним морозным утром 16 февраля партизаны вновь начали наступление на Кабанск. Оно было стремительным, но белые не приняли боя и спешно отступили. 21 февраля 1920 года последний белогвардеец был вышвырнут из уезда. В боях за Кабанск партизаны потеряли 16 человек убитыми и ранеными. В числе погибших был С. С. Чувашов, командир Тимлюйской партизанской дружины. На следующий день после освобождения Кабанска состоялись похороны. К могилам борцов с царским самодержавием, белогвардейцами и интервентами добавилась еще одна. Память о тех, кто с оружием в руках защищал Советскую власть, свято хранится в сердцах кабанцев. В сквере возле районного узла связи стоит памятник партизанам, павшим за власть Советов. Такие же памятники есть в селах Тимлюй, Большая Речка, Танхой, на станции Выдрино. На станции Посольская установлен памятник партизанам-интернационалистам, а в поселке Каменск - бойцам Прибайкальского фронта. В селе Байкало-Кудара в 1974 году открыт районный музей партизанского движения в Усть-Селенгинском уезде. В нем собраны документы, фотографии, воспоминания участников, карты боевых действий партизан, а главное поименно установлены более двух тысяч человек, участников партизанского движения в уезде.

В марте 1920 года Кабанск стал центром Селенгинского уезда, а в апреле съезд крестьян и рабочих избрал уездный Совет. Его председателем был избран Иван Алексеевич Болдаков.

5 мая 1920 года в Кабанске был образован Селенгинский уездный комитет РКП(б). На первой уездной партийной конференции присутствовало 20 делегатов. Они представляли 27 ячеек, в которых состояло "28 членов и 297 кандидатов партии".

Гиоргий Ильич Фоменко - первый секретарь

Кабанского райсполкома партии в 1924-1928

После организации Дальневосточной республики правобережье Селенги до ст. Татаурово отошло к ней. Кабанск, Кудара и Мысовая вошли в состав Иркутской губернии.

В 1923 году был организован Кабанский район. Председателем районного Совета был избран Н. А. Кашурников, бывший политкомиссар 30-й дивизии Красной Армии. В апреле 1926 года район был воссоединен с БМАССР и представители Иркутского губкома партии произвели передачу партийного делопроизводства кабанских и мысовских парторганизаций Бурят-Монгольскому обкому партии. Было передано 15 ячеек, в которых состояло 163 члена и кандидата партии. Кабанск стал административным центром одного из районов республики.

22-24 октября 1927 года состоялась первая районная партийная конференция, на которой присутствовало 24 делегата. Она обсудила отчеты обкома и райкома партии, состояние партийного просвещения, работу в деревне и избрала состав райкома. Первым секретарем райкома партии был избран Григорий Ильич Фоменко.

С тех пор партийная организация района стоит в авангарде всей многогранной жизни района, а ее члены показывают личный пример в борьбе за выполнение партийных решений, за претворение в жизнь задач по строительству социализма и коммунизма.

ЖИВЕТ НАШ КРАЙ ПО ЛЕНИНСКИМ ЗАВЕТАМ

ОКОНЧИЛАСЬ гражданская война. Истерзанное интервентами Забайкалье приступило к мирному строительству. Трудно и медленно налаживалась хозяйственная жизнь района. Не сразу крестьяне с их мелкособственнической психологией восприняли те новшества, что несла с собой Советская власть. Коммунисты вели массово-политическую, разъяснительную работу среди населения. Постепенно удалось добиться перелома настроения в деревне в пользу новой жизни. Что касается активности бедноты, сообщалось в отчете уездного комитета РКП (б) за 1926 год, "то беднота в особенности в вопросах раздела земли и сенокосных угодий, выдачи ссуд, налоговых вопросах и т. д. выступает активно, той боязни кулака, которая наблюдалась с первых дней, уже нет, беднота с должным отпором защищает свои интересы". На повестку дня стала задача преобразования мелкого единоличного крестьянского хозяйства в крупное, коллективное. Двенадцать лет, прошедших с октября 1917 года, показали, что мелкое крестьянское хозяйство исчерпало свои возможности и превратилось в тормоз дальнейшего движения страны к социализму. Оценивая обстановку, В. И. Ленин писал: "Жить по-старому, как жили до войны, нельзя, и такое расхищение человеческих сил и труда, какое связано с мелким отдельным крестьянским хозяйством, дальше продолжаться не может. Вдвое и втрое поднялась производительность труда... если бы от этого раздробленного мелкого хозяйства совершился бы переход к хозяйству общественному".  (Полн. собр. соч., т. 37, с. 357.)

XV съезд РКП (б) в качестве первоочередной задачи партии в деревне определил преобразование индивидуальных мелких крестьянских хозяйств в крупные коллективные. Партийные организации приступили к подготовке перевода единоличных крестьянских хозяйств на путь коллективизации. Первые шаги кооперирования в районе проводились и раньше. В 1927 году в районе существовало 22 крестьянских комитета взаимопомощи, 13 машинных товариществ, 3 животноводческих, 4 рыболовецких артели. В каждой из этих простейших форм кооперации объединялись от 10 до 30 человек, преимущественно бедняки, которые не имели лошадей и инвентаря для индивидуальной обработки земли. Здесь крестьяне делали первые, еще робкие, шаги к коллективному ведению хозяйства. К концу 1929 года вдвое увеличилось количество таких объединений, и начали создаваться сельскохозяйственные артели и коммуны. Часть коммун организовывалась вновь, а другая постепенно переходила с устава товарищества на устав коммуны. Перепрыгивание от низшей формы кооперации, каким являлось товарищество, сразу к ее высшей форме - коммуне, минуя артель, ничего хорошего не принесло. Старожилы вспоминают, как быстро "съела" сама себя кабанская коммуна "Байкал", а коммунары разбрелись кто куда. Надо сказать, что коммуна как форма кооперации не нашла широкого распространения в районе. С июля 1928 года по май 1929 года было организовано только шесть коммун, а седьмая, кударинская "Красный партизан", перешла с устава товарищества.

Кроме коммун в районе было организовано пять сельскохозяйственных артелей: "Труженик" в Каргино, Оймуре и Корсакове, "XV партсъезд" в улусе Березовский Часовенского сельсовета, "Улаан таряашан" (Красный крестьянин) в Малом Дулане и шесть товариществ по обработке земли. Примечательно, что в районе очень активно проходило кооперирование крестьянских хозяйств среди бурятского населения.

С 1930 года наступил коренной перелом в коллективизации деревни. В колхозы пошел середняк, который к этому времени составлял большинство крестьян. Если в январе 1931 года было кооперировано 9,5 процента крестьянских хозяйств, то уже в июле было создано 105 колхозов, в которых объединилось 3215 хозяйств, или 49,8 процента к общему количеству крестьянских хозяйств в районе.

Что из себя представляли эти первые коллективные объединения, можно судить по коммуне "Красный партизан" села Колесово. В коммуне состояло 23 мужчины и 18 женщин. Имелось 40 лошадей, 16 телег-двуколок и два ходка, 14 одно- и двухлемешных плугов, 20 простых борон, одна дисковая сеялка и три жнейки, одна косилка и культиватор. Паровой клин равнялся 20 гектарам. Весной 1930 года она имела 50 центнеров семян пшеницы, 16 центнеров овса, 25 центнеров ярицы. Для того, чтобы засеять имеющуюся землю, государство выделило из своих фондов 292 центнера недостающих семян, т. е. почти втрое больше, чем имелось в коммуне.

Преимущества коллективного труда, выгодность коллективного хозяйствования были налицо. Государство всемерно поддерживало и помогало колхозам твердо встать на ноги. Оно давало кредиты, семена, инвентарь, технику, кадры. Конечно, как любое новое дело, коллективизация не обходилась без ошибок, перегибов, неумения организовать работу на коллективных началах. Об этих бедах молодых колхозов теперь можно услышать только от ветеранов колхозного движения, прочитать в архивных документах и периодической печати того времени.

Активную агитацию за выход из колхозов вели среди колхозников кулаки. Нередко они вступали в колхозы и изнутри старались разложить новые коллективные объединения, навредить им, где только можно. Несмотря на перегибы, ошибки и сопротивление кулачества, колхозы крепли и набирали силу.

В 1932 году в районе были организованы Кабанская и Тимлюйская МТС. Они обслуживали более 25 тысяч гектаров земли, находящейся в пользовании 62 колхозов. В колхозах стали появляться тракторы, сельскохозяйственные машины, квалифицированные кадры МТС. Все это резко снизило нагрузку на одного работающего в хозяйствах. И даже в хлебоуборку, самую трудоемкую пору сельскохозяйственного года, нагрузка на человека не превышала 2,4 гектара уборочной площади. В эти же годы было проведено новое землеустройство. У кулаков изъяли около 3000 гектаров земли и передали ее в колхозы. И те, кто в них не состоял, теперь изъявляли желание вступить в колхозы. В с. Творогово, например, после обсуждения на собрании земельной реформы было создано сразу три коллективных хозяйства.

По решению партии в деревню был направлен большой отряд передовых рабочих, коммунистов. Читатель хорошо помнит ленинградского рабочего Семена Давыдова, героя романа М. А. Шолохова "Поднятая целина" и его поистине беспримерный подвиг по созданию и укреплению новой жизни в деревне. Поэтому мы не будем описывать то, что делали посланцы рабочего класса в деревне, лишь назовем имена тех, кто подобно Давыдову у нас в районе проводил коллективизацию, учил колхозников новым формам труда, новой морали, новому быту. Это - секретари райкома партии Г. И. Фоменко, Н. Н. Гругуль, Ю. К Сиренко; директор МТС А. А. Харитончик; председатели колхозов С. П. Обедин, Ф. Н. Жуков, С. И. Корытов, А. Е. Костриков, А. А. Бачалдин, Г. М. Власов, В. А. Разгильдеев, У. А. Баженов, Б. В. Балданов, И. В. Попов, Г. М. Грибанов, М. В. Ильков, Т. Д. Сычев и другие. Благодаря их упорной и настойчивой работе, которую они проводили совместно с. деревенскими коммунистами и комсомольцами, в сознании крестьян произошли коренные изменения. Они поверили в преобразования, проводимые партией в деревне.

К концу первой пятилетки в районе, как и во всей стране, на основе сплошной коллективизации был ликвидирован последний эксплуататорский класс - кулачество, в основном была решена задача перевода мелкого раздробленного индивидуального крестьянского хозяйства на рельсы социалистического крупного земледелия. Полностью коллективизация в районе завершилась в 1939 году.

О том, какие изменения произошли в деревне в результате создания новых хозяйственных объединений, сообщает, например, районная газета "Сталинский путь". В ноябре 1934 года в корреспонденции "Колхоз "Свободный путь" выходит на дорогу зажиточной и культурной жизни" газета писала: "Три года назад село Большая Речка состояло из 120 мелких разрозненных единоличных хозяйств... Много было злого шипения кулаков, страха расстаться со старым, привычным, своим, пока решились перейти на новый колхозный строй. В селе организовались два небольших колхоза: "Свободный путь" и "Коллективный труд". Первое время не было твердой уверенности в выгодности коллективного хозяйствования, работали спустя рукава, не заводили машин, скот не берегли, стадо зимовало чуть ли не на дворе. В 1934 году оба маленькие колхоза были слиты в один. Во главе поставлен настойчивый умелый руководитель Ильков Мартемьян Васильевич... Этот год стал годом, когда артель вышла на путь быстрого хозяйственного подъема, вышла на путь зажиточной культурной жизни". Далее в корреспонденции рассказывается о мероприятиях, которые проводились в колхозе, о севе, хлебоуборке, покупке новых машин, увеличении пашни, о том, что "стоимость трудодня возросла в 2 раза" и на колхозной работе растут "прежде незаметные люди и становятся знатными, первыми людьми в колхозе". "Иван Ильков в своем хозяйстве,- пишет газета, - сеял два с половиной гектара, никогда не был уверен в завтрашнем дне. Сейчас Ильков - бригадир. Ивана Алексеевича уважает весь колхоз... В этом году Ильков заработал 170 пудов хлеба, 7 центнеров продает кооперации, покупает материал на костюм и велосипед. Деньгами получит 500 рублей, кроме тех, что весь год брал авансом, выписывает газету... Каши-рихин Сергей вырос в батраках. Сейчас в колхозе один из первых, работает добросовестно, ударник, много раз премирован. "Только теперь я себя чувствую человеком",- говорит он.

Ильков Иннокентий Васильевич, бывший бедняк, никогда досыта не наедался. На большую семью в 8 человек имел полтора гектара посева, жил в хибарке темной и грязной. Теперь живет в светлом просторном доме бывшего кулака Первушина... Дети его все учатся". В корреспонденции подчеркивается, что все колхозники стали жить зажиточно и культурно. 109 детей колхозников учатся в начальной, 19 - в средней школе, трое - в техникуме и один - в институте. И газета делает вполне обоснованный вывод: "Высоко возросли культурные потребности тех, кого раньше ждала батрацкая доля, вечная беспросветная кабала". Советская власть подняла человеческое достоинство, разбудила в людях чувство хозяина своей земли, указала единственный путь к светлой и счастливой жизни.

Дальнейшее развитие колхозов шло по пути укреплении общественного хозяйства, увеличения техники и машин, подъема культуры земледелия, укрепления дисциплины и организованности, прочного внедрения в жизнь НОВЫХ производственных отношений в деревне. В предвоенном 1940 году в колхозах района работало 158 тракторов и 35 зерноуборочных комбайнов. Посевные площади под зерновыми выросли до 32,4 тысячи гектаров, а валовый сбор зерна составил 32 тысячи тонн. Поголовье лошадей, коров, свиней, овец достигло 28 тысяч. Поднялся материальный уровень колхозников, исчезла безграмотность, в селах появились радио, телефон, газеты и журналы. Партия неуклонно и последовательно осуществляла лозунг сделать всех колхозников зажиточными. Осуществить это помешала война, которую развязала фашистская Германия.

ТРУДЯЩИЕСЯ нашего района приняли активное участие в разгроме ненавистного врага. Около девяти тысяч бойцов участвовали на фронтах Великой Отечественной войны. Они сражались в боях под Москвой и Ленинградом, Сталинградом и Курском, форсировали Днепр и Вислу, штурмовали Берлин, освобождали города и села Польши и Румынии, Венгрии и Югославии, Австрии и Болгарии, Манчжурии и Кореи. Многие не вернулись с полей сражений, свидетельство тому обелиски и памятники павшим землякам в каждом селе нашего района. Только в Кабанске на каменной стеле высечено более 200 фамилий павших в боях за Родину.

О мужестве и стойкости, с которой сражались наши земляки на фронтах, свидетельствует тот факт, что звания Героя Советского Союза удостоены пять человек и трое стали полными кавалерами ордена Славы. Тысячи других участников битвы с фашизмом награждены орденами и медалями. Рамки нашего повествования не дают возможности рассказать подробно о подвигах наших земляков на фронтах Великой Отечественной войны. И все же о героях и кавалерах орденов солдатской славы, хотя бы коротко, скажем. В селе Береговая родился и вырос Иван Михайлович Котов. Отсюда он в августе 1942 года ушел на фронт. Воевал во взводе разведки. За форсирование реки Днепр Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1943 года ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Уроженец села Брянск Василий Иннокентьевич Истомин служил в Красной Армии с 1938 года. На фронте командовал ротой истребителей танков. Старший лейтенант Истомин погиб в ноябре 1943 года. За мужество и отличное выполнение заданий командования ему также присвоено звание Героя.

230 боевых вылетов совершил летчик Борис Степанович Быстрых, уроженец станции Мысовая. Коммунист Быстрых не дожил до светлого дня победы. Но подвиги его, мужество и героизм получили высшую оценку советского народа. Он стал Героем Советского Союза.

Это высокое звание получил в июне 1945 года наш земляк Василий Федорович Морозов. Он родился на станции Танхой в семье железнодорожного рабочего. Первую свою награду орден Красной Звезды Василий Федорович получил из рук М. И. Калинина. За храбрость и мужество он награжден также орденами Красного Знамени  и Александра Невского.

В селе Тимлюй родился Михаил Алексеевич Федотов. В 1937 году он был призван в ряды Красной Армии. На фронте командовал танковым полком. За выполнение заданий командования, проявленные при этом отвагу и мужество он удостоен звания Героя Советского Союза. В мае 1985 года газета "Правда Бурятии" опубликовала очерк своего корреспондента Н. Дегтярева. Он называется "Поклонитесь героям, люди". В нем рассказано о кавалерах трех орденов Славы, наших земляках Петре Андриановиче Попове, Николае Федоровиче Суворове и Иване Ивановиче Быкове. О П. А. Попове в очерке сказано: "Он прям и худощав, смуглое скуластое лицо моложаво, а волосы цвета декабрьского снега. На дне спокойных карих глаз затаилась грусть, а в негромкой и плавной речи этапы солдатского пути: Сальские степи, Сталинград, Каховка, Сиваш...

И был еще памятный бой у Саур-могилы. Враг сопротивлялся с отчаянностью обреченного. В ход были брошены все резервы. Артиллерия, танки... В воздухе армаду бомбардировщиков сменяли штурмовики, потом опять бомбардировщики, опять штурмовики. Редели наступающие цепи, но "господствующую" высоту взяли. Дорогой ценой взяли. От полка осталось меньше роты...
И взятие Севастополя стоило многим жизней. Попов попал в состав штурмовой группы. Надо было взять укрепленный район и открыть путь полкам дивизии.

После переформирования дивизия, в которой воевал Попов, перебрасывается в Прибалтику. Бои под Шауляем, за Кенигсберг... Победные салюты застали артиллериста Попова в Пилау. Мы склоняем голову перед фронтовиками, не спрашивая - сколько довелось им воевать с врагом. Петр Андрианович боевое крещение получил в августе 1942 года И без перерыва воевал до последнего дня войны". Его боевые товарищи И. И. Быков и Н. Ф. Суворов были призваны в Красную Армию в один день и служили всю войну в одной части. В августе 1942 года под Воронежем они приняли боевое крещение. Отсюда началась их военная дорога, которая прошла через Сталинград, Прибалтику и окончилась в поверженном Берлине. "Разговариваешь с этими заслуженными фронтовиками, прошедшими через самые значительные в истории войны сражения,- пишет корреспондент,- и дивишься тому, как они сумели сохранить в характере и юмор, и оптимизм. А не в этом ли и заключается несгибаемая воля нашего народа, вынесшего на своих плечах такое испытание, как Великая Отечественная, и сумевшего в небывало короткие сроки поднять из пепелищ города и села".

Подвиги наших земляков на фронтах Великой Отечественной свято чтут труженики района. Бюро райкома КПСС и исполком райсовета организовали социалистическое соревнование на лучшую постановку военно-патриотического воспитания в учебных заведениях района. Победителю соревнования вручают ежегодно 9 мая на торжественном митинге, посвященном Дню Победы, на площади села Кабанск переходящее Красное знамя и специальный диплом. Сводный отряд учебного заведения, занявшего первое место, со знаменем проходит перед строем ветеранов войны и труда, отдает почести памятнику воинам-землякам, павшим в боях за Родину. Волнующие и незабываемые минуты, которые никого не оставляют равнодушными.

Не менее величественны, чем подвиги воинов, дела тружеников тыла. Женщины, старики, дети заменили ушедших на фронт у станков, на тракторах, колхозных полях и рыбацких плесах. Война вызвала небывалый патриотический подъем среди трудящихся района. После выступления по радио 3 июля 1941 года И. В. Сталина учащиеся Тимлюйской школы ФЗО № 5 в резолюции митинга писали: "Мы, учащиеся школы ФЗО № 5... несмотря на наш детский возраст, шлем 200 заявлений о досрочном зачислении нас в ряды нашей доблестной Красной Армии".

Нельзя без волнения читать обращение курсанток-трактористок Кабанской МТС к девушкам и женщинам-колхозницам района, написанное 11 июля 1941 года: "Над нашей страной нависла большая серьезная опасность. Приложим же все силы, чтобы крепок был тыл Красной Армии, и тем самым поможем ей быстрее разгромить полчища немецких фашистов. Мы, 50 девушек-колхозниц, пришедших на курсы трактористок и комбайнерок, решили возможно скорее овладеть техникой, чтобы в любую минуту заменить наших отцов и братьев, которые должны будут пересесть на танки и бронемашины... Движимые благородными патриотическими чувствами, опытные трактористки Таня Михайлова, Паша Капустина, Фекла Дубинина и Дуся Никитина, год-два назад освобожденные от работы в отрядах по семейным обстоятельствам, теперь вернулись обратно в МТС и потребовали, чтобы им разрешили сесть за руль трактора. На работу в МТС уже вернулись 11 трактористок... Мы призываем вас, девушки: идите учиться, садитесь за руль трактора, становитесь к штурвалу степных кораблей". Это письмо подписали Помулева, Мартынова, Пуховская, Куртушева, Козлова, Баженова, Конева, Кочетова, Никитина, Пестерева, Бархалева, Васильевская. Их примеру последовали многие женщины и девушки.

Трудящиеся района самоотверженно работали на предприятиях и в колхозах, активно участвовали в сборе средств на строительство боевой техники, подарков и теплых вещей для бойцов Красной Армии. В районе было горячо поддержано соревнование под девизом: "Всё для фронта, всё для победы!" Первые результаты фронтовой вахты были подведены на районном партактиве в марте 1942 года. Секретарь РК ВКП(б) Соломенный говорил: "Партийные организации Кабанского аймака... мобилизуя трудящихся, колхозников на выполнение взятых ими обязательств, добились выполнения плана 1941 года по всем предприятиям и колхозам. Железнодорожные станции Мысовая, Селенга и др., применяя лунинские методы труда, добились значительных результатов по ремонту пути, ускорению оборота вагонов, экономии вагоно-часов, экономии топлива, значительные суммы сэкономлены железнодорожниками на реставрации старых деталей. Железнодорожники станции Мысовая в условиях войны приступили к изготовлению стрелочных крестовин, эти детали раньше ввозились к нам из центра. Тимлюйский цементный завод приступил к изготовлению лыж.

Колхозники нашего аймака досрочно рассчитались с государством по поставкам, оказали большую помощь семенами Баргузинскому аймаку. Много центнеров зерна внесли в фонд обороны страны, 13 вагонов подарков отправили на фронт бойцам, собрали 14192 предмета теплой одежды для бойцов действующей Красной Армии, Собрано и отправлено полушубков - 270, валенок - 122, фуфаек - 752, брюк - 823, шерсти - 836 килограммов, одеял - 85, рукавиц теплых - 2673, шапок- 1882 и много другого. Кроме этого, на 10000 рублей куплено и отправлено шерсти и выделанных овчин.

Перевыполнен план рыбодобычи по нашим рыбозаводам и колхозам. В 1941 году значительно лучше работали наши промартели. Выполнен план 1941 года по животноводству. Много поработали колхозники по подготовке к посевной кампании".

В январе 1943 года коллективу Посольского рыбозавода за выполнение годового плана было вручено переходящее Красное знамя Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров республики. В следующем году Красным знаменем был награжден коллектив связистов. Трудящиеся района уже в августе 1941 года сдали в фонд обороны 1632 пуда хлеба, 6078 пудов картофеля, 4600 пудов овощей, много масла, рыбы, молока, меда, яиц, 85 голов крупного рогатого скота, 66 овец, 11 свиней, облигаций на сумму 144881 рубль и наличными деньгами 30961 рубль.

В начале 1942 года в Москву на имя Председателя Государственного Комитета Обороны И. В. Сталина ушла из Кабанска телеграмма следующего содержания: "Воодушевленные героическими успехами доблестной Красной Армии и стремясь всемерно помочь фронту в деле быстрейшего разгрома врага, трудящиеся Кабанского аймака собрали 650 тысяч рублей на строительство танковой колонны. Просим присвоить колонне танков название "Кабанский труженик". Пусть танки, построенные на наши средства, грозной силой обрушатся на головы немецко-фашистской мрази и явятся вкладом в дело приближения желанного часа - полной победы над врагом.

Председатель исполкома аймсопета Намолов. Секретарь аймкома ВКП(б) Болдырев". Была получена и ответная телеграмма: "Передайте трудящимся Кабанского района, собравшим 650 тысяч рублей на строительство танковой колонны "Кабанский труженик", мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. В. Сталин".

В декабре 1942 года на строительство эскадрильи самолетов "Социалистическая Бурят-Монголия" население района собрало 417509 рублей, а к февралю 1943 года эта цифра достигла 900 тысяч рублей. В сентябре 1943 года с фронта в Кабанск пришла телеграмма на имя секретаря Кабанского райкома ВКП(б) и председателя райисполкома, которую прислал генерал-майор Липодаев: "Сообщаю, что на средства, внесенные трудящимися Кабанского района, построены танки "Советская Бурят-Монголия" и переданы частям генерал-майора танковых войск т. Каткова. Прошу Вас сообщить об этом всем, кто принимал участие в сборе средств на строительство танков".

Как на фронте, так и в тылу не щадили своих сил паши земляки, чтобы быстрее разгромить ненавистного врага. Новым поколениям кабанцев еще предстоит немало потрудиться над тем, чтобы собрать материал об этом суровом и героическом времени, назвать поименно всех участников фронта и тыла, восстановить и сохранить в памяти народной их боевые и трудовые дела.

* * *

ТРУДНО подсчитать ущерб, который нанесла война сельскому хозяйству района. Медленно осуществлялся его рост в послевоенные годы. Только в 1961 году посевные площади достигли уровня предвоенных лет, а по валовому сбору зерна этот уровень был превзойден на год позже. Это был большой успех. Но он уже не мог удовлетворять, потому что сельскохозяйственные предприятия (к этому времени в основном совхозы) не могли обеспечить устойчивые темпы развития отраслей. Все они были многоотраслевыми. Каждое хозяйство содержало все виды скота и птицы, причем в малых количествах. Поэтому невозможно было на фермах внедрить комплексную механизацию трудоемких процессов и повысить производительность труда.  Например, в совхозе "Байкальский" имелось 7-8 тысяч кур, содержание которых приносило ежегодно 9-10 тысяч рублей убытка. Такое положение было и в других хозяйствах. Поэтому главным направлением развития сельскохозяйственного производства, особенно после мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС, стала специализация. В том же совхозе "Байкальский" птицеводство, как отрасль убыточная и бесперспективная, было упразднено, а для того чтобы компенсировать продукцию птицеводства, значительно увеличили поголовье крупного рогатого скота и придали хозяйству молочное направление. Аналогичные меры проводились и в других совхозах.

В настоящее время все сельскохозяйственные предприятия имеют ярко выраженную специализацию, в них определились главные и дополнительные отрасли, отработана технология производства, имеются широкие возможности для внедрения механизации. Эти меры уже в конце 60-х годов подняли производительность труда рабочих, позволили увеличить производство сельскохозяйственных продуктов, снизить их себестоимость и повысить рентабельность хозяйств. Причем особо отметим, что все предприятия добились увеличения производства продукции. Например, среднегодовое производство мяса в живом весе увеличилось в районе на 2236 тонн, молока на 4522 тонны, яиц почти на один миллион штук. Надой молока от одной коровы составил 2062 килограмма против 1603 килограммов в 1964 году.

В 1967 году старейшая доярка совхоза "Кабанский" Зоя Петровна Аверина впервые в районе надоила 3000 килограммов молока от каждой коровы в своей группе. Год спустя этот рекорд повторили Нина Иннокентьевна Емельянова из совхоза "Байкальский" и Екатерина Михайловна Мифтакова из совхоза "Кабанский". Десять лет потребовалось, чтобы взять следующий рубеж. Эта честь выпала на долю доярки Колесовской МТФ № 2 птицефабрики "Кабанская" Марии Егоровны Волковой, которая от каждой коровы надоила по 4155 килограммов молока. Затем в 1980 году доярка этой же фермы Евгения Петровна Перевозникова надоила по 4006 килограммов молока от коровы, а в следующем году по 4377 килограммов. Этот рубеж пока остается рекордным в районе. Следует подчеркнуть, что в борьбе за большое молоко свежую струю внесло соревнование доярок за надои молока по 3000 килограммов от каждой коровы. Когда в 1977 году создавался клуб доярок-трехтысячниц, их было 11 человек. В последующие годы каждая третья доярка в районе надаивала более трех тысяч килограммов молока от коровы, а клуб доярок-трехтысячниц увеличился до 109 человек. Победителям среди этой категории доярок и сейчас присуждаются переходящие кубки редакции газеты "Байкальские огни" по итогам месяца, а в конце года кубок остается у доярки, которая чаще всех получала его в течение года. Шесть таких кубков имеет, например, Евгения Петровна Перевозникова, доярка Колесовской МТФ № 2.

С годами в соревнование трехтысячниц внесли изменения. Были учреждены кубки за наивысший валовый надой молока от группы коров, но не ниже 100 тонн за год. Такой кубок первой в районе получила Анна Кострикова, доярка Быковской МТФ. Был учрежден и еще один кубок, который вручается молодой доярке района. Его дважды завоевывала Татьяна Николаевна Селиванова, доярка Кабанской МТФ.

Среднегодовой объем основных видов валовой продукции сельского хозяйства по совхозам района к 1970 году вырос до 12 миллионов 600 тысяч рублей, что на 4 миллиона 800 тысяч рублей больше среднегодового объема продукции 1964 года.

В указанный период в среднем за год па поля совхозов вносили минеральных удобрений в 2,5 раза больше, чем за предшествующие годы. Почти 10 тысяч гектаров полей обрабатывались ядохимикатами. Машинный парк хозяйств пополнился тракторами, комбайнами и другой техникой. Посев зерновых, корме гороха, проводился полностью районированными сортовыми семенами. Более качественная обработка почвы, посев в лучшие агротехнические сроки, своевременный уход за сельскохозяйственными культурами позволили совхозам постоянно увеличивать продуктивность каждого гектара пашни. Урожайность зерновых поднялась до 14 центнеров с гектара, в том числе пшеницы - 14,6 центнера, или на 4,7 центнера больше, чем в 1964 году. Урожайность картофеля выросла вдвое, корнеплодов - в 4 раза, силосных культур - в 1,5 раза по сравнению с тем же периодом.

Изменения произошли не только в производстве. За эти годы большая работа проведена по повышению профессиональной квалификации кадров. В районе функционирует система их переподготовки и обучения. Поэтому среди механизаторов, например, I и II класс имеют более 60 процентов, а среди животноводов около 50 процентов работающих. Резко увеличилось количество специалистов сельского хозяйства с высшим и средним образованием. Укрепились организационно и выросли численно сельские партийные организации. 35 первичных и цеховых, 38 партийных групп объединяют коммунистов сел. Почти 90 процентов коммунистов, состоящих на учете в партийных организациях совхозов и колхозов, трудятся непосредственно на производстве, оказывая постоянное влияние практически на все его участки и подразделения.

В работе, проведенной в послевоенные годы и особенно по специализации сельскохозяйственного производства, приняли самое активное участие многие руководители, имена которых следует назвать, потому что не бывает безымянных дел, да и несправедливо было бы не видеть за результатами людей, благодаря которым они достигнуты. Это - В. И. Титов, А. С. Берещинов, А. А. Данько, А. И. Хмелев, П. И. Зубакин, В. Н. Зайцев, В. А. Бусовиков, С. А. Димов, Г. М. Воронин, А. В. Добрынина, И. А. Карпов, Д. А. Трескин. Каждый из них на том участке, где работал, проявлял активность, настойчивость, требовательность к себе и подчиненным, личным примером увлекал людей на перестройку работы в сельском хозяйстве. Для молодого поколения руководителей, которые сегодня стоят во главе хозяйств, отделений, бригад, есть с кого брать пример, есть опыт, который нужно взять на вооружение, чтобы более решительно проводить курс на интенсификацию производства.

Уважаемый читатель, даже то немногое, что рассказано о нелегком становлении новой жизни в кабанских селах, на наш взгляд, убедительно свидетельствует о настойчивых усилиях трудящихся, партийных и других общественных организаций по осуществлению ленинского кооперативного плана, а также о большой, всесторонней помощи партии и государства.

* * *

ПАРАЛЛЕЛЬНО с сельским хозяйством, хотя и значительно медленнее на первых порах, шло промышленное развитие. До 50-х годов в районе преобладали мелкие, кустарного типа предприятия. Такие, например, как Никольский промкомбинат и объединение "Бурмукомол", в ведении которого находились водяные мельницы, расположенные в селах Тимлюй, Елань и Брянск. Затем дали первую продукцию Оймурский промкомбинат и Клюевский лесозавод. Валовая продукция всех предприятий составляла не многим более четырех миллионов рублей  (в старом исчислении).

В связи с большим разворотом строительства в районах Сибири встал вопрос о снабжении строек материалами, особенно цементом. Правительство Бурят-Монгольской автономной республики обратилось к товарищу Серго Орджоникидзе, наркому тяжелой промышленности СССР, с просьбой разрешить строительство цементного завода. Вскоре согласие наркома было получено, и строительной площадкой нового предприятия была определена станция Тимлюй. Осенью 1937 года началось строительство первого крупного предприятия по выпуску стройматериалов в республике. В середине следующего года были построены вспомогательные предприятия: лесопильный завод, столярная и механическая мастерские, хлебопекарня, столовая и первые жилые дома нового поселка Каменск.

В начале 1940 года строители приступили к сооружению основных цехов завода, полным ходом шли работы по отсыпке плотины. Война на семь лет прервала строительство. Только в 1948 году голоса строителей вновь зазвучали на промышленной площадке, а 9 января 1953 года молодой коллектив цементников получил первую технологическую линию. Первую смену на новом предприятии возглавил опытный цементник страны Петр Моисеевич Дорохов.

Одновременно с монтажом оборудования еще двух линий шло освоение технологии производства цемента, улучшалось его качество, развернулась упорная борьба за повышение производительности цементных мельниц. Администрация, партийная и профсоюзная организации начали поход за повышение квалификации работающих, их технического и общеобразовательного уровня. Опыт передовиков немедленно становился достоянием всего коллектива, а их имена были известны каждому работающему на заводе. В 1955 году завод окончательно освободился от строительных лесов и вступил в новый период своего развития, период освоения проектных мощностей. Шесть лет спустя предприятие уверенно вошло в число лучших цементных заводов страны. В 1961 году выпуск сверхплановой продукции составил более 52 тысяч тонн, а валовая продукция с начала работы предприятия увеличилась в 11 раз. С этого времени завод стабильно из года в год выполняет государственные планы. В 1967 году коллектив завода за успехи в социалистическом соревновании в честь 50-летия Советской власти награжден памятным Красным знаменем обкома КПСС, Совета Министров Бурятской АССР и облпрофсовета. В связи с 50-летием СССР предприятие награждено Почетным Юбилейным Знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС. Коллектив цементного завода 23 раза завоевывал призовые места в соревновании среди предприятий Министерства промышленности строительных материалов СССР.

27 мая 1969 года за высокие производственные показатели и успехи, достигнутые в коммунистическом воспитании коллектива, Коллегия Министерства промышленности строительных материалов СССР и ЦК профсоюза отрасли присвоили заводу почетное звание "Коллектив коммунистического труда". В районе завод стал первым предприятием, которое носит это высокое звание. В 1970 году предприятие отмечено Ленинской Юбилейной Почетной грамотой, а в 1983 году - юбилейной Почетной грамотой в честь 60-летия Бурятской АССР. Уже один этот далеко не полный перечень наград коллектива - убедительная характеристика его работы. В основе успехов коллектива высокая культура и дисциплина труда, профессиональная компетентность рабочих ведущих профессий и ИТР, умелая организаторская и массово-политическая работа партийной и профсоюзной организаций.

В 1955 году в районе началось строительство шиферного завода, другого крупного предприятия по выпуску строительных материалов. Причем корпуса его цехов возводили исключительно быстрыми темпами. Уже 17 июня 1958 года предприятие вступило в строй действующих. В этот день была запущена листоформовочная машина, которая к концу смены дала 800 листов шифера. Первую смену по выработке шифера вел опытный машинист Василий Петрович  Серебряков. Так началась трудовая биография еще одного промышленного предприятия - завода асбоцемизделий. В октябре 1958 года была сдана в эксплуатацию третья технологическая линия и подготовлена к испытаниям четвертая. К концу года завод выпустил 13,6 миллиона условных плиток шифера. Шли годы, отмеченные упорным трудом коллектива. Отрабатывали технологию производства, вели борьбу с потерями цемента и асбеста, сокращали брак, заменяли устаревшие машины и оборудование. Построили новый цех по производству плоского шифера. Повысили культуру рабочих мест и производства в целом. Выросла квалификация работающих. Увеличилась заработная плата, более полно удовлетворяются все социально-бытовые нужды членов коллектива. Во всех этих вопросах решающее слово принадлежит директору предприятия Валентину Ивановичу Струневичу. Он грамотный инженер и хозяйственник. Прост в обращении с людьми, обладает завидным трудолюбием, настойчивостью, чувством нового.

Строительство цементного и шиферного заводов вызвало рождение таких предприятий, как Тимлюйское строительно-монтажное управление. Каменское автотранспортное предприятие, хлебозавод № 5, Байкальские электрические сети, занятые в основном сооружением и обслуживанием новых предприятий и рабочего поселка Каменск.

Еще больший размах получило промышленное развитие района, когда было принято решение о строительстве предприятия химической промышленности - Се-ленгинского целлюлозно-картонного комбината. В конце 1956 года первые рабочие пришли на площадку, отведенную под строительство этого гиганта. Они положили начало многотысячному коллективу Селенгинского строительно-монтажного треста, а затем СМУ-8. Селенгинский ЦКК - сложное современное предприятие большой химии - возводился методом Всесоюзной ударной комсомольской стройки. На долю предприятия выпала нелегкая судьба долгостроя. Но пришел день 25 апреля 1973 года, когда и оно вступило в строй действующих и дало первую продукцию.

Выпустить первую партию тарного картона выпала честь смене, руководила которой комсомолка Мария Пугачева. У картоноделательной машины были передовые рабочие, которые своими руками монтировали оборудование. Это - Юрий Алексеевич Гришин, Никита Матвеевич Тарасевич, Петр Петрович Минин. Трудности, которые выпали на долю молодого предприятия лесохимии, помогали преодолевать все, кто хоть в какой-то мере имел к нему отношение. Практически комбинат строила вся страна. По просьбе администрации комбината предприятия отправляли оборудование, станки и машины, присылали монтажников и наладчиков, которые, как правило, выполняли работы досрочно. Днепропетровский завод им. Артема поставил обе картоноделательные машины, Белгородский завод - технологический и энергетические котлы, "Узбекхиммаш" - упорные установки, контрольный кабель, завод "Ижтяжбуммаш" (Удмуртия) - нестандартизированное оборудование, Петрозаводский "Тяжбуммаш" - нержавеющие трубы, свердловчане - варочные котлы, ленинградцы - арматуру и т. д. На Ангарском, Братском и Байкальском комбинатах прошли 2-3-месячную стажировку многие молодые рабочие. Из различных предприятий целлюлозно-бумажной промышленности страны ехали инженерно-технические работники, чтобы помочь быстрее отладить производство и подготовить местные кадры специалистов. Словом, на строительстве первенца химической промышленности Бурятии еще раз была продемонстрирована великая сила интернационального единства, братства и взаимопомощи, характерные для нашего социалистического общества.

В 1983 году Селенгинский ЦКК отметил свое первое трудовое десятилетие. За прошедшие годы реализация товарной продукции увеличилась в 16,5 раза, варка целлюлозы - в 4,9 раза, выпуск картона - в 4,4 раза, более чем в 3 раза возросла производительность труда. Продукция комбината идет сегодня 50 промышленным предприятиям нашей страны, а также в ВНР, ГДР, Кубу, Вьетнам, в Западную Германию и Австрию. За десятилетие стабилизировалась работа комбината. Вырос поселок, в котором проживает 15 тысяч жителей. За эти годы построено более 70 тысяч квадратных метров благоустроенного жилья, детские сады и школы, магазины и больничный комплекс, подсобное хозяйство и узел связи. Возведен в поселке прекрасный Дворец культуры, который становится настоящим центром по организации  культурного досуга трудящихся.

В связи со строительством целлюлозно-картонного комбината в 1958 году начал работать Брянский завод ЖБИ и комбинат строительных материалов, а после 1960 года - селенгинский автогараж, хлебозавод № 8 и другие предприятия.

Крупной строительной организацией в районе является передвижная механизированная колонна № 590 треста "Бурятцелинстрой". Этот коллектив сформировался для строительства цементного и шиферного заводов. В коллективе долгое время работал каменщик Николай Дорофеевич Коршунов, награжденный в 1958 году орденом Трудового Красного Знамени. Под его руководством бригада каменщиков возводила корпуса цементного завода, жилые дома, больницу, школы, магазины поселка Каменск. Не менее заслуженными в этом коллективе и в районе были бригады монтажников И. М. Зубрилина, маляров В. В. Омельченко, штукатуров И. Г. Губарева, комплексные бригады К. А. Саркало, Е. А. Бурлакова, Л. Э. Манилько. Руками строителей ПМК-590 возведено немало производственных объектов, жилья и других сооружений в Кабанском и Прибайкальском районах.

В конце 50-х годов на берегу Байкала недалеко от станции Выдрино началось строительство Байкальской лесоперевалочной базы. Это предприятие было образовано на базе Выдринской сплавной конторы, которая получала лес по Байкалу и перерабатывала его в строительный брус и пиломатериалы. Начиная с 1957 года, на предприятии быстрыми темпами возводили новые цеха, монтировали оборудование, готовили кадры, что позволило перейти на новую технологию выгрузки древесины в хлыстах. Через два года на предприятии вступил в строй действующих деревообрабатывающий цех. Его мощность 500 тысяч квадратных метров оконных и дверных блоков и 10 тысяч кубометров строганного погонажа. Продукция предприятия идет не только в адрес более 200 потребителей нашей страны, но и за рубеж: в Монголию, Индию, Японию, Афганистан. Вокруг производственной базы комбината вырос один из красивейших поселков района - Выдрино. В нем есть все необходимое для жизни, досуга и отдыха рабочих лесобазы.

Одновременно со строительством новых предприятий в районе шла реконструкция действующих. Строились новые производственные помещения, менялось на более совершенное оборудование, внедрялась новая технология, осваивались новые виды продукции. В первый военный год объединение "Бурмукомол" было реорганизовано в пищекомбинат, а затем в Кабанский плодоовощной завод, который выпускает ежегодно более двух миллионов банок различных консервов.

Свое 50-летие в 1983 году отпраздновал один из старейших рыбоводных заводов страны Большереченский. Он специализируется на искусственном разведении омуля. В первый год его существования на инкубацию было заложено более 44 миллионов икринок, из которых не вывелось ни одного малька. Только на второй год были получены первые мальки омуля с очень большим отходом икры, до 53 процентов. Шли годы, укреплялась материальная база, совершенствовалась биотехника разведения омуля, техника отлова, транспортировки, отсаживания особей и взятия икры, а также процессы самой инкубации и выпуска личинок в водоемы. Все это позволило заводу поднять не только количественные, но и качественные показатели. В 1963 году коллектив завода добился звания коллектива коммунистического труда. Он был неоднократным участником ВДНХ СССР, награждался юбилейными Почетными грамотами обкома КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Бурятской АССР. Неоценимый вклад в освоение нового дела, разведения омуля искусственным способом, внесли многие работники завода, особенно Павел Сергеевич Стариков. Он проработал старшим рыбоводом более 40 лет и награжден за свой труд орденом Октябрьской Революции.

В отличие от Большереченского Кабанский рыбозавод занимается переработкой рыбы. В октябре 1980 года предприятие отметило свое пятидесятилетие. За эти годы фактически построен новый завод с современными цехами, холодильником, оборудованием, гаванью для захода рыболовецких судов. Завод производит семь видов продукции, в пределах 20 тысяч тонн в год. На предприятии сформировался крепкий трудовой коллектив. На протяжении многих лет лидируют в соревновании бригады по рыбодобыче, возглавляемые Иваном Александровичем Коневым и Иваном Андреевичем Суворовым. Немало труда вложили в становление коллектива и формирование его трудовых традиций заслуженные работники рыбного хозяйства РСФСР рыбообработчица Анна Борисовна Тахинаева и бывший директор завода Александр Андреевич Григорьев, а также бригадиры сетевых лодок М. И. Попов, С. Ф. Жилин, бригадиры закидных неводов М. М. Вельский и П. М. Жилин, С. С. Соголов - кавалер ордена Ленина и депутат Верховного Совета Бурятской АССР седьмого созыва, ветераны завода И. И. Кушеев, А. П. Марченко, А. Н. Суворова, Л. А. Данеев и др. Предприятие работает стабильно из пятилетки в пятилетку и неоднократно завоевывало призовые места в социалистическом соревновании в районе и в республике.

После значительной реконструкции стал одним из высокомеханизированных лесных предприятий республики Клюевский леспромхоз. Начиналась Клюевка еще в двадцатые годы небольшим лесопильным предприятием. В годы Великой Отечественной войны его реконструировали. Построили судостроительный, бондарный, механический, тарный цехи. С предприятия шла тара, новые катера, баржи, лодки и другая продукция, нужная фронту. И вот теперь коллектив фактически нового предприятия занимает достойное место среди предприятий района. Имеет богатые трудовые традиции, которые закладывали первый рамщик завода Александр Гаврилович Зеленовский, первый машинист котлов Иван Гаврилович Шимян, первый кузнец Анисим Васильевич Князев. Сегодня их эстафету с честью несут хозрасчетная бригада по раскряжевке древесины В. Н. Полонова, смена по лесопилению 3. И. Вставской, крановщик, ветеран производства И. Г. Тараканов.

Клюевский леспромхоз территориально относится к Бабушкинскому городскому Совету. В городе Бабушкине находится крупный железнодорожный узел, где имеются локомотивное депо, станция, пункт технического осмотра вагонов, дистанция сигнализации и связи, служба пути, энергоучасток и рельсосварочный поезд. За исключением двух последних, все названные подразделения узла начали свою деятельность после постройки железной дороги. С ее пуском сформировался отряд рабочего класса и его политические организации. Трудовая и революционная деятельность железнодорожного пролетариата станции Мысовая была примером отношения к делу, к общественному долгу, во многом определяла политическую активность населения района на всех поворотах истории края. Работники железнодорожного транспорта и сейчас в первой шеренге тружеников района по осуществлению пятилетних государственных планов и социалистических обязательств.

Ведущим предприятием железнодорожного узла станции Мысовая является локомотивное депо. Традиции этого коллектива, заложенные первыми машинистами, продолжают их сыновья, внуки. Именно здесь создавались семейные династии Селиверстовых, Бажановых, Масаловых, представители которых и сегодня трудятся в коллективах железнодорожного узла. С годами изменились локомотивы, система их эксплуатации, ремонта, менялись и люди. Росла их грамотность, техническая подготовка, профессиональная компетентность. Среди наиболее уважаемых и авторитетных машинистов М. Д. Качин, В. Д. Кугаевский, П. В. Димов, А. П. Яковлев, Н. П. Бажанов. На их счету тысячи тонн перевезенных грузов и сотни тысяч пассажиров, десятки тонн сэкономленного дизельного, топлива и миллионы киловатт-часов электроэнергии. Есть кому и сегодня продолжать традиции первых машинистов депо.

Старейшим предприятием узла, трудовая биография которого началась в 1902 году, является Мысовская дистанция пути. В начале она объединяла до 15 околотков по текущему содержанию пути, цех смотрителя зданий и сооружений, который имел кузницу, столярную, слесарную и малярную мастерские и конный обоз из 20 лошадей. Основная задача дистанции пути состояла в том, чтобы обеспечить бесперебойное движение поездов, поддерживая путевое хозяйство и сооружения в рабочем состоянии. Собственно эта задача выполняется и сегодня, только решается она на новой основе. Ни в какое сравнение с прежней не идет техническая оснащенность и квалификация кадров. На помощь людям пришла новейшая техника, автотранспорт, гидравлические инструменты, ультразвуковая и магнитная дефектоскопия. На 512 человек, работающих в коллективе, в настоящее время приходится 11 инженеров с высшим образованием и 27 техников. Все это благоприятно сказывается на работе предприятия в целом и его подразделений. За последние десять лет 10-я дистанция пути среди предприятий Восточно-Сибирской железной дороги выходила победителем социалистического соревнования 37 раз. Передовыми подразделениями в коллективе являются 1-й околоток, возглавляемый мастером Д. Ф. Козулиным, кавалером ордена Трудового Красного Знамени; 5-й околоток мастера В. М. Крюкова, мостовая бригада мастера В. А. Лагерева, бригада пути мастера М. С. Соболева, кавалера ордена Трудового Красного Знамени.

Коллектив дистанции сигнализации и связи по сравнению с путейским предприятием небольшой. Но он выполняет сложную работу по обеспечению бесперебойной поездной, маневровой, вокзальной, дальней автоматической связью и радиосвязью всего подразделения и предприятия железнодорожного транспорта. На его вооружении новейшие средства автоматики, контрольно-измерительной техники и аппаратуры, которую обслуживают 3 инженера и 18 техников. Они обеспечивают четкую работу своего предприятия. Предприятие постоянно занимает призовые места в социалистическом соревновании по Восточно-Сибирской железной дороге.

В апреле 1984 года исполнилось 20 лет Мысовскому рельсосварочному поезду № 32. За время, прошедшее со дня основания, коллективом сварено 3532 погонных километра рельсов, которые уложены в основной путь Восточно-Сибирской железной дороги. Одновременно приведено в рабочее состояние почти 6 тысяч погонных километров рельсов, бывших в эксплуатации. За эти годы основные производственные фонды предприятия выросли вдвое, устойчивыми темпами растет производительность труда, снижается себестоимость товарной продукции, повышается благосостояние рабочих. Заработная плата, к примеру, увеличилась втрое.

В связи с электрификацией Восточно-Сибирской железной дороги на участке Слюдянка - Петровск-Забайкальский и переводом поездов на электрическую тягу, в апреле 1970 года был создан Мысовский энергоучасток. В его составе 19 структурных подразделений. Переработка электроэнергии на тяговых подстанциях за время существования участка увеличилась в 2,3 раза. Особо стоит отметить рационализаторов предприятия, которые внесли и внедрили около тысячи предложений с общим экономическим эффектом более 700 тысяч рублей. Только Владимир Константинович Пахмутов подал и внедрил 40 предложений. Он является автором двух изобретений и награжден Почетным знаком "Изобретатель СССР". На счету В. И. Любимского 31 рацпредложение. В. Г. Миллер внес 22 предложения и за это ему присвоено звание "Лучший рационализатор Восточно-Сибирской железной дороги".

С середины 50-х годов в стране начались работы по электрификации железных дорог, а уже в 1961 году участок Москва - Байкал полностью перешел на электрическую тягу. К электрификации участка Слюдянка - Улан-Удэ приступили в 1967 году. Задержка была из-за отсутствия надежных источников энергоснабжения. Электрификация сопровождалась вводом в эксплуатацию средств автоматики, телемеханики, связи, энергетики. Капитально отремонтировали железнодорожный путь, укрепили земляное полотно, произвели переустройство искусственных сооружений и станционного хозяйства. Электрификация не только изменила техническую оснащенность железнодорожного хозяйства. На смену старым профессиям, таким, как башмачник, кочегар, шлакоуборщик и т. п., пришли новые: машинист электровоза, оператор, монтер контактной сети и тяговых подстанций, слесарь по ремонту электрооборудования и т. д.

В коллективах железнодорожных подразделений трудятся сегодня специалисты многих профессий. Они показывают образцы добросовестного труда и высокой ответственности за порученное дело. Из многих славных имен таких тружеников назовем только тех, кто награжден высшей наградой нашей Родины - орденом Ленина. Это - Николай Иванович Кондренкин, Виктор Константинович Голубев - дорожные мастера Мысовской дистанции пути; Фарида Баяновна Исханова - путевой обходчик Селенгинской дистанции пути; Виктор Иванович Лобычев - механик Мысовского участка энергоснабжения; Алексей Семенович Спешилов - мастер Слюдянской дистанции гражданских сооружений. Читатель понимает, что список передовиков производства названными фамилиями не ограничивается. Просто рамки нашего рассказа не могут вместить всех, кто заслужил своим трудом это высокое звание.

В прошедшие две пятилетки на железнодорожном транспорте внедрялась комплексная механизация при формировании поездов, на разгрузке, погрузке и особенно на вспомогательных работах. Шла напряженная борьба за повышение эффективности использования электровозов, вагонов, за сокращение их простоев, оснащение путевого хозяйства. Появились различные специализированные машины, более мощные краны, увеличилось количество передвижных электростанций, шпалоподбивочных машин, различных гидравлических и электрических инструментов. Все это резко сократило тяжелый физический труд рабочих, занятых на ремонте и содержании железнодорожного хозяйства, повысило производительность и качество труда, создало дополнительные возможности для улучшения грузоперевозок и пассажирского движения на участке железной дороги от станции Селенга до станции Выдрино.

Читателю, наверное, доводилось видеть, а кое-кому и приобретать полированную мебель с маркой Оймурской мебельной фабрики. Началом трудовой биографии Оймурской мебельной фабрики считается 26 мая 1935 года, когда была образована промысловая артель, несколько позже переименованная в промколхоз "Единение". Артель производила смолу, известь, бочкотару, лодки, сани, занималась рыбодобычей и земледелием. Так продолжалось до 1957 года, когда окончательно определился профиль предприятия - выпуск мебели. На предприятии построены новые просторные цехи, оснащенные современным оборудованием и станками, что позволило снизить уровень немеханизированного труда и поднять его производительность в 10 раз. С 1970 года фабрика начала выпускать полированную мебель. В настоящее время ее производство возросло в 30 раз. Многое сделали для развития производства, становления коллектива мебельщиков, создания его трудовых традиций Андрей Матвеевич Воробьев, бывший питерский рабочий, который был директором предприятия в военные годы, Гавриил Иннокентьевич Англичанов, директор фабрики с 1957 года. Нельзя не сказать слова благодарности ветеранам фабрики: В. Е. Черниговскому, П. Д Кашину, П. А. Нелюбину, С. Я. Дубининой, И. М. Черниговскому, Л. Г. Симухину, В. И. Бархаову, А. К. Щепину. Это их труд сделал предприятие современным, поднял его авторитет у населения и обеспечил устойчивый сбыт продукции.

Кроме названных предприятий в районе функционируют Кабанский маслозавод, Каменский завод железобетонных изделий, дорожно-строительное управление № 1, Кабанский строительный участок Министерства коммунального хозяйства Бурятской АССР, Кабанская ПМК "Бурводстрой", четыре рыболовецких колхоза, Кабанский узел связи, районное объединение бытового обслуживания с филиалами и комплексными пунктами и другие предприятия и организации.

Таким образом, с 50-х годов промышленное развитие района шло довольно быстрыми темпами, причем не только за счет ввода в эксплуатацию новых предприятий, но и за счет реконструкции действующих. В результате этого район постепенно превратился в один из крупных индустриально-аграрных центров республики. На предприятиях выросли высококвалифицированные кадры рабочих и инженерно-технических работников. В районе работает сегодня около 3000 инженеров и техников. Причем каждый второй является членом КПСС. Среди специалистов на предприятиях организовано социалистическое соревнование на основе личных творческих планов. Победителям присуждается звание "Лучший специалист народного хозяйства района". Роль и ответственность ИТР постоянно возрастает. И это особенно заметно в последние три пятилетки. Внедрение в производство комплексной  механизации и новых технологий, работы по обеспечению надежности энергоснабжения сельскохозяйственных предприятий, электрификации железнодорожного транспорта, модернизации путевого хозяйства, строительству и  реконструкции автомобильных дорог и средств связи, деятельность ИТР по повышению квалификации рабочих и организации их технического творчества - вот далеко не полный объем работы, который лежит на плечах технической интеллигенции.

Не менее энергично решаются вопросы социального плана, непосредственно связанные с повышением материального благосостояния трудящихся. Каждую пятилетку вводятся в строй новые школьные здания, детские сады и ясли, магазины и клубы, библиотеки и поликлиники, благоустроенное жилье. Причем не только в рабочих поселках, но и в сельской местности. Быстрыми темпами растет товарооборот государственной и кооперативной торговли, бытовые услуги населению.

ДРУГОЙ стороной индустриального развития района является борьба за эффективность производства, повышение качества выпускаемой продукции и производительности труда. К настоящему времени большинство предприятий промышленности района внедрили Саратовскую систему бездефектного изготовления продукции, осуществляется разработка и внедрение в производство стандартов качества. Пионером в этой работе, который к тому же достиг хороших результатов, является коллектив Тимлюнского цементного завода. Началась она на предприятии в 1971 году с внедрения оперативного контроля за качеством, т. е. с одной из форм бездефектного труда. В 1976 году была проведена аттестация сырья и полуфабрикатов и разработаны внутризаводские стандарты. Через два года внедрили комплексную систему управления качеством продукции. И как результат в течение двух пятилеток средняя марка цемента поднялась на 34 единицы, а объем производства цемента высшей категории вырос в 10 раз. Основываясь на опыте внедрения КСУКП (комплексная система управления качеством продукции - М. Л.), коллектив завода в 1983 году приступил к разработке и внедрению комплексной системы повышения эффективности производства. Была организована рабочая группа, составлен график первоочередной разработки стандартов и занятий с ИТР, мастерами, бригадирами и рабочими. В настоящее время на заводе внедрено 16 стандартов по пяти подсистемам повышения эффективности производства. Организационные меры, проводимые на предприятии, подкрепляются идеологической работой, системой материального и морального поощрения работающих за качество продукции, внедрение новой техники и технологии. Организовано социалистическое соревнование, регулярно проводятся смотры-конкурсы, общезаводские и цеховые дни качества, планерки, занятия, что позволяет включить весь коллектив в активную работу по повышению эффективности производства. И надо отдать должное ИТР завода, которые в этой работе занимают передовые позиции и постоянно ведут коллектив от решения одной задачи к другой, вес более сложной, но необходимой для современного производства. Среди активных энтузиастов внедрения всех новшеств на заводе его директор Л. К. Рыжов, главный инженер Ф. И. Коробков, ветеран завода И. С. Бичиханов, главный механик Я. А. Ильков, начальник ОТК и центральной лаборатории Л. Е. Угрюмова, мастер транспортного цеха П. П. Аверин и другие.

Положительные результаты по повышению качества выпускаемой продукции достигнуты на Селенгинском ЦКК, Оймурской мебельной фабрике, Кабанском рыбозаводе, в Клюевском ЛПХ. Значительно улучшено качество строительно-монтажных работ в Селенгинском СМУ-8 и дорожно-строительном управлении № 1.

С 1983 года в районе в целом внедряется Кабанская территориальная система управления качеством продукции. Основной целью внедрения районной системы является обеспечение высоких темпов повышения технического уровня и качества продукции, а также повышение на этой основе эффективности производства и производительности труда, более полного использования промышленного потенциала.

Направления работы, о которых говорилось выше, внедряются также и в сельскохозяйственных предприятиях района. Достаточно сказать, что капитальные вложения в сельское хозяйство за последние три пятилетки составили около 73 миллионов рублей. Ежегодно расширяются посевные площади, в том числе орошаемых земель, в 4 раза выросли объемы внесения органических и минеральных удобрений, пополняются хозяйства новыми машинами и тракторами, что повысило уровень механизации труда в земледелии и животноводстве, увеличилось количество классных механизаторов и животноводов, а специалистов сельского хозяйства в 2,5 раза против 1965 года, причем 46 процентов из них имеют высшее образование. Один специалист в сельскохозяйственном предприятии сегодня приходится на 10 человек работающих, то есть насыщенность специалистов в сельском хозяйстве поднялась до уровня промышленных предприятий. Таким образом, сельское хозяйство района прочно встало на индустриальную основу, и имеет достаточно квалифицированные кадры специалистов и рабочих ведущих профессий.

Соответствующую современным требованиям материальную базу получили организации, обслуживающие сельскохозяйственные предприятия: РО "Госкомсельхозтехника", Байкальское транспортное предприятие, ПМК "Бурводстрой", РО "Сельхозхимия", Кабанский маслозавод, ПМК "Бурятсельхозмонтажкомплект". Укрепление материальной базы сельского хозяйства и насыщение его высококвалифицированными кадрами позволили за последние 20 лет увеличить среднегодовое производство продукции в следующих размерах: зерна - на 134 процента, картофеля - на 165, мяса - на 288, в том числе птицы - в 7,6 раза, валовое производство молока - на 190 процентов, а надой на корову - на 139 процентов.

Новым, важным этапом для работников сельского хозяйства стали решения майского (1982 г.) Пленума ЦК КПСС. Рубежи, определенные Продовольственной программой для района, сводятся к тому, чтобы довести ежегодный валовый сбор зерна до 50 тысяч тонн. В связи с этим 26 апреля 1985 года бюро РК КПСС утвердило "Комплексную программу повышения плодородия почв и химизации сельскохозяйственного производства в районе до 1990 года". Намечено увеличить накопление органических удобрений до 7 тонн на гектар пашни, против 5 тонн в настоящее время. Объемы внесения торфокомпостов возрастут до 200 тысяч тонн в год. Предстоит повысить культуру земледелия, внедрить научно обоснованные севообороты, обеспечить каждое хозяйство районированными сортовыми семенами. Все это позволит получать стабильные урожаи зерна до 25 центнеров с гектара.

В Продовольственной программе, как известно, ставится задача добиться к 1990 году роста удоя молока в среднем на корову в колхозах и совхозах страны на 500-600 килограммов. Получить такой прирост в районе можно. Об этом говорят показатели передовых ферм и отдельных доярок, а также районные показатели. В 1965 году в среднем за год удой от коровы составлял 1790 килограммов, а к 1980 году он увеличился до 2400 килограммов. Прирост оказался выше того показателя, который планируется достичь в настоящее время. Большими возможностями располагает район по увеличению производства мяса. Для этого необходимо более активно создавать прочную кормовую базу, внедрить в производство комплексную механизацию и на ее основе совершенствовать технологию откорма животных, а также повысить научный уровень племенной работы.

НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ

Когда молодая власть Советов закладывала фундамент новой жизни, партия четко обосновала требование момента - без знаний, сознательности, убежденности не построить новое общество. Но и ждать, когда это будет сделано, тоже нельзя. Поэтому борьба за социализм на хозяйственном фронте велась одновременно с ликвидацией неграмотности, бескультурья, невежества.

В деревне 20-х годов можно было ежедневно наблюдать одну и ту же картину. Вечером, после трудового дня, люди торопливо шли к большому дому в центре села. Это была либо сельская школа, либо дом, реквизированный у какого-нибудь богатея. В комнате, набитой людьми, тускло светит керосиновая лампа, коптилка или лучина. За столами сидят пожилые люди. С трудом они держат в заскорузлых от крестьянской работы руках уголек или кусок мела. В поте лица пытаются написать букву или слово. Долго, с трудом произносят слог за слогом, складывая привычные, но в то же время кажущиеся новыми слова. До глубокой ночи светится огонек в окнах. С упорством и настойчивостью люди "грызут гранит науки". Такие курсы для взрослых назывались школами или пунктами ликвидации безграмотности, сокращенно ликбез. В 1923 году их было открыто в селах района 18. С них и началось большое и необходимое для строительства новой жизни просвещение народа.

Количество обучающихся грамоте росло с каждым годом, и уже через семь лет неграмотных в районе оставалось около семи тысяч, причем третья часть из них были старше 30 лет. Председатель Мысовского горсовета в мае 1940 года информировал райсовет о том, что в городе работало 6 школ для обучения неграмотных и малограмотных, а также вели индивидуальное обучение представители партийных, комсомольских организаций, культармейцы, учащиеся старших классов. Из 620 неграмотных и малограмотных обучением было охвачено 390 человек, из которых "не выдержали испытания" 45 человек.

Еще более поразительные успехи были достигнуты в обучении детей. Как известно, до революции во всем Прибайкалье работало 5 церковно-приходских школ и училищ, в которых обучалось около 200 детей, В 1923 году в районе сразу было открыто 20 школ, в том числе две школы с преподаванием на бурятском языке. И это тоже было новым, невиданным ранее делом. Впервые в истории провозглашенное право наций на свою самобытную культуру гарантировалось на деле сохранностью и равноправием национального языка.

В течение последующего времени открылось еще пять школ. На народное образование впервые было израсходовано 87,6 тысячи рублей (в старом исчислении). Таких затрат на народное просвещение в районе еще никогда не производилось. В нюне 1935 года состоялся первый выпуск учащихся 10 класса в Мысовской образцовой средней школе. В 1940 году количество школ в районе выросло до 58, причем в семи школах было введено семилетнее, а в трех - среднее образование.

На заседании исполкома райсовета, которое рассматривало итоги 1940/41 учебного года, было отмечено, что "качество знаний учащихся повысилось, выполнены учебные программы, улучшилась трудовая дисциплина, увеличилась наглядность в преподавании отдельных предметов... В школах организованы горячие завтраки, производится подвоз детей к школам... Средняя успеваемость учащихся по району достигла 80,5 процента".

Успешно начатому делу народного образования был нанесен непоправимый ущерб в результате нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. За военные годы количество учащихся во всех школах сократилось вдвое. К примеру, из школ Кударинского куста в 1943/44 учебном году выбыло более тысячи учащихся.

Здания школ ветшали, не хватало бумаги и учебников. Не вернулись с фронта многие учителя, в основном молодежь, подготовленная в вузах и техникумах в первые годы Советской власти и имеющая опыт школьной работы.

В 1947 году количество учащихся еще не превышало уровня первых военных лет. Причем 10 процентов из них было оставлено на второй год. Многие школы из-за отсутствия топлива не работали в зимнее время.

В августе 1948 года Министерство просвещения республики проверило работу кабанских школ и по итогам проверки издало приказ, в котором отмечалось, что из 2977 учащихся выпущено и переведено в другие классы 2400 человек. "Сравнительно хорошие результаты имеют Посольская семилетка, Степно-Дворецкая, Колесовская, Нюкская и Творогово-бурятская начальные школы.

Не имеют второгодников учителя Каданова Е. Л., Шалапгов Н. А., Савинский Е. И., Абашеева Д. А., глубокие и прочные знания дают преподаватель математики Хабаева А. И., преподаватель истории Пискунова Л. В., биолог Беклемешеаа М. И., учитель Хараузинской начальной школы Третьяков Ф. С.". Основными недостатками в приказе названы слабая работа учителей над собой, недостаточная их подготовка к урокам, плохо организованная методическая работа, поверхностное инспектирование со стороны аймоно. В этом ничего удивительного нет. Каждый третий учитель в 1948 году не имел даже среднего образования. Таким образом, необходимо было укреплять материальную базу школ, повышать общеобразовательную и профессиональную подготовку учительских кадров. Решением большей части этих проблем занялись хозяйственные, советские, партийные органы. В селах района развернулись работы по ремонту, строительству новых школьных зданий, мастерских, школьных интернатов. Все больше средств на приобретение учебных и наглядных пособий, инвентаря и оборудования давали предприятия-шефы. Уже к 60-м годам в новых зданиях начали работать Каменская, Выдринская, Бабушкинская, Клюевская, Большереченская, Кабанская, Селенгинские № 1 и 2, Шергинская, Оймурская, Брянская и Посольская средние, Твороговская, Красноярская восьмилетние и многие начальные школы. Все они в достаточном количестве были обеспечены инвентарем, приборами, наглядными пособиями, а также кадрами учителей.

Все учителя обеспечивались бесплатными квартирами, отоплением и освещением. Они освобождались от обязательных поставок молока, мяса, картофеля государству, им отводились выпасы и сенокосы на колхозных угодьях для содержания скота в личном пользовании. Значительные изменения были внесены в саму систему подготовки и переподготовки учителей, улучшилась работа семинаров и методических объединений, шире стал распространяться передовой опыт, усилился контроль за самоподготовкой учителей. Все эти мероприятия, осуществлявшиеся в комплексе, дали положительные результаты. Выросли мастерство и профессиональная подготовка учителей, накапливался опыт организации учебно-воспитательного  процесса.

Сегодня более 76 процентов учителей имеют высшее образование. Около 200 отмечены правительственными наградами, 50 являются отличниками народного просвещения, 16 удостоены почетного звания "Заслуженный учитель школы Бурятской АССР", а Пелагее Никитичне Урнышевой, Андрею Афанасьевичу Качипу, Степану Федоровичу Сутурину, Доре Александровне Абашеевой, Зое Ивановне Рещиковой присвоено почетное звание "Заслуженный учитель школы РСФСР". Более 230 учителей ежегодно работают без второгодников.

В последние два десятилетия советская школа решала задачу постепенного перехода ко всеобщему среднему образованию. Поэтому наряду с укреплением материальной базы, подготовкой и переподготовкой учительских кадров, совершенствованием методов преподавания главной заботой стал всеобуч. Необходимо было всех детей до 16-летнего возраста охватить обучением и дать им среднее образование. В этом направлении и была развернута деятельность учительских коллективов, общественности, партийных и советских органов. Каждый школьный коллектив по-своему решал задачи всеобуча и соединения обучения с производственным трудом. В Селенгинской средней школе № 1 (директор А. А. Качин) был сделан упор на индивидуальную работу с учащимися. В Кабанской средней школе (директор И. А. Белоголов) особое внимание уделялось шефству трудовых коллективов над классами как одной из форм участия общественности в воспитании учащихся. Шефы организовывали кружки, проводили экскурсии, вели индивидуальную работу с "трудными" детьми. Вопросы воспитания и обучения обсуждались на партийных, профсоюзных, рабочих собраниях. Представители общественности и родительского комитета оказывали существенную помощь в семейном воспитании, особенно неблагополучным семьям. Созданный совет содействия школе координировал работу школы, семьи и общественности.

В Брянской средней школе (директор В. М. Мисюра) хорошо было поставлено военно-патриотическое воспитание. По инициативе учительницы 3. Ф. Залуцкой был организован клуб "Поиск", члены которого собрали материал о Герое Советского Союза Василии Иннокентьевиче Истомине, уроженце села Брянск. В школе открыт музей имени героя. Ребята побывали в селе Разумовка в Запорожье на могиле земляка-героя, посадили на ней сибирскую березку и багульник.

В Шергинской средней школе накоплен большой опыт приобщения школьников к труду. За ученической производственной бригадой закреплено 10 гектаров земли, на которой школьники выращивают овощи, самостоятельно производят весь цикл работ, начиная от подготовки семян, обработки почвы и кончая сбором урожая. После окончания школы учащиеся получают вместе с аттестатом удостоверения механизаторов. В 1965 году ученическая производственная бригада школы за успехи в выращивании овощей по итогам Всероссийского социалистического соревнования ученических производственных бригад получила третью Всероссийскую премию.

Комсомольско-молодежные производственные ученические лагеря и ученические производственные бригады созданы также в Кабанской, Оймурской средних, Ко-лесовской и Твороговской восьмилетних школах, т. е. было положено начало системному трудовому воспитанию, которое в настоящее время стало действенной формой воспитания коммунистического отношения к труду школьников и их профессиональной ориентации. Достаточно сказать, что ежегодно около трех тысяч учащихся работают в производственных бригадах, занимаются благоустройством сел и поселков, ремонтом школьных зданий и т. д. Объем работ, который они выполняют за пятую трудовую четверть, равняется миллиону рублей. Трудовое воспитание школьников поставлено на прочную материальную базу. В школах имеются мастерские и кабинеты ручного труда, оснащенные станками, инструментом и оборудованием. На базовых предприятиях для обучения школьников выделены рабочие места и наставники из числа рабочих, имеющих высшие квалификационные разряды и опыт работы с молодежью.

Советская школа вступила в новый этап своего развития. Июньский (1983 г.) Пленум ЦК КПСС и 1-я сессия Верховного Совета СССР 11-го созыва определили основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы.

Задачи районной партийной организации и учительских коллективов соответственно определены на пленуме райкома в сентябре 1984 года. Они сводятся к совершенствованию преподавания общественно-политических дисциплин, улучшению трудового воспитания подрастающего поколения и профориентационной работы. Решением сессии районного Совета от 27 июня 1984 года утверждены мероприятия по строительству и реконструкции школьных зданий, детских садов, учебных мастерских и интернатов, определены базовые предприятия и профиль профессиональной подготовки для каждого учебного заведения. В мае 1985 года бюро райкома КПСС обобщило опыт работы Оймурской средней школы и ее базового предприятия совхоза "Оймурский" по осуществлению реформы. На базе этих коллективов проведен семинар с директорами средних и восьмилетних школ района. Проделанная работа и ее первые результаты вселяют надежду на то, что основные направления реформы будут воплощены в жизнь.

* * *

КУЛЬТУРНАЯ революция, которую провозгласила партия в начале социалистического строительства, предполагала не только ликвидацию неграмотности, но и политическое просвещение народа, приобщение его к богатствам культуры, накопленным человечеством. Поэтому одновременно с ликвидацией неграмотности и налаживанием дела народного просвещения велась политико-воспитательная и культурно-просветительная работа. Устная пропаганда и агитация, печать и радио, кино и книга использовались Советами и партийными, организациями в борьбе за утверждение новой жизни, новой морали, новой культуры.

Листаешь пожелтевшие листы протоколов собраний, пленумов райкома партии, отчетов и информации Советов, вчитываешься в скупые строчки корреспонденции в районной газете и зримо представляешь, какая кропотливая и разнообразная массово-политическая и культурно-просветительная работа велась в районе.

На первом месте стоял вопрос о кадрах. Например, рассматривая в октябре 1940 года состояние политико-просветительной работы в аймаке, исполком райсовета приходит к выводу, что политпросветучреждения (красные уголки, клубы, избы-читальни) зачастую не укомплектованы кадрами, а если и укомплектованы, то "работниками, не освобожденными от хозяйственных работ". Исполком обязал председателей колхозов назначить заведующими клубами "лиц из числа колхозников, политически грамотных, желательно комсомольцев и коммунистов, не связанных с частыми командировками и отходничеством, установив им оплату за заведование клубом дополнительно к трудодням, которые начисляются в колхозе за основную работу". Другого выхода не было. Такой сложный вопрос нельзя было решить сразу. Наряду с большими вопросами решались и мелкие, на наш современный взгляд, но ими занимались не только местные, но и районные власти. Так было принято решение "обязать председателя райпотребсоюза обнести забором пекарню, отремонтировать тротуар у столовой, двери и обновить вывеску". Или заведующий отделом кинофикации настойчиво добивался перед исполкомом райсовета, чтобы ему выделили обыкновенную моторную лодку для кинообслуживания рыбаков и животноводов, живущих на островах.

В первые годы Советской власти учреждений культуры в селах не было. Нередко они создавались на средства самих жителей. Н. А. Добромыслова, член КПСС с 1930 года, работавшая учительницей в селе Степной Дворец в 1925 году, вспоминает: "Мы, комсомольцы, решили построить Народный дом. Выпросили у сельсовета церковную сторожку. Сами комсомольцы заготовили бревна, сами работали на строительстве. Вносили деньги, кто сколько мог. Вскоре к сторожке пристроили большой дом, зрительный зал. Так появился у нас Народный дом. В нем ставили спектакли, проводили собрания, вечера, лекции, политзанятия".

"Трудно было работать первым энтузиастам культуры,- писал в газете "Байкальские огни" И. Е. Пыхалов.- Ни платного клубного работника, ни средств на отопление и освещение клуба. Не было сборников песен, пьес, не говоря уже о костюмах, материале для декораций, гриме. Сами писали пьесы, разучивали стихи первых советских поэтов и пели их на мотив старинных песен и романсов. Сами возили дрова, топили печи и убирали Народный дом. Все это делалось с огромным желанием. Мы пели тогда: "Комсомольский красный клуб - наше дело, грудью встанем за него, встанем смело".

Перед началом войны в районе имелось 18 изб-читален, 9 клубов и красных уголков, а в 1949 году было 10 клубов и красных уголков и 5 изб-читален. И если даже в районном Доме культуры не было сидений и людям приходилось стоя смотреть кино, то о сельских клубах и говорить не приходится.

И все же, несмотря на огромные трудности, работа в клубах постепенно налаживалась. Ремонтировали здания, приводили в порядок спортивные площадки, инвентарь и музыкальные инструменты. Возобновили работу самодеятельных художественных коллективов, которые пополнились новыми участниками. Только в Ка-банском Доме культуры за три послевоенных года коллектив художественной самодеятельности подготовил и поставил такие пьесы, как "Лес", "Без вины виноватые" А. Островского, "Молодая гвардия" по роману А. Фадеева, "Машенька" А. Афиногенова, "Младшая сестра" И. Назарова, "Беспокойная старость" И. Рахманова. На сцене ДК и сельских клубов было показано 40 одноактных пьес и концертных программ. На республиканском смотре коллектив Дома культуры показал два спектакля "Машенька" и "Младшая сестра" и был отмечен первой премией, а 17 участников награждены Почетными грамотами. Руководителем самодеятельных артистов был в то время Иван Ерофеевич Пыхалов. Он более двадцати послевоенных лет работал на поприще культуры и внес весомый вклад в ее развитие.

Активнее стали работать сельские клубы, красные уголки, библиотеки. "В Посольском сельском клубе,- сообщала газета "Сталинский путь",- работают кружки художественной самодеятельности: драматический, хоровой, музыкальный, шахматно-шашечный. Участники самодеятельности выступают с концертами, пьесами. В период хозяйственных кампаний клуб организовал агитбригаду. Регулярно при клубе работает сельский лекторий, где выступают врачи, учителя, специалисты сельского хозяйства. Такая же работа ведется в Шигаевском клубе, в Степнодворецкой избе-читальне". Делалось действительно многое, особенно там, где работали настоящие энтузиасты культпросветработы. Такие, как Георгий Макарович Волков - заслуженный работник культуры РСФСР. Родился и вырос он в селе Колесово. Закончил семилетку. До призыва в 1941 году в Красную Армию работал комбайнером в колхозе. Как сражался с фашистами сержант Волков, говорят ордена Отечественной войны I и II степени и пять медалей. Десять месяцев провел Георгий Макарович в госпитале, перенес не одну операцию, но так и не смогли врачи сохранить ему руки. Обе руки. Единственное, что сумели - разъединить кости правой руки выше кисти. Получилось что-то напоминающее два пальца.

С ноября 1945 года Георгий Макарович стал работать заведующим колхозным клубом. Были перерывы, когда его избирали председателем сельского Совета, и когда подводило здоровье. Но в общей сложности 23 года Георгий Макарович отдал культурно-просветительной работе в своем родном селе. Его труд на этом поприще оценен орденом "Знак Почета" и почетным званием. Упорству, с которым Георгий Макарович учился писать плакаты и осваивал клубную работу, можно только позавидовать. Главное же в нем была "живинка", которая помогла ему организовать людей, создать самодеятельный коллектив. Многое сделал Георгий Макарович для внедрения новых обрядов, организации культурного досуга односельчан. О работе клуба, а затем Дома культуры села Колесово не однажды писали газеты. Большую статью "Традиции советской деревни", например, поместила в сентябре 1967 года "Правда Бурятии". Подзаголовок ее гласит: "Из опыта внедрения новых обычаев и обрядов в селе Колесово Кабанского района". В ней есть такие строки: "Директор ДК, всеми уважаемый на селе заслуженный работник культуры, кавалер ордена "Знак Почета" Георгий Макарович Волков... считает организацию культурно-массовой работы своим кровным делом..." И как явствует из статьи, вносит немалую долю творчества в становление новых обрядов и традиций в своем селе.

Таких активистов культуры, как И. Е. Пыхалов и Г. М. Волков, в районе немало. Именно они стремились сделать культурные ценности достоянием людей, а их самих активными творцами культуры. Более 20 лет проработала в библиотеке Таисья Афанасьевна Гуляева, заслуженный работник культуры Бурятской АССР и отличник библиотечной работы СССР. Почти 40 лет руководила чтением детей города Бабушкина Дина Михайловна Ушакова, тоже отличник библиотечной работы. Четверть века проработала в библиотеке Любовь Михайловна Акулинина. С 1966 года заведует сельским Домом культуры Александра Григорьевна Стрекаловская, отличник культпросветработы СССР. Свыше четверти века, из них 17 лет заведующей отделом культуры Кабанского райисполкома, трудится Людмила Ивановна Рюмкина. За свою деятельность на этом поприще Людмила Ивановна награждена орденом "Знак Почета". Ей присвоено звание "Заслуженный работник культуры Бурятской АССР".

За последние три пятилетки еще более выросла и укрепилась материальная база учреждений культуры. Почти в четыре раза увеличились средства на содержание культпросветучреждений, а также на приобретение инвентаря, музыкальных инструментов, технических средств только из государственных капиталовложений, не считая финансовые и материальные затраты предприятий, совхозов, колхозов, общественных организаций.

В районе функционируют 43 клубных учреждения государственной сети и 5 профсоюзных Домов культуры, в том числе сданный в эксплуатацию в сентябре 1983 года Дворец культуры в поселке Селенгинске. В нем имеются кинозал на 600 мест, малый зал на 200 мест, плавательный бассейн, спортзал и библиотека. В районе работают 43 библиотеки государственной сети с книжным фондом около 500 тысяч экземпляров и 21 профсоюзная и школьная библиотека, 6 музыкальных школ. Выросли грамотные, профессионально подготовленные работники учреждений культуры. 95 процентов тех, кто работает в библиотеках, имеют высшее и среднее специальное образование. Среди клубных работников специалисты составляют 53 процента.

Постоянно совершенствуются формы культурно-просветительной работы с населением. Функционируют клубы по интересам, любительские объединения, народные театры, клубы книголюбов, ансамбли, дискотеки и т. п. Ежегодная книговыдача, например, превышает миллион экземпляров, причем 70 процентов читателей - молодые люди до двадцатилетнего возраста.

Если в смотре художественной самодеятельности, посвященном 50-летию Октября, участвовало 30 коллективов, то в смотре, посвященном 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, приняло участие вдвое больше самодеятельных коллективов, или более четырех тысяч самодеятельных артистов. Стали регулярными в клубах выступления профессиональных артистов, писателей и поэтов, выставки, концерты художественной самодеятельности, вечера отдыха, устные журналы, диспуты, теоретические конференции, общественно-политические чтения и т. д.

Причем значительно богаче и качественнее стал репертуар, повысилось исполнительское мастерство, идейно-художественная направленность мероприятий, проводимых в клубах и библиотеках. Положительное влияние на развитие культурно-просветительной работы оказало создание культурно-спортивных комплексов, которые позволили объединить культурные и спортивные учреждения в единый коллектив, работающий по перспективному плану. Комплексы имеют свою материальную базу, ресурсы, кадры. Они более полно учитывают запросы людей и организуют их досуг. В июне 1985 года райком КПСС провел собрание партийного актива, на котором обсужден вопрос "О работе Советов народных депутатов по руководству культурно-спортивными комплексами в свете требований июньского (1983 г.) Пленума ЦК КПСС". Собрание актива обобщило опыт, накопленный в районе, и определило пути дальнейшего совершенствования работы культурно-спортивных комплексов по организации досуга трудящихся. Решение партактива привлекло внимание всех заинтересованных органов и организаций, активистов культпросветработы и создало благоприятную обстановку для дальнейшей плодотворной работы. Очень важную роль в повышении культурного уровня населения сыграли кино, радио, печать, телевидение, районная газета "Байкальские огни", устная политическая агитация, система партийного, комсомольского, экономического образования, где систематически пополняют свои знания более 10 тысяч человек ежегодно.

14 апреля 1949 года районная газета "Сталинский путь" сообщала в корреспонденции "Радио в улусе": "На днях в улусе Часовенный установлен мощный радиоприемник "Родина" с отводами радиоточек в правление колхоза, амбулаторию, клуб, и одна радиоточка установлена на улице. Каждый вечер собираются колхозники и слушают радио". Эта заметка, можно сказать, историческая, потому что в ней сообщается о завершении работ по радиофикации района. А первые радиоприемники появились в наших селах в 1925 году. Они и положили начало новому массовому средству информации населения - радио. Вначале работы по радиофикации шли медленно, поэтому райком КПСС, на специально созванном районном партактиве в числе других мер учредил переходящее Красное знамя колхозу-победителю соревнования за радиофикацию. В сороковые годы в Кабанске вступил в строй радиоузел, который транслировал передачи на села. В них уже имелось 1200 радиоточек, в основном в общественных местах.

(Сегодня в районе 17,6 тысячи радиоточек, более 13 тысяч радиоприемников, почти вдвое больше телевизоров, имеется свой телеретранслятор, который дает возможность смотреть телепередачи двух программ в черно-белом и цветном изображении. Кроме телевидения и радио в районе имеется 17 автоматических телефонных станций, около четырех тысяч телефонов, в том числе более половины в селах, междугородние станции, которые позволяют иметь связь со всеми населенными пунктами Советского Союза, 6 радиотрансляционных узлов, 6 телеграфов. Ежемесячно почтальоны доставляют подписчикам более миллиона экземпляров газет и журналов, более 6 миллионов письменной корреспонденции, 24 тысячи телеграмм. Почтовые работники обрабатывают и отправляют около 10 тысяч переводов, обслуживают более 13 тысяч пенсионеров, обрабатывают 10,5 тысячи посылок. Таким образом, связь сегодня не только средство общения, показатель благосостояния трудящихся, его культуры, умения экономить время, но и мощное средство идейно-политического воспитания людей.

В развитие средств почтовой связи, радио и телевидения вложили свой труд многие сотни людей. Назовем тех, кого знают в нашем районе как добросовестных и активных работников связи. Это - И. П. Рылин, П. Н. Борисов, Г. М. Куклина, Л. С. Иванова, Г. А. Мусонова, 3. В. Вертинская, Л. Н. Миронова, кавалеры ордена Трудового Красного Знамени Т. Н. Бурлакова, В. М. Степанова. Вера Матвеевна Степанова в связи проработала более 30 лет и половину из них начальником Кабанского узла. От оператора почтовой связи до руководителя крупного узла в республике - таков ее трудовой путь. В 1943 году начала работать Татьяна Никитична Бурлакова. Вначале была почтальоном, затем оператором связи, заместителем начальника и начальником почтового отделения в Брянске. И так все сорок два года день в день, в том числе руководителем коллектива двадцать лет. Пожалуй, трудно найти в районе такого почтовика, который бы не проходил практику в Брянском отделении связи у Татьяны Никитичны Бурлаковой. И каждый, кто общался с ней, никогда не забудет ее внимательного отношения к себе, ее поразительной преданности своей профессии, высочайшей ответственности за порученное дело.

...В конце дня летом 1920 года к двухэтажному особняку на площади Кабанска подъехал грузовик. Из кузова вылезли бойцы 30-й дивизии Красной Армии, расквартированной по селам района. Осмотревшись, они начали укреплять большое белое, сшитое из нескольких простыней полотнище на одной из стен дома. При виде красноармейцев люди невольно замедляли шаги, а многие останавливались, пытаясь выяснить, с какой целью вывешивают белее полотнище. Все разъяснилось в сумерки, когда народу набралось много. В этот летний вечер кабанцам впервые был показан кинофильм "Отец Сергий". С октября 1926 года в районе начала работать кинопередвижка. До конца года она побывала в 25 селах, и фильмы посмотрело более 20 тысяч человек.

В предвоенном году в селах района имелось 7 киноустановок, из них 3 стационарные, звуковые. За послевоенные годы количество киноустановок выросло до 49, а посещаемость кино каждым жителем района - до 33 раз в год. С июня 1961 года в Кабанске работает широкоэкранный кинотеатр "Байкал". Затем открылись такие же кинотеатры в поселках Каменске, Селенгинске, в городе Бабушкине. Сейчас широкоэкранные киноустановки есть во всех селах района. Посещаемость кино составляет ежегодно более 300 тысяч зрителей, половина из них сельские жители.

Энтузиастами развития кино в районе были Н. Н. Рыжков, Г. Г. Бельков, Н. П. Шешурихин, М. А. Цыбиков, Д. А. Акулинин, А. В. Мордовской, Г. Т. Бабинцев - заслуженный работник культуры Бурятской АССР, Н. Г. Муравьева, награжденная знаком "Отличник кинематографии СССР". Все они отдали развитию кино в районе более двадцати лет. При их активном участии менялось техническое оснащение, улучшалось качество показа кинофильмов, оперативность доставки их зрителю. Кино прочно вошло в нашу жизнь и быт, стало одним из мощных средств воспитания людей.

В сентябре 1984 года районная газета "Байкальские огни" отметила свое пятидесятилетие. Более полвека назад вышел ее первый номер. С тех пор она изо дня в день выполняет роль информатора, организатора, пропагандиста и агитатора. Тираж ее более девяти тысяч экземпляров, а читательская аудитория - в три раза больше. За лучшую постановку массовой работы с читателями газета "Байкальские огни" в 1981 году стала лауреатом премии имени М. И. Ульяновой. Указом Президиума Верховного Совета Бурятской АССР от 15 декабря 1984 года газета "Байкальские огни" за плодотворную работу по коммунистическому воспитанию трудящихся, мобилизации их на выполнение планов экономического и культурного строительства награждена Почетной грамотой.

Партийная организация района создала систему массовой политической работы с людьми. У ее истоков стояли профессиональные революционеры В. М. Серов, A. П. Вагжанов, В. А. Чащин. Ф. С. Петров, А. К. Плис, которые еще до  Великого Октября знакомили население района с партийной программой большевиков, разъясняли пути и методы строительства социализма, конкретные лозунги партии. Именно они закладывали основы политической пропаганды и агитации, накапливали драгоценный опыт этого дела, продолжали и продолжают которое новые люди в новых условиях.

Более четверти века несли слово партии в массы пропагандисты Андрей Афанасьевич Качин, Федор Андреевич Майоров, Павел Иванович Бояркин, Иннокентий Кузьмич Куклин, Леонид Владимирович Костин. Скольких молодых людей научили они работать с политической книгой, познакомили с основами марксистско-ленинской теории, привили им навыки идеологической работы.

За успехи в пропагандистской работе Ленинской Почетной грамотой ЦК КПСС награжден А. А. Качин, звания "Заслуженный работник культуры Бурятской АССР" удостоены С. А. Димов и Ф. А. Майоров. Ленинской настольной медалью награжден И. Ф. Кыштымов. Много сил и времени отдавали и отдают массовой агитационной работе О. Г. Колесова, В. А. Петров, М. Е. Ермолов, Г. И. Ананьев, П. И. Суранов, В. Л. Ярец, B. И. Кушкин, И. А. Белоголов, Д. А. Киреев, Л. 3. Гурова, Н. И. Баторова, Л. Ф. Чернявский, М. Ф. Баженов.

Массово-политической работой заняты сегодня более трех тысяч идеологических работников. Основную часть их составляют специалисты различных областей знаний и народного хозяйства, в частности, 65 процентов пропагандистов системы партийного и экономического образования, 90 процентов политинформаторов, четверть состава агитаторов. Их работа с людьми дает свои положительные результаты. Говоря об этом, мы сошлемся на исследования ученых.

Социологическая группа при кафедре научного коммунизма Восточно-Сибирского технологического института провела в нашем районе анкетирование по теме "Коммунистическое воспитание личности и развитие общественной активности трудящихся". Анализ проводился в коллективах Тимлюйских цементного и шиферного заводов, всех совхозов и колхозов, Селенгинского хлебозавода № 8, Кабанского плодоовощного завода, государственных учреждений, среди работников культуры и медицины. На вопрос анкеты, "Какова посещаемость Вами общественных мероприятий" от 63,8 до 90 процентов опрошенных ответили, что они посещают их постоянно. А на вопрос "Удовлетворяют ли Вашу духовную потребность проводимые общественные мероприятия?" ответили положительно от 66 до 90 процентов опрошенных. 49,6 процента ответили, что они получают информацию преимущественно из лекций, политинформаций и бесед. А в 1971 году информация, получаемая из лекций, стояла на шестом месте, а из бесед - на седьмом. Из этих ответов видно, что посещаемость общественно-политических мероприятий трудящимися довольно высокая. В основном удовлетворяет их и качество этих мероприятий. В частности, на оценке "удовлетворительно" сошлось абсолютное большинство опрошенных в отношении качества лекций.

Конечно, сказывается общая высокая политическая активность в стране, большое воздействие массовых средств информации, но нельзя также сбрасывать со счета большой повседневной, целенаправленной работы райкома КПСС, партийных организаций, коммунистов, идеологических работников среди населения и в трудовых коллективах. И хотя в этой работе еще имеется немало недостатков, тем не менее, она вносит вклад в выполнение той задачи, которая определена документами партии.

ПОКАЗЫВАЯ большие изменения в культурном облике района и его людей, задержим твое внимание, читатель, еще на одном примере. Кабанский район до революции, как и вся республика, не имел службы здоровья. Отсутствие ее и антисанитария были питательной почвой для массовых инфекционных заболеваний. Поэтому смертность населения превышала рождаемость. В 1927 году в Кабанске была открыта первая больница на 20 коек. В 30-е годы ее расширили до 30. В 1940 году развернули еще три больницы на 83 койки, в которых работали 5 врачей и 19 средних медицинских работников.

Новый этап в развитии здравоохранения начался после Великой Отечественной войны. В 1955 году вступила в строй Байкало-Кударинская больница на 35 коек, на следующий год - Каменская поселковая на 65 коек, в 1965 году - Селенгинская городская больница на 200 коек, через три года - Выдринская на 120 коек. До 160 коек расширена Кабанская районная больница. В 1954 году в районе появилась первая машина скорой помощи, а в настоящее время в лечебных учреждениях автомобильный парк составляет 50 машин различной специализации.

За десятую пятилетку бюджет здравоохранения района увеличился почти в 2 раза и составил более 3 миллионов рублей, рост бюджетных ассигнований продолжился и в одиннадцатой пятилетке.

Все больницы, фельдшерские пункты, молочные кухни, пункты переливания крови в районе оснащены первоклассным современным оборудованием, новейшей аппаратурой и инструментарием. Имеются рентгекокабинеты, клинические, биохимические и бактериологические лаборатории.

Если в довоенное время медицинская помощь населению предоставлялась в основном на доврачебном уровне, то есть фельдшерами, то сейчас в основном врачами. Количество врачей в районе увеличилось до 138, а средних медицинских работников - до 636. По числу врачей и функционирующих коек район вышел на уровень средних показателей по РСФСР.

Среди медработников немало людей талантливых, добросовестных, творчески относящихся к делу. Благодаря их усилиям совершенствуется медицинское обслуживание населения, ликвидированы такие инфекционные заболевания, как дифтерия, корь, сыпной тиф, коклюш и скарлатина, подняты на современный уровень санитарная и профилактическая работа. Среди энтузиастов медицины района народный врач СССР Г. Н. Тепляшин, заслуженный врач РСФСР Н. Р. Хилаева, отличник здравоохранения СССР В. И. Мальцева, врачи О. В. Козина, К. П. Аксенова, В. Н. Гаврусова, Г. В. Романов и другие.

В результате осуществления мероприятий, связанных с претворением в жизнь задач культурной революции, в районе коренным образом изменились и люди. Расширился их политический кругозор, повысились образование, культура и общественная активность. Каждый третий сегодня учится, десятки тысяч участвуют в создании материальных благ, сотни являются депутатами Советов, избранниками партийных и других общественных организаций, участвуют в идеологической, политико-воспитательной работе. Произошло поистине духовное возрождение людей.

НАШИХ ДУШ ЗОЛОТЫЕ РОССЫПИ

ЧЕЛОВЕК рождается не для того, чтобы влачить печальное существование в бездействии, а чтобы работать над великим и грандиозным делом". Эти слова принадлежат итальянскому архитектору XV века Альберти. Альберти прав в том, что человек призван трудиться и созидать.

Огромные возможности для осуществления главного предназначения людей предоставляет социалистический образ жизни. Участвуя в коллективном труде, они производят материальные блага, создают свой профессиональный и нравственный престиж, получают общественную оценку своих личных и социальных качеств.

Среди массы тружеников всегда есть такие, кто является носителем организаторского и профессионального мастерства, высоких моральных качеств. Они двигают вперед производственные и социальные процессы. Это трудовая гвардия, которая поднимает труд до вершин творчества, создает нравственный климат в коллективах и представляет ту модель всесторонне развитого человека, которую формирует Коммунистическая партия. Много таких тружеников и в Кабанском районе. О них постоянно рассказывает районная газета "Байкальские огни", сообщают лекторы, политинформаторы и агитаторы. На их примере партийные организации воспитывают людей, особенно молодое поколение. Понятно, что рассказать о таких людях не просто хотя бы потому, что их в районе много. Поэтому пусть извинят меня те, кто останется за пределами нашего повествования.

Современная история края, становление нового образа жизни начались с победного шествия Великого Октября, хотя революционные традиции и черты новой морали закладывались значительно раньше. Но только Советская власть создала условия для творчества миллионов простолюдинов и сделала их созидателями нового общества.

В СЕЛЕ Красный Яр жил крестьянин Трофим Дорофеевич Сычев. Ни родители, ни он сам своего собственного хозяйства не имели. Они были, можно сказать, потомственными батраками. Трофим Дорофеевич любил землю и крестьянский труд. Но земли своей никогда у него не было, как и орудий для ее обработки. Советская власть исправила вековую несправедливость и передала землю тем, кто ее обрабатывал. Но в одиночку сделать ее кормилицей никак не удавалось. Это показало целое десятилетие после победы революции. Партия подсказала единственный путь - коллективизацию.

Апрельской ночью 1931 года в сельском Совете села Красный Яр шло собрание, где обсуждался вопрос об организации колхоза. Много часов подряд, не выходя, сидели в душном, прокуренном помещении, спорили до хрипоты. В конце концов, записались в колхоз 16 человек. В следующие дни подали заявления еще 32 домохозяина. Новому колхозу дали название "Первое мая".

Приняли примерный устав, обобществили скот и сельскохозяйственные орудия, председателем избрали Трофима Дорофеевича Сычева. И проработал он на этой должности более 30 лет. В 1938 году колхоз был утвержден участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и за высокие урожаи яровой пшеницы награжден Дипломом II степени. В 1943 году, в тяжелую годину войны, колхозники внесли из личных и общественных средств на строительство танковой колонны более двух миллионов рублей. Отправили на фронт 4727 центнеров рыбы, 116 лошадей, много мяса, молока, зерна. В 1947 году колхоз получил в среднем по 18 центнеров зерна с гектара. Начато строительство электростанции, гаража, животноводческих помещений. 1953 год. В укрупненном колхозе имени Ленина средняя выработка на одного работающего составила 389 трудодней в год. На каждый трудодень выдано хлеба по 3 килограмма и по 4 рубля 50 копеек. В 1960 году колхоз имени Ленина вошел в состав вновь организованного совхоза "Шергинский".

Из этой хроники событий видно, как с годами хозяйство набирало силу, зажиточной становилась жизнь колхозников, набирался опыта и житейской мудрости председатель. Шире стал его кругозор, разнообразнее и богаче методы работы с людьми. Вырос его авторитет у односельчан и в районе. Сычева приняли в ряды КПСС. И закономерным было то, что его избирали депутатом Верховного Совета СССР и депутатом трех созывов в Верховный Совет Бурятской АССР. От батрака до государственного деятеля - таков жизненный путь Т. Д. Сычева. Между этими словами вся его жизнь с ее большими и малыми заботами, бессонными ночами, радостями и огорчениями, доверием людей и их неприязнью. Что ж, были и зависть, и косые взгляды, и злой шепот за углом. Но ничто не могло умалить главного, стержневого в его натуре. Был он по-крестьянски трудолюбив, тверд и последователен. "Руки человеку для дела даны",- частенько говаривал Трофим Дорофеевич. Знал и понимал он людей, умел убедить их и повести за собой.

Все эти годы рядом с ним была его верный помощник, друг и жена Варвара  Матвеевна. Она была его совестью. По ней сверял он свои слова и дела. Личным примером помогала она  мужу-председателю поднимать людей на большие дела. Видя, что Варвара Матвеевна берется за самую тяжкую работу и делает ее с усердием и добросовестностью, что она не ставит себя в привилегированное положение, а вместе со всеми делит тяготы жизни, сельчане следовали ее примеру и оказывали ей сердечное уважение и почет.

РАССКАЖУ еще об одной женщине - Анне Антиповне Таракановской. В животноводстве проработала она 30 лет. Была телятницей, дояркой, заведующей Таракановской фермой. В 1939 году Михаил Иванович Калинин вручил ей в Кремле первую награду - медаль "За трудовое отличие". В годы Великой Отечественной войны,  когда  мужчины ушли на фронт и все заботы в колхозе и дома легли на плечи женщин, Анну Антиповну, рядовую доярку, выдвинули на руководящую работу - заведующей  молочнотоварной фермой. "Да уж какое там было руководство,- говорит смущенно Анна Антиповна.- Сама шла вперед всех доить коров, заготавливать тальник и сено для скота".

Но в этом-то и суть, что везде она была первой, делала все на совесть, помогала всем, кто в этом нуждался. Личный пример, душевное, искреннее слово рождали доверие людей, побуждали их на добросовестный труд. Именно так и можно расценить тот факт, что Анна Антиповна в 1947 году была единодушно избрана в Верховный Совет Бурятии.

Десять лет назад бюро райкома КПСС и исполком райсовета учредили переходящий кубок ее имени, который присуждается ежемесячно коллективу молочнотоварной фермы - победителю социалистического соревнования. Имя Анны Антиповны, ее авторитет и уважение людей до сих пор утверждают самые светлые стороны нашей морали - добросовестный труд и высокую ответственность за порученное дело.

ОДНАЖДЫ при вручении переходящего Красного знамени коллективу маточного стада Истоминской птицефермы секретарь парткома особо отметил заслуги бригадира Филоновой Серафимы Васильевны. Она засмущалась, покраснела и взволнованно сказала: "Все, что мы достигли, это мы достигли вместе, все! Со всех спрос, на всех и почет!". Эти слова - девиз жизни коммуниста С. В. Филоновой, заслуженного животновода Бурятской АССР, кавалера орденов Ленина и "Знак Почета". Корреспондент газеты "Байкальские огни" А. А. Халтуев писал, что в лице С. В. Филоновой "представлена Советская власть в этом небольшом селе. (Истомнно.- М. Л.). К ней шли и идут за советом и помощью и стар и млад. Даже сугубо личные переживания открывают ей. И если это ей доверяют, то на селе у Филоновой авторитет чистый и высокий". И словосочетание "чистый и высокий" очень точно характеризует моральный облик коммуниста Филоновой.

СЕМНАДЦАТЬ лет было Харлампию Родионовичу Маласову, когда он сел за руль трактора. "Мы начинали на "фордзонах",- вспоминает он.- Было время, когда на "фордзон" смотрели с изумлением, радостью и испугом, как на небывалое чудо. Трактористы второго поколения взялись за рычаги еще мальчишками в войну и в первые послевоенные годы. К ним и относится Лаврентий Заяханович Моксонов, кавалер ордена Октябрьской Революции. А третье поколение - это Александр Владимирович Тыхенов, кавалер ордена Трудового Красного Знамени. Ну, а четвертое поколение - современная молодежь вроде Сергея Алексеевича Семенова...". Есть в Хандалннском отделении одноименного совхоза и моложе механизаторы. Но Харлампий Родионович назвал тех, кто всю свою трудовую деятельность посвятил земле, с ней связал свою судьбу, и, будучи механизатором, достиг вершин профессионального мастерства. И в немалой степени не только те, кто назван, но и другие хандалинские механизаторы благодарны Харлампию Родионовичу за его постоянную заботу о воспитании таких земледельцев, механизаторов, которые владели бы в совершенстве техникой, любили крестьянский труд, относились к земле с пониманием.

Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. В самом деле, Харлампию Родионовичу не надо было обладать красноречием. Его каждодневные дела лучше слов показывали то, чем он живет, как относится к работе, к людям, к своим обязанностям. Десять лет трудился он трактористом в колхозе. Затем четыре года войны и снова родной колхоз. Вначале принял тракторно-полеводческую бригаду, затем избрали председателем колхоза. Это в общей сложности двадцать лет. После образования совхоза Харлампий Родионович был назначен управляющим отделением. Общий трудовой стаж у него более сорока лет. Партийный - тоже. На селе нет легкой работы. Коммунист Маласов ни разу, кроме военных лет, не расстался с землей, с заботами о ней, с радостями, которые дарят осеннее созревшее поле или только что вспаханная, еще парная пашня. На земле он рос, в трудах на ней мужал, здесь раскрылся его талант руководителя, организатора и воспитателя. Здесь, в родном улусе, утверждал он новый быт, традиции, образ жизни.

ОДНАЖДЫ газета "Байкальские огни" напечатала небольшую корреспонденцию о Сергее Алексеевиче Залуцком, который проработал 30 лет председателем колхоза, а позднее, как и Харлампий Родионович, управляющим отделением совхоза "Байкальский". В ней есть такие строчки о Сергее Алексеевиче: "Характером крутоватый, но справедливый, болеет душой за дело, не может мириться с расхлябанностью, неумением работать. Пожалуй, самая примечательная черта его характера - личная организованность и требование честного отношения к работе от других". Да, был он жестоким в своих требованиях, если видел, что человек делает меньше, чем может. Не всем это нравилось, но люди его понимали.

Прежде чем Залуцкого избрали председателем колхоза, он прошел испытание огнем: принимал участие в боях на Халхин-Голе, затем прошел испытания Великой Отечественной. В жестоких боях у озера Балатон в Венгрии Сергей Алексеевич был тяжело ранен. Семь месяцев провел он в госпитале и вернулся домой на костылях. Коммунист пришел с войны. О чем он думал, сидя на скамейке за воротами и глядя на редкие тусклые огоньки, которые пробивались на улицу из присевших к земле домов? Послевоенное село не вызывало особой радости. Скорее, наоборот, требовательно просило заботы, труда, обновления. И он, бывший солдат, искалеченный на войне, истосковавшийся по мирному крестьянскому труду, знал, что предстоит сделать немало, что будет трудно, но в мечтах уже тогда видел прекрасное будущее своего села. Об этом он вспоминал, когда получил первый мирный орден "Знак Почета". В селе уже были построены новый молочный комплекс, Дом культуры, механизированный склад, магазин и жилые дома, благоустроены улицы. Значительно выросла урожайность сельскохозяйственных культур и продуктивность животных. Настойчиво и упорно претворял свою мечту Сергей Алексеевич. За достигнутые успехи он награжден орденом Октябрьской Революции. К боевому ордену Отечественной войны I степени прибавились два трудовых ордена. Они лучшее свидетельство того, что Сергей Алексеевич Залуцкий честно и до конца выполнил свой долг коммуниста и гражданина.

ТЕПЕРЬ скажу несколько слов о Павле Федоровиче Бажанове, потомственном железнодорожнике. В городе Бабушкине знают П. Ф. Бажанова и отзываются о нем уважительно. В 16 лет он пришел на транспорт. Работал стрелочником, сигналистом стрелочного поста, дежурным по станции, начальником кондукторского резерва. Служебное продвижение было закономерным, поскольку личные качества, авторитет в коллективе, способности организатора делали его заметной фигурой на узле станции Мысовая. Шесть его детей пошли по стопам отца и образовали целую трудовую династию. Один из его сыновей, Николай Павлович, избирался депутатом Верховного Совета Бурятской АССР десятого созыва и сейчас работает машинистом.

Коль скоро мы заговорили о трудовых династиях, то среди железнодорожников станции Мысовая  их немало: Селиверстовы, Симакины, Бобылевы, Востриковы, Масаловы, Кондренкины, Курнос и другие. Их основателями были те, кто строил Кругобайкальскую железную дорогу, работал на ней сам, затем их дети, внуки, и теперь уже правнуки продолжили семейные трудовые традиции. О каждой из названных здесь династий можно говорить особо, мы же ограничимся перечислением тех, кто удостоился за добросовестный труд высоких правительственных наград. Это - представители второго поколения династий: кавалеры орденов Ленина Дмитрий Павлович Масалов и Яков Иванович Курнос, последний награжден также орденом  Трудового Красного Знамени. Ордена Ленина и других знаков отличия удостоены Дмитрий Ильич Симакин и Василий Иванович Селиверстов. Словом, представители династий железнодорожных профессий внесли неоценимый вклад в развитие и становление социалистических начал новой жизни и трудовых традиций казанских тружеников.

В КАЖДОМ трудовом коллективе есть люди, которые честно день за днем выполняют порученное им дело. Таков Василий Емельяновым Черниговский, проработавший на Оймурской мебельной фабрике четыре десятилетия с перерывом в годы войны, когда сражался на фронте. В. Е. Черниговский всегда работал добросовестно, болел душой за дело, высоко держал марку своего предприятия и проявлял большую заботу о подготовке молодой рабочей смены. Он воспитал много учеников. Читатель может спросить: "Что же в этом особенного?" Да, это кажется привычным, обыденным. Только в этом факте отражается наш образ жизни: когда человек заботится об интересах общества так же заинтересованно, как и о своих собственных.

ДЛЯ МНОГИХ кабанцев профессия рыбака стала потомственной. Некоторые считают, что главное в ней рыбацкая удача. Так ли это, пусть скажет потомственный рыбак, почетный колхозник колхоза "Байкал" Степан Николаевич Федоров:

- Про рыбацкую удачу и фарт немало баек рассказывают. И складывают их те, кто не больно работу любит. А у нас, на Байкале, добычлив тот, кто труда своего не жалеет".

Степану Николаевичу верить можно. Почти двадцать лет он был бригадиром. Сам никакого труда не гнушался и другим внушал: "От каждого из нас, от меня, от тебя зависит судьба и моя, и твоя, и нашего колхоза". И его понимали. Слова его имели вес не только потому, что выражали сущность наших принципов, по и потому, что говорил их человек, который утверждал эти принципы в труде и в боях за Родину.

С 14 лет началась трудовая биография Степана Николаевича. Служба в Советской Армии, фронт. В самое тяжелое время для страны в октябре 1941 года Федоров прибыл в составе артиллерийской части под Москву. Здесь в боях с немецко-фашистскими ордами он получил свою первую из трех медалей - "За отвагу". Потом с боями прошагал сержант Федоров Белоруссию, Прибалтику, Восточную Пруссию. Под Кенигсбергом Степана Николаевича приняли в ряды КПСС. Орден Отечественной воины II степени, две медали "За отвагу" и "За боевые заслуги" - таковы итоги его ратного труда. А за высокие показатели по рыбодобыче Степан Николаевич награжден орденом Октябрьской Революции. Помнится, Алексей Максимович Горький, характеризуя труд советского человека, высказал мысль о том, что всякая работа в нашей стране - это не только работа всех для каждого и каждого для всех, но она еще и пример всему трудовому народу земли. Так понимает свой труд Степан Николаевич. Так понимают свой труд его товарищи и коллеги: Михаил Иванович Попов - бригадир колхоза "Байкал", Виктор Васильевич Черниговский, Александр Алексеевич Суворов - председатели рыболовецких колхозов "Заветы Ильича" и "Байкал", Александр Алексеевич Метелев - бригадир из колхоза "Прибайкалец". Коллектив, возглавляемый им, досрочно, еще в декабре 1983 года, выполнил пятилетний план по рыбодобыче и два года работает в счет двенадцатой пятилетки. Это ли не пример "всему трудовому народу земли"!

И ЕЩЕ об одном человеке расскажем тебе, читатель. Александр Егорович Воронин, бригадир комплексной бригады Селенгинского СМУ-8, лауреат Государственной премии СССР. Двадцать лет возглавляет он коллектив строителей. Три пятилетки его бригада досрочно выполняет свои планы и является лидером соревнования среди строительных бригад района. Немногословный, резкий и непреклонный в своих решениях, Александр Егорович не терпит расхлябанности, равнодушия к делу, к своим обязанностям. Но почему же тогда в его бригаду люди идут с желанием и работают там лучше, чем в других коллективах? Такой вопрос мы задавали руководителям СМУ-8. Ответ их был однозначным: личный пример самого бригадира, его высочайшая ответственность за свои обязанности лучше всяких слов подтягивают каждого члена бригады. В семь часов утра  Воронин уже на объекте. Это у него как бы последняя пристрелка перед тем, как соберется бригада. Что и как сделать, где кого расставить, Александр Егорович решает с вечера. В половине восьмого собираются члены бригады. Воронин каждому определяет место работы, и ровно в 8 часов бригада начинает свой трудовой день. Ну, а если не подвезли кирпич или раствор вовремя? На такие случаи у бригадира есть запасные варианты. Сам же он, с присущей ему напористостью, "пробивает" решение возникшей проблемы, а не сидит спокойно, как другие, ожидая, когда все решится само собой. Рациональная организация труда, в основе которой девиз: "Рабочее время - работе", высокое качество выполняемых работ, экономия строительных материалов - вот слагаемые их успеха. На этой основе и создается атмосфера четкого, коллективного труда, где каждый зависит от другого.

СТРОИТЕЛЬСТВО новой жизни мы начинали с того, что преобразовывали саму среду своего каждодневного существования. Именно на этой почве и прорастали первые зачатки коллективности, нового принципа нашего общежития, которые затем укреплялись в совместном труде на общее дело, на общество в целом. Но это одна сторона. Другая состоит в том, что социализм на практике соединил рабочее и свободное время как две неразрывные формы жизнедеятельности человека, которые позволяют полнее раскрыть его способности, обогатить его духовную жизнь. Вспомните, В. И. Ленин писал, что для перехода к социализму "нужен целый переворот, целая полоса культурного развития всей народной массы". (Полн. собр. соч. т. 45, с. 372.) И этот переворот, эту полосу культурного развития нам помогла преодолеть система народного образования, здравоохранения, культуры, пропагандистская и агитационная работа партии в массах. На первом месте стоит научное мировоззрение - основа социалистической культуры. Его закладывает народное образование. На этой ниве в нашем районе самоотверженно трудилось не одно поколение учителей: Л. К. Плис, Б. П. Махатов, 3. И. Булытова, Ф. И. Безродных, А. М. Конева, А. А. Алферов и многие, многие другие. Работали они в разные годы, неодинаковыми были их способности и методы работы, но объединяла их преданность своей профессии, бескорыстное служение делу народного просвещения и высокие личные, человеческие качества. Как правило, они всегда выступают на первый план в общении с людьми. С них начинается авторитет учителя, который растет по мере проявления его профессионализма. В подтверждение вышесказанного хотелось бы рассказать о человеке, который,  как нам кажется, наиболее полно выражает существо того слияния профессионализма и человечности, которые и характеризуют настоящего учителя.

ЕВДОКИЯ Тихоновна Бабинцева проработала учительницей почти 40 лет, из них 28 в селе Никольске. Четверть века она состоит в рядах КПСС. 20 лет избирают ее жители села депутатом Шергинского сельского Совета. О ее профессиональном уровне мы приведем высказывание авторитетного специалиста Сергея Семеновича Дмитриева, бывшего министра просвещения Бурятской АССР, который лично хорошо знал Евдокию Тихоновну. Обращая внимание учителей малокомплектных школ на опыт ее работы, он писал: "В течение ряда лет Е. Т. Бабинцева использует передовые методы организации урока и добивается высоких показателей. Учитывая ограниченность во времени при работе с несколькими классами, учительница находит пути совершенствования учебного процесса и эффективного использования времени на уроке. С этой целью ею используются технические средства обучения. С помощью родителей изготовлен шахтный экран и простейшее лингафонное оборудование..." Обратите внимание, читатель, учительница отдаленной сельской школы, еще в начале 60-х годов находит вполне современное решение проблем обучения.

Однажды мне довелось слышать: "Евдокия Тихоновна душой прикипела к селу и к школе. Ее дом рядом со школой. И они для нее неразделимы".
Действительно, невозможно отделить ее от села и школы. Не одно поколение сельчан обучила она грамоте. Никакие перемены в селе не обходились без ее вмешательства как депутата. Велись ли берегоукрепительные работы, чтобы уберечь село от наводнений, благоустройство села или открытие детского сада, ремонт клуба или школы - везде участие Евдокии Тихоновны было решающим. А сколько лекций, докладов, митингов провела она за эти годы в селе. Сколько задушевных бесед, вовремя оказанных слов предупредили неверный шаг того или иного молодого человека. Коммунисты избирали ее секретарем партийной организации отделения совхоза, была в группе народного контроля, в женсовете, заведующей клубом на общественных началах, агитатором. Без таких людей, как Евдокия Тихоновна, сложно и трудно было бы решать проблемы народного просвещения и коммунистического воспитания людей.

СЕГОДНЯ стало бесспорно ясным, что золотой запас человеческих знаний представляет для нас все большую ценность потому, что творческий труд не может обойтись без постоянного поиска, переработки и практического использования информации обо всем, что происходило и происходит во всех областях науки, техники, истории, культуры. И главной проблемой школы стала проблема научить ребят самостоятельному мышлению, поиску, творческой работе. Без преувеличения можно сказать, что эту истину понял одним из первых в районе Владимир Ефимович Кожевин. Причем не только понял, но и нашел дополнительные возможности воспитания именно этих качеств у ребят. Заслуженный учитель школы Бурятской АССР, коммунист с почти пятидесятилетним стажем, он еще до Великой Отечественной войны впервые вошел в школьный класс. Затем был перерыв, вызванный участием в Великой Отечественной войне, а после ее победного окончания выдвижением на партийную и советскую работу. Но в школу всегда тянуло. И как только представилась возможность, пришел в школу и возглавил педагогический коллектив Каменской средней школы № 1, затем преподавал историю в индустриальном техникуме.

Влюбленный в родной край, он воспитывал в своих учениках интерес к его революционному прошлому. Ежегодно ребята вместе с Владимиром Ефимовичем отправлялись по селам района и республики записывать воспоминания свидетелей и участников революции и гражданской войны. Он учил ребят всматриваться в прошлое, анализировать факты и явления, сопоставлять виденное и слышанное и бережно сохранять эти бесценные свидетельства об истории края. В ходе поисковой работы, организованной Владимиром Ефимовичем, был собран богатейший краеведческий материал. Па его основе в школе был открыт первый в районе историко-краеведческий музей. Поиск разбудил и в самом учителе потребность рассказать сегодняшнему поколению о тех, кто стоял у истоков новой истории нашего края, кто своим самоотверженным трудом утверждал социалистический образ жизни. В. Е. Кожевин написал и опубликовал семь книг о таких борцах за власть Советов в Сибири, как Нестор Каландаришвили, Сергей Широких-Полянский, Евгений Лебедев, Дмитрии Шилов, Василий Букатый.
Активно занимаются краеведческой работой такие учителя, как Валерий Васильевич Власов из Сухой, Зинаида Федоровна Залуцкая из Брянска, Трофим Прокопьевич Баженов из Корсаково, Ольга Михайловна Сальникова из Оймура. Эта работа особенно оживилась в связи с подготовкой к 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В мероприятиях райкома КПСС и исполкома райсовета предусматривалось в течение 1984-1985 годов "силами молодежи и школьников провести операцию "Поиск", во время которой установить поименно, собрать и оформить в специальные альбомы материал обо всех участниках  Великой  Отечественной войны, проживающих в районе или призывавшихся отсюда в Красную Армию, независимо от того, живы они, погибли на фронте или умерли после войны". Кроме того, ставилась задача выяснить пофамильно всех удостоенных медали "За доблестный труд в Великой Отечественной войне". Весь этот материал собран, обрабатывается и приводится в надлежащий порядок.

СОВЕТСКАЯ власть сделала немало, чтобы воспитать поколения физически здоровых людей. Мы хотим познакомить читателя с теми, кто стоял на страже народного здравоохранения, избавляя людей от болезней, прививая новую культуру, быт, гигиену личную и общественную. Один из таких людей Полуэкт Иванович Кузьменко. Он появился в районе в годы гражданской войны. Принимал активное участие в партизанском движении и был в числе первых организаторов народного здравоохранения в нашей республике. П. И. Налетов, участник гражданской войны, позднее доктор геолого-минералогических наук, лауреат Государственной премии СССР, лично знал П. И. Кузьменко и так характеризовал его в очерке, опубликованном в газете "Байкальские огни": "Обладая исключительной душевной теплотой и обаянием, П. И. Кузьменко среди крестьян Кударинской волости пользовался заслуженным авторитетом и большой популярностью. К больным Кузьменко относился внимательно. В любую погоду и как бы ни было далеко, П. И. Кузьменко по первому зову шел к больному. Он не тяготился тем, что ему одновременно приходилось вести амбулаторный прием в Кударе и выезжать на вызовы в самые дальние деревушки". В трудные годы пришлось работать Полуэкту Ивановичу. На его плечах и других его немногочисленных соратников лежала организация службы здоровья, такой службы, которая впервые в истории брала на себя охрану здоровья всех без исключении и поднимала ее до уровня общегосударственной заботы.

ТЕПЕРЬ мы перейдем к другому поколению, которое успешно продолжало дело народного здравоохранения. Среди многих имен я назову Дмитрия Ивановича Новосельцева. Врачевать он начал еще до Великой Отечественной войны и настолько успешно, что в 1939 году его наградили значком "Отличник здравоохранения СССР". Но талант хирурга в полную меру проявился в военные годы. По двадцать часов в сутки Дмитрий Иванович не отходил от операционного стола. Свыше 1500 операций сделал он в полевых госпиталях Брянского, Воронежского, I Украинского фронтов. Фронтовая газета "За нашу победу" в мае 1945 года писала: "В руках ведущего хирурга Д. Новосельцева скальпель всегда приобретал чудодейственную силу". За этими скупыми словами огромная работа, напряжение всех духовных и физических сил, любовь к людям, стремление облегчить их страдания, восстановить здоровье и по возможности вернуть их в строй. Не так уж много писали фронтовые газеты о медиках, и уж коли написала газета, то действительно о тех, кто этого заслужил. Два ордена Отечественной войны I и II степени, орден Красной Звезды - это фронтовые награды. А за мирный труд - орден "Знак Почета" и почетные звания "Заслуженный врач РСФСР", "Заслуженный врач Бурятской АССР", да еще добрая память людей, которые и теперь с безграничной благодарностью вспоминают хирурга Новосельцева, настоящего сельского интеллигента в самом высоком понимании этого слова.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ традиции своих предшественников продолжают такие доктора, как народный врач СССР Геннадии Николаевич Тепляшин. На встрече с журналистами он говорил: "Человек ждет от врача помощи быстрой. И нам надо быть тонким психологом, чтобы уже с первых минут общения понять больного, выяснить причины заболевания, избрать единственно верный метод лечения. Запчасти, как известно, только для машин бывают". И еще твердо усвоил хирург Тепляшин, что для больного нет легких операций, все они идут на живом организме, а человеческий организм - инструмент сложный и достаточно хрупкий, чтобы с ним обращаться кое как. Этими принципами он и руководствуется в своей деятельности вот уже тридцать лет.

Мы рассказали лишь о некоторых тружениках, которыми гордятся кабанцы. Рядом с этими именами можно назвать сотни других, Всех их возвеличил и поднял до высот общественной значимости труд на благо Советской Родины.

***

ВОТ и завершился наш рассказ о земле Кабанской, о ее людях, о тех, кто вложил в его преобразование свой труд, талант. Наверняка многое осталось за пределами нашего внимания, и, тем не менее, будем считать, что первоначальное знакомство с краем состоялось.

Источник: 
Лукьянов М.А. Край наш Кабанский у Байкала./М.А. Лукьянов; рец. А.В Тиваненко. – Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1986. – 176 с., ил.

Who's new

  • sadmin
  • wizard2012