Navigation

ТЕМНЫЕ ПАДИ ТИМЛЮЯ

Существует предание о том, что когда-то, до строительства цементного завода и поселка Каменск, когда село Тимлюй еще писали через букву «е» - Темлюй, кругом стоял темный лес: ели, кедрач да пихта. В таком лесу даже днем одному находиться было  жутковато. В 5 – 6 вечера  в таких падях уже темно и угрюмо. Про такие же пади в книге Элиасова Л.Е. «Байкальские предания», можно прочесть: «Возле Байкала в те годы такие леса росли, что теперь их на земле и в помине нету». До начала 21 века сохранилась одна тёмная падь – «Угрюмая падь». Да и ее вырубают, не жалеют родничок, из которого на Крещение воду берут Святую. Не замерзает родник даже при 40-  градусном  морозе. А о том, что лес все-таки был не таким, как сейчас, можно судить по сохранившимся пням  большого диаметра. Сначала вырубили лес под строительство цементного завода - исчезли ягодные места. Там, где сегодня стоят жилые дома каменчан, темлюйцы собирали чернику, голубику, бруснику. А сколько растений в Красной книге обозначены как исчезающие! Когда-то они представляли сплошные  заросли из саранок, лилий, орхидей. Росли за глиняным карьером. Но во времена Хрущева начали осваивать целинные и залежные земли, раскорчевали лес от карьера и чуть ли не до Балаганки, вот и исчезли эти растения, пересохли ручейки.  Где теперь глину для завода берут, там боярка, черемуха, рябина росли. Грибов было, хоть косой коси. А в Темлюе подосиновики называли  «собачий гриб», только грузди да рыжики признавались, видно другой еды хватало. Рыбы тогда было много. Байкал – батюшка кормилец и Селенга – матушка выручали, если хлеб не уродится.    Среди каменчан существует версия, что название села Темлюй произошло отслова Темлей. Тем – темный, лей – лес.

Лес вокруг Тимлюя

Но в документах 17 века нигде не упоминается поселение «Темный лес», зато в работах Евгения Михайловича Залкинда есть ссылки на архивные документы о том, что бурят – монгольские племена кочевали по речке Темлюй в 17 в. Значит Темлюйская заимка, а затем и деревня получили название от речки Темлюй и горы Темлюй.  Речка упоминается в связи с переходом ее Демьяна Многогрешного. (17 век.) Бывший гетман Левобережной Украины, сосланный в Забайкалье с семьей, принимал участие в подписании Нерчинского договора 1689г., в обороне Селенгинска, в пади Убиенной, где были разгромлены монгольские племена. Грехи его и разбойные дела настолько были тяжкими, что даже после того, как он разгромил  «мунгальские» племена, его так и не простили. По одним сведениям он умер в 1703г. В Староселенгинске, по другим – окончил жизнь Монахом Троицко – Селенгинского монастыря.

Из биографии Чингисхана мы помним, что мать и  его первая жена были родом из племен, кочевавших  по территориям  вокруг озера Байкал (в Бурятии). Родные места своей матери Чингисхан  почитал и любил. Галдан Ленхобоев пишет, что на 50-м году своей жизни в 1212 году Чингисхан решил уяснить историю своих предков, происходивших из Бурдун Шино. (Бортэ – Чино).  Он в сопровождении12 человек и с уйгурским ученым в том числе, добрались по левой стороне реки Селенги до устья реки Оронгой, на скале горы Баржагар (Бэшэктуу)  на уйгурском алфавите красной краской написали: «Ихэ эзэнэй эхэ орон» и еще несколько слов. Если перевести на русский язык, то это будет звучать как «Родина мать великого хана». Отсюда и вторая версия. Возможно, речка и близлежащие земли названы по имени младшей сестры  Чингисхана. Свою тяжелобольную сестру он отправил на излечение, а может быть умирать к Байкалу. Возможно, она похоронена на горе Темлюй. В книге Ш. Р.  Цыденжапова «Тайна Чингисхана» есть упоминания о том, что в древности, если на горе был похоронен правитель, гора носила его имя  «…ибо у них могло быть поверье о том, что дух их предводителя живет на ее вершине». Возможно, гора Темлюй хранит дух младшей сестры Чингисхана Тэмулун.  В рукописи Галдана Линхобоева значится, что на вершине Хамар – Дабана находится знаменитое место – Обо Чингисхана, Существует версия, что Обо сложено по приказу Великого императора в честь его предков Бурдун  Шино, а в секретных преданиях бурят – монголов Чингисхан объявил Хамар – Дабан, Селенгу, Байкал (Ариг –Ус) – местами Их – Хориг ( местом Великого запрета). В Их – Хориг запрещалась облавная охота, строительство городов, землепашество, междоусобное кровопролитие враждующих племен. Здесь хоронили великих ханов и их родственников.   Если согласиться со второй версией, то Речка Темлюй, как и река Селенга были названы до прихода русских. Гора Тимлюй находится справа вверх по течению реки, кроме того есть и священный камень – Темлюй, которому поклонялись шаманы. Рядом есть речки Еловка, Никиткина, Кабанья – их назвали первопроходцы. Темлюй же сохранил свое название с незапамятных времен, так как здесь проживали «мунгальские люди», отмеченные  на знаменитом «Чертеже Иркуцкаго города» С Ремезова. Да и в настоящее время старики - буряты произносят Тимлюй как ТЭМУЛУУ. Об этом писал в районной газете «Байкальские огни Михаил Архипович Хамаганов. Он еще студентом пытался найти значение слова Темлюй, позднее пришел к выводу, что это имя.  Очень похоже на имя ТЭМУЛУН.  Это еще одно подтверждение того, что село Темлюй названо до прихода русских в эти места по названию реки и горы, где возможно захоронена Тэмулун.

«Чертежная карта Сибири», составленная С. Ремезовым в 1701 году из зарисовок и чертежей, сделанных служилыми людьми, рассказывает о многом. Если прочесть надписи на «карте» Ремезова, то почти везде надписи: «служилые люди», «ясачные люди», а между рекой Кабаньей и речкой Темлюй -  «Падями поджидают воровские мунгальские люди». Это говорит о том, что отсюда все еще совершали набеги монгольские племена, угоняли скот у бурят, выступали на остроги.  

«Мунгальские люди» и буряты называли земли вдоль  речки Темлюй - «породными». В книге Залкинда Е.М. «Присоединение Бурятии к России» об этих землях упоминается  в связи с тем, что по речке Темлюй кочевали табангуты.  «Из челобитья табангутского Окин-зайсана  узнаем, что маршрут перекочевок охватывал значительную территорию: «Они де к Еравнинскому острогу ездят кочевать для конских кормов по Уде, по Хилку, по Темлюю, по Оне и по Кудуну, по Курбе рекам…»  Много веков, перегоняя по одному и тому же маршруту  коров, лошадей и прочий скот, вытаптывались достаточно широкие дороги  (на породные земли). Старожилы уверяют, что вверх по Темлюйке была  дорога, выходящая к той, что напрямую шла к Монголии. Сохранились документы о массовом побеге бурятских племен в 1658 году в Монголию. Эти события связаны с бесчинством и жестокостью Ивана Похабова (буряты его звали Багаба – хан). Но в Монголии беженцам было еще хуже, чем на родной земле. Многие пытались вернуться на свои «породные земли». Как сообщал Иван Перфильев «Шестьдесят бурят, возвращавшихся в 1667 году из Монголии, все были перебиты на дороге. Та же участь постигла и бурят Болотского рода, шедших на свои породные земли. В 1663 году баргузинские ясачные тунгусы «били челом идти в поход вместе с служилыми людьми на ослушников мунгальских воровских людей», которые по их утвержденю  живут  близко  Селенгинского устья и приезжаючи в баргузинские урочища «побивают  до смерти и разоряют, и жены, и дети и статки  их с породной их земли увозят к себе в Мунгальскую землю». (ААН, 23, № 75). Упомянутое место вылазок как низовье Селенги лишь подтверждает отмеченное опасное место на чертеже Ремезова.

В 1669 году «Запереть» мунгальскую дорогу просили буряты. Позднее, в 1682 году русские крестьяне, служилые люди, промышленные и гулящие люди, ясачные иноземцы в всего около 400 человек отбили у мунгальских людей свое имущество.  Но набеги прекратились только с утверждением границ и пограничной службой казаков.

Во второй половине17 века десятник Михаил Колесарев сообщал о русских поселениях : « ..по Селенге реке день езду конем же поставлены три двора служилых людей Ивашки Максимова, Васьки Бурлака, Фетки Шадра». В Темлюе первые русские люди были земледельцами. Они поселились рядом с улусными людьми. Брали в жены новокрещенных мунгальских девушек.

В работах Залкинда можно найти количество людей, проживавших в деревнях по реке.  Селенге. Поселения были невелики: «В Трясковой трое жильцов, в Кокуе -13,  в Юговой – 10, у Пашки Кожевина  четыре двора». Далее автор утверждает, что прирост населения в деревнях был слабым и через 10 – 20 лет население почти не изменялось. Другое дело Темлюй. Здесь в 1723 году  уже было 20 дворов. По тем временам это была очень большая деревня.

Темлюй - вотчина Троицко - Селенгинского  монастыря

В книге Шмулевича М.М. «Троицко – Селенгинский монастырь» деревня Темлюй упоминается с 1682 – 1683 годов. В 1688 году деревня была отведена во владение Троицкому монастырю. С этого года и начинается рост населения в Темлюе.  Монастырю нужены были продукты питания, корм для скота. Тимлюйские монастырские крестьяне пахали монастырские земли, заготавливали сено. Деревни по два три двора не смогли бы обеспечить монастырь всем необходимым. Темлюй был большой деревней. Население Темлюя прирастало беглыми катаржанами с рудников (варнаками). Троицкий монастырь укрывал беглых каторжан на своих вотчинах, в том числе и в Темлюе. Здесь они чаще всего женились на новокрещенных.  Такие сведения также можно найти в трудах Шмулевича М.М. Русские и буряты не только стали жить по соседству, но чаще всего становились родственниками. Архивные документы сообщают нам такие интересные сведения:

  «В конце 17 века на богатую Темлюйскую вотчину  претендовали  сразу два  монастыря: Посольский и Троицко – Селенгинский. Основаны монастыри примерно в одно и то же время (1681г.)».  Посольский монастырь -  на Байкале, а Троицкий - на реке Селенге. Посольскому монастырю в 1708 году  по приказу Иркутского воеводы стольника Лариона Синявина были отведены во владение: «Сенокосы, рыбные ловли, пашни и прочие угодия

от устья Селенги до урочища Прорвы. Кроме того, отданы были пашни между монастырем и речкой Темлюй». За речкой Темлюй – угодья Троицкого монастыря. Посольскому монастырю  «В полное распоряжение были отданы озера Большое и Долгое, земли и леса между Ни­киткиной и Большой речками».  (Данные взяты из работ М.М.Шмулевича).

От речки Тем­люй и восточнее, были отведены земли во владение Троицко – Селенгин-

скому монасты­рю, о чем свидетельствовала «Книга описная и межевая отводная под монастырь земли на 13 лис­тах. Писана в 7190 (1682) году». Из этой книги важные акты в свою опись переписала и сохранила  монастырская казенная келья. Тем-люйская  деревня была приписана к Троицко - Селенгинскому монастырю в 1688 году по указу окольничего Ф. И. Головина. Деревня  Темлюй была крупным населенным пунктом, по сравнению с однодворками и двухдворками, из которых в начале 18 века возникли села Елань и Закалтус. Кроме Тимлюйской вотчины  монастырю принадлежала и Хилоцкая вотчина - самая крупная в Забайкалье и Кударинская. В 1740 – 1760 годах в Хилоцкой  вотчине проживало 370 человек, на втором месте была Тимлюйская – 164человека. Монастырские крестьяне пахали на монастырь десятинную пашню. Во всех вотчинах монастыря крестьяне засевали 200 десятин, из них Темлюйские крестьяне – 24 десятины. Сохранился документ: В1754 году «Крестьяне Темлюйской вотчины перевезли в казенную келью 1305 пудов ржи». В среднем крестьяне снимали по 22 пуда с десятины. В 50 – 70 –х годах 18 века в Тимлюйской, Хилоцкой и Кударинской вотчинах монастыря насчитывалось 529 душ крестьян, среди которых было 22 новокрещенных бурята, занимавшихся хлебопашеством. Таким образом, мы имеем точную дату -1688 год, сохранившуюся в архивах и приблизительную дату о первых поселенцах на данной территории. Из монографии  Шмулевича М.М.   «Очерки истории Западного Забайкалья (17 – середина 19 в.)»  узнаём: «Земледельческое освоение Забайкалья началось с 30 – 50-х годах 17 века.., и первые пашни возникли в  пределах  Кабанского  и Баргузинского острогов». Вероятно, тогда и возникла Темлюйская заимка. В Сибири заимкой называли расчищенный под пашню участок земли, который обрабатывали пашенные крестьяне. До сих пор жители Тимлюя могут показать где раньше находилось «Всемирное поле».

Оказывается, первым поселенцам настолько трудно было выкорчевывать деревья, что из поколения в поколение старики рассказывали молодым о том, как всем миром расчищали заросли под пашни.   С передачей земель монастырю, крестьяне стали называться монастырскими. В те далекие годы монастыри кроме основной миссии – распространения православия, выполняли и другую, важную для первых поселенцев, защитную роль. Троицкий монастырь был, прежде всего,  надежной крепостью, русские первопроходцы нуждались в защите, и монастыри выполняли эту миссию. В свою очередь крестьяне обеспечивали монастырь продовольствием. Тогда это было велением времени. Со временем, когда границы укрепились, функция крепости у монастырей упразднилась,  крестьяне не охотно отрабатывали повинность, были случаи протеста и бунта. « В июне 1763 года выборный от Темлюйских крестьян Федор Стрекаловских доносил селенгинскому воеводе, что кударинские и темлюйские крестьяне отказываются косить монастырское сено. В дальнейшем монастыри и церкви взяли на себя просветительскую миссию и основную – духовную. Повсеместно открывались церковноприходские школы.

Коренные темлюйцы

До настоящего времени коренные тимлюйцы имеют признаки далекого родства с бурята ми, хотя фамилии у них русские. Это объясняется тем, что новокрещеные буряты носили русские фамилии. Из книги  М.М. Шмулевича мы узнаем, что «Первоначально присыльные и гулящие люди были в основном мужчины. Поэтому они  поженились на новокрещеных прикладных и купленных девках и бабах». Поселенец получал лошадь, корову, 20 пудов зерна, косу. Первые, и до сих пор распространенные в Тимлюе фамилии это: Стрекаловские, Кобылкины, Секерины, Смольниковы, Кореневы, Рженевы, Ержины, Рудаковы, Федотовы. Cохранились и исторические  фамилии: Ермаковы, Суворовы, Новокрещенных, Новосельцевы. Из церковных документов узнаем, что «уроженка Темлюя  1797 года рождения (16лет) Дмитриева Екатерина обвенчалась с Никитой Кобылкиным  41- летнего возраста. Поселенец Петр Шедянский в 51 год женился на 20 – летней Ирине Федоровой. Симон Рубцов в 54 года женился на 18 – летней Евдокии Ивановой». Кроме

тимлюйцев учтены и венчавшиеся из деревень Закалтус и Елань, которые были прихожанами Тимлюйской Введенской церкви. Лоскутовы и Залуцкие. Первые поселенцы использовали вековой опыт бурят, проживавших в этих местах.

Из легенд мы узнаем, что буряты были более приспособленными к природно – климатическим условиям нашего края. Занимаясь скотоводством, они обеспечивали себя мясной и молочной пищей.  Умели изготавливать одежду из кожи, меха, шерсти. Строили

практичные и теплые юрты. Буряты научили русских есть расколотку, строганину, пить чагу, как чай. Русские же научили бурят сено косить. До прихода русских буряты летом имели огромные стада скота, а зимой кочевали в степи, где меньше снега, где скот мог сам прокормиться. Но случалось так, что выпадал глубокий снег.  «Тогда богатые буряты становились бедными, а бедные – нищими. Присмотрелись буряты к русским и видят, что у них со скотом лучше дело идет, потому что зимой сеном кормят и с полей от хлеба соломой, а  скот в стайках держат. Русские им косы продавали, а то у них до этого какие-то крючки были. Как только начали буряты сено косить, так у них скот в гору пошел, стали они зимы меньше бояться». Соседние деревни считали селян зажиточными. У многих были водяные мельницы, очень много лошадей (400 голов), а климат тогда позволял все выращивать без теплиц.  Русские сеяли рожь, пшеницу, овес, ярицу, гречиху,

коноплю, горох,  Из конопляного семени изготавливали конопляное масло, из стеблей растения делали веревки, возжи. Из воспоминаний Ермаковой Таисии Николаевны – уроженки Темлюя, 1929 года рождения: «Конопля вырастала в рост человека. Ее вязали в снопы, снопы молотили цепями, молотилом. В два или в четыре молотила. Вымачивали стебли в речке Тимлюй в запруде. Затем в банях парили, таяли, а уж потом мяли на мялках (мялка – кострига) Отбивали, чесали щетками кудель. Поскань – отходы,  выбрасывали.  Занимались темлюйцы рыбной ловлей на Байкале и Селенге. Уже в начале 19-го века власти чиновники пытались регламентировать порядок рыбной ловли, и для надзора было приказано  направить «потребное число казаков и члена земского суда». Богатые иркутские и местные купцы нанимали в свои артели крестьян. Мужчины ловили, а женщины солили  рыбу, как правило, ловили омуль. Старожилы Темлюя с благодарностью говорят, что и в Первую мировую войну, гражданскую и в Великую Отечественную войны, омуль спасал людей от голода.  Кроме рыбной ловли, охоты на птиц и зверей, занимались крестьяне конным  извозом, традиционно занимались выжиганием извести;  знали, где в горах можно добыть хороший известняк. Заготавливали смолу, делали дёготь.

Местные жители настороженно принимали новеньких каторжан, переселенцев, беглых с рудников. Недовольство выражалось в прозвище «посельга», «варнаки», «бродяги».  Но проходило время, люди привыкали, уживались и составляли единое целое – «тимлюйцы». Славился Темлюй своими водяными мельницами. Мельницы строили на  многоводной в те времена речке Темлюй. На помол зерна шли подводы из многих деревень.  Из статьи Михаила Георгиевича Каширихина «Отправная точка – Тимлюй» мы узнаем: «Построить в те далекие времена мельницу – требовались огромные усилия. Жернова привозили только в зимнее время по Байкалу. Стройка и обслуживание таких мельниц велись «вспраку». Их строили братья Кобылкины: Михаил, Петр и Илья Константинович. Секерины: Калина, Михаил, Никифор Афанасьевич. Смольниковы: Яков, Федор, Михаил, Александр Январьевич. Федотов Фатей Николаевич, Ермаковы Емельян, Афанасий Варфоломеевич, Иннокентий Харлампиевич». Cтарожилы  вспоминают, что с речкой было связано основное ведение хозяйства. Мельниц было по одним источникам девять, по другим – двенадцать.  Очереди на помол были такими, что иногда приезжие жили целую неделю в Темлюе.  Говорят, что в центре села был заезжий дом, вроде гостиницы.   Сегодня речка Тимлюйка обеспечивает водой поселок Каменск Водозабор настолько большой, что  уже нет той речки, которая  выходила из берегов, сносила заборы и даже уносила дома.

Из воспоминаний уроженки села Бочалгиной Екатерины Николаевны (92года): « Помню в 1927 году,  после ливней Тимлюйка  так разбушевалась, что уносила дома  до самого железнодорожного моста, а дома тогда были маленькие, так мужики их веревками обматывали и держали, пока вода не спала. В 50-х годах жители Темлюя с одного берега на другой не могли перебраться – вода поднялась выше мостов».

В 80-х годах 20-го века по инициативе главного инженера Тимлюйского цементного завода Коробкова Федора Ивановича сделали анализ питьевой воды из Тимлюйки. Вода оказалась близка к дисцилированной. Совершенно отсутствует йод. Оказывается, речка пополняется в основном за счет талой и дождевой воды, поэтому вода очень мягкая и не содержит минералов. Появилось мнение, что люди, не получающие с водой минералы, имеют слабый иммунитет. Это не увязывается с высоким процентом долгожителей в селе Тимлюй. В 2007 году в Тимлюе проживало 9 человек в возрасте за 90 лет. При населении 600 человек. Вопрос о качестве воды остаётся спорным. А талая вода считается целебной.

Более 300 лет тимлюйская земля  щедро родит зерновые культуры и овощи. Во второй половине 20-го века в Бурятии на особом счету было славное опытное хозяйство Тимлюя - ОПХ «Байкальское», четвертое отделение. Сегодня на Тимлюй со всех сторон дуют ветры, так как леса вырубили. Нет уже знаменитого сада, где росли уникальные сорта ранета. Сельское хозяйство ждет своего возрождения. 

ОБЫЧАИ И ТРАДИЦИИ

Самой большой и давней традицией села Тимлюй остается празднование старинных 

православных праздников: Рождество Христово, Пасха, Троица и Покров. Покров Пресвятой Богородицы является Престольным праздником села Тимлюй. В конце 20-го века в селе в старом крепком доме вновь была открыта ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА.  В этом доме  рядом с Введенской церковью жила семья священника. В 30-х годах Введенскую церковь закрыли. Вспоминает (Ивенкова)- Кобылкина Мария Степановна: «Мой отец тоже служил при церкви, он даже похоронен был рядом с церковью около сосны. От этого места и в сторону поселка до коттеджей -  все это было тимлюйское кладбище. Хоронили селян с конца 17 века до 50-х годов 20-го века. Кладбище осквернили, плиты с выбитыми надписями куда-то увезли, а ведь здесь были похоронены наши предки». Село было крупным. Введенская церковь являлась приходом деревень: Темлюй, Закалтус и Елань.  Церковь большевики разорили в 30-е годы. Убрали колокола, сожгли церковные книги, уничтожали иконы. Многие помнят, как жители Тимлюя спасали иконы. Бочалгина Екатерина спасла большую икону Николы Чудотворца. «Спрятали в простенок и какую-то книгу на древнерусском языке, а ремонт стали делать, ее на месте не оказалось», - вспоминает баба Катя.  Стрекаловская Нина Полуэктовна припомнила из рассказов своей бабушки, что при разграблении церкви отличился  Ротя  (прозвище),  Он приносил домой оклады от икон, и его младшая сестра ими играла». А здание церкви приспособили под сельский клуб. Говорят, что  в самый первый  новогодний праздник, устроенный в бывшей церкви, случился пожар, многие это восприняли как знак греха. В бывшей церкви была особенная акустика, многие каменчане предпочитали смотреть фильмы в этом помещении. Скорее всего, церковь была построена из лиственницы, поэтому  был особый звук, а сама церковь могла бы простоять несколько веков, да случился пожар. Так в конце 70-х начале 80-х годов 20-го века ее разобрали.  Престольный праздник села обычно соответствует названию  церкви. Но не Введение, а Покров является Престольным праздником села. Почему? Самые престарелые жители села, среди них и Иванюга баба Таня,  вспомнили, что,  когда они были детьми, им родители запрещали играть возле старой, ветхой церкви Покрова. Боялись, что она может обрушиться  и придавить детей. Ее, скорее всего, построили первые  поселенцы в конце 17-го века. Вот почему Престольный праздник в Тимлюе до сих пор Покров день. Введенская церковь была крепкой, с куполами, со  звонницей. К церкви были сделаны тротуары, а вокруг росло много цветов, было очень красиво.

Жители Тимлюя имеют свою особенную речевую интонацию,  свой типичный говор: «Девка, змей - то де!»,- произносят старушки, когда возмущаются. Мужчины вместо «девка» произносят: «Паря бяду».

В 70-х годах 20 века при повороте с автотрассы на станцию Тимлюй стоял дорожный знак:  «ст. Темлюй», а на старом деревянном Вокзале висела вывеска: «Станция Тимлюй. Когда задали вопрос местной жительнице о том, как правильно, через  «Е» или «И» называется станция, она ответила так, как произносили тогда и на станции, и в селе старики: «Правильно – Тямлюй». Так же протяжно и через букву «я» произносили такую фразу: «Самого дома нет, нячё нязнаю». Типично и выражение: «Это бравая вещь, а эта небравая. Скорее всего, написание через букву  «и» Тимлюя  связано со строительством железной дороги в начале 20-го века, с Тимлюйским разъездом, а затем и станцией. А с начала возникновения села Темлюй – почти 300 лет село писалось через «Е». И сегодня в Интернете мы находим  данные и  по Темлюю, и по Тимлюю.  Не всем понятно, что речь идет об одном  и том  же населенном  пункте.  Местные пожилые  жители не только Темлюй называли через букву «Я», но и село Елань произносили как Ялань. Употребляли и слово «матяренный» - значит очень большой.  Улицы села были длинными, и жители для удобства разделили село по-своему: верх –Набережная улица, низ- Партизанская, Бутырки - Советская, Улус, Забегаловка Хараты.

В центре села, около магазина, от площади расходились 3 дороги. Это место называлось «Росстань», от слова расставание. Так было легче объяснить, кто и где проживает. Но, а так как в селах всегда много однофамильцев, давали прозвища. «Это какая  Таня Ермакова?» И ответ был примерно таким: «Таня – унтерша, или Таня –курочка, ее отца звали –петух, мать – петушичка,  Коля – Москва (сын героя Советского Союза Федотова М.А.), Валя – крикуха, Валя – кедра», Колиха, Иван Арчёк, Ваня красенький, Пашка – паровоз, Сергей паленый (получил ожег), «Волки» - жили в Черемушниках, были охотниками, поэтому получили такое прозвище.  Егоровские, Антоновские, Тереньтьичи, Лекандровские, Даниловские – родственники по дедам. Все жители села имели общее прозвище – «Варнаки – бурдушники». Бурдушники от слова «Бурдук». Бурдук – поминальное блюдо, долгое время в Темлюе поминали усопших бурдуком. Из воспоминаний Кореневой Аполенарии , 1917 года рождения, (93 года). « Раньше поминали обязательно бурдуком. Его готовили из овсяной муки, воды, подсаливали, добавляли масло. А «варнаки» - от того, что люди были отчаянные, особенно молодежь. С ними не связывались ребята из других сел. В гражданскую войну тимлюйские «варнаки»  вместе с посольскими,  поезд под откос пустили. (В словаре варнак -  означает каторжник). Прозвище селян имеет очень давние корни. Здесь на Темлюйской вотчине монахи Троицко – Селенгинского монастыря прятали беглых каторжан, так как монастырю нужны были рабочие руки.

Уходили в историю века, менялся состав населения. Между селом Темлюй и станцией  Тимлюй во второй половине 30-х годов 20-го века стали строить цементный завод. «Посельга» приехала на строительство завода со всех районов Бурятии, а позднее, на пуск завода, прибыли специалисты со всего Советского Союза. Правда, прижились немногие. Большинство уехали искать лучшую долю.

На той далекой, на гражданской…

Гражданская война воспринимается нами  как страшная национальная трагедия, но мы знаем больше о подвигах красных, нежели о белых. Сегодня каждый в Интернете может найти самый различный материал  о  событиях  в России начала 20-го века. Рассекречены  архивные  документы, доступны мемуары белой эмиграции. Очень важно,   что живы еще старики, родители которых были участниками гражданской войны, жива память - связующая цепочка поколений. В гражданскую войну жители села и станция Тимлюй вместе боролись против белогвардейцев и иностранных интервентов. Почему это случилось? Может быть, одной из причин было то, что ленинский Декрет о земле объявлял, что  вся земля принадлежит крестьянам? Ц.Ж. Жамцарано в своей книге «Из прошлого и настоящего Бурятии» приводит такой пример: « …свыше 43 десятин сенокосной и пахотной земли Тимлюйской Введенской церкви поделили крестьяне селений Тимлюй, Елань и Закалтус». Повсеместно большевики вели активную пропагандистскую работу. Обещали новую счастливую жизнь- счастье, равенство, братство.

Рабочие станции и крестьяне села Тимлюй  входили в состав Тимлюйской дружины. Из книги А.Е. Нелюбина мы узнаем,  что  партизанский штаб находился в Кударе, возглавлял его Плис А.К.. В декабре 1919 года в  Усть-Селенгинском районе готовились к  вооруженному восстанию. В Тимлюе на подпольном собрании командиром дружины был избран рабочий-железнодорожник Чувашев Семен Спиридонович. На ул. Партизанская, 19 и в наши дни стоит  дом, в котором происходили эти события. Есть и мемориальная доска.  К моменту восстания в Тимлюйской дружине уже числилось около100 человек. Партизаны вооружены были трехлинейными винтовками. Рядом с тем местом, где раньше стояла Введенская церковь, находится памятник партизанам, погибшим при освобождении Кабанска от белогвардейцев в 1920 году. Из воспоминаний   Стрекаловской Нины Полуэктовны: «Моя бабушка спасла арестованных партизан. Их заперли в нашем амбаре, а она отдала вторые ключи соседям и они открыли партизан. За организацию побега её арестовали, но отпустили, так как она ждала ребенка. Из-за  пережитого страха, ребенок  родился с испугом и долго не мог говорить». Только теперь можно судить о белых непредвзято. Ведь они могли ее расстрелять, но пощадили.  Вспоминают местные жители и такой случай:  «Мы спрятались в зарослях конопли и ждали, когда уйдут из села семеновцы. Они накормили нашем сеном лошадей и ушли, не причинив значительного вреда никому». Но когда летом 1919 года тимлюйские партизаны пустили под откос, поезд с боеприпасами и продовольствием, последствия были другими. Белогвардейцы сделали зачистки сразу в нескольких населенных пунктах. Пытали и избивали арестованных,  дошли аж до деревни Сухая. В Сухую они не вошли благодаря находчивости одного из жителей села. Он закатил на гору бочку, ударял по ней и звуки разносились на многие километры, похожие на орудийную стрельбу. Белые приняли это за наступление красных и отступили. Силы белогвардейцев  и партизан были неравными. Партизанские дружины состояли из десятков, иногда из сотен человек, тогда как белая армия  исчислялась тысячами. Но Сибирский Ледяной поход в 3000 верст, духовно и физически сломил белых.   «Бежавшие остатки колчаковской армии были совершенно деморализованы»,-пишет А.Е. Нелюбин. Партизаны захватили у белых более 100 подвод с продовольствием и оружием. Потери партизан при этом составили 30 человек убитыми, а белогвардейцев погибло более 400 человек, в плен сдались 230 каппелевцев. Почти во всех селах района была установлена Советская власть. «Только линия железной дороги оставалась в руках белочехов». «10 февраля каппелевцы вышли со станции Байкал и двинулись в сторону Мысовой, а утром следующего дня в Тимлюе высадились Японцы»,- узнаем мы из книги М.А. Лукьянова «Кабанск». А.Е. Нелюбин уточняет: «Японцы, по их словам, явились в Тимлюй и Кабанск для того, чтобы прекратить беспорядок в Кабанске – отцепку и разгрузку местным жителям вагонов на железной дороге с продовольствием и промтоварами. Случаи изъятия из вагонов продовольственных и промтоварных грузов тимлюйцами и посольцами действительно имелось». «Для улаживания конфликта штаб создал комиссию в составе А.А. Попова, Н.П. Дроздова, Л.Л. Непомнящего и дал им наказ – требовать от японцев, чтобы они оставили район». Остатки колчаковцев, семеновцев, каппелевцев отступали на восток, длина обоза составляла несколько десятков километров.  Тысячи измученных, голодных и  обмороженных людей шли днем и ночью. Из воспоминаний П.И. Налетова:   «Весь путь этой армии был усеян множеством погибших лошадей и людей, трупы которых мне пришлось наблюдать в конце марта 1920 года на ледяном покрове так и на дороге, проходящей вдоль берега р. Ангары от ее истока до самого Иркутска». Называли они себя каппелевцами.15 февраля 1920 года каппелевцы заняли Кабанск, который, в то  время был для Усть – Селенгинского района узловым пунктом связи. Штаб во главе с Плисом А.К. разработал план освобождения Кабанска. В результате партизаны заняли почту, телеграф и здание, в котором располагался штаб каппелевцев, захватили пулемет  «максим». Противник отступил к железной дороге, но вскоре белые подтянули пехоту и конницу в 1000 сабель. Теперь силы были слишком неравными и партизаны отступили. В боях за Кабанск особенно отличились партизаны под командованием С. Павлова и Тимлюйская дружина под командованием С.С. Чувашева, который геройски погиб в этом бою.  Но уже 16 февраля, не смотря на сильный мороз, партизаны снова перешли в наступление, и белые поспешно отступили к линии железной дороги. «Партизаны не оставляли в покое врага. Днем и ночью совершали набеги, отбивали обозы, преграждали пути к населенным пунктам, лишая тем самым возможности пополнять продовольственные запасы, обновлять гужевой транспорт, получать фураж, сужали пути отступления»,- пишет  Нелюбин А.Е.   21 февраля 1920 года район был полностью освобожден от белогвардейцев. О подвиге красногвардейцев написано много книг. Установлены памятники нашим землякам, отдавшим свои жизни за Советскую власть. Их помнят жители района: партизаны Тимлюйской дружины встретились через 40 лет. Потери белой армии несопоставимы. Белые сотными сдавались в плен, умирали от голода и холода от инфекционных заболеваний. После изгнания белых в районе началась эпидемия сыпного тифа. Ходили слухи, что Капель умер от тифа. 

 В декабре 2006 года останки генерала Каппеля Владимира Оскаровича переправили из Китая (Харбина)  в Россию и были перезахоронены в Москве. В истории Белого движения он является значительной фигурой. Участник Первой Мировой войны, Георгиевский кавалер, генерал-лейтенант, командовал Колчаковским Восточным фронтом. Умер 26 января 1920г., в деревне Вернеозерская, недалеко от Нижнеудинска. Капель не расстреливал пленных, приказывал их обезоружить и отпустить. Тело Каппеля захоронили сначала  в Чите, а затем в Харбине. Капель, как известно, при отступлении, переправляясь через реку Кан (Приток Енисея), провалился в полынью  и отморозил ноги. Даже после того, как началась гангрена и были ампутированы ноги, он предпочел в трудную минуту быть вместе со своей отступающей армией. 22 января 1920 года Капель обращался к крестьянам Сибири: «За нами с запада подвигаются советские войска, которые несут с собой коммунизм, комитеты бедности и гонения на Веру Иисуса Христа. Где утверждается советская власть, там не будет трудовой крестьянской собственности, там в каждой деревне небольшая кучка бездельников, образовав комитеты бедноты, получит право отнимать у каждого все, что им захочется. Большевики отвергают Бога, и, заменив Божью любовь ненавистью, вы будете беспощадно истреблять друг друга …»  Эти слова оказались пророческими. По окончании гражданской войны  партизаны вернулись к привычным крестьянским делам. Коллективизацию и организацию колхозов не все воспринимали положительно. Многие бывшие партизаны Сибири в 30-е годы были раскулачены, подвергались репрессиям, арестованы по доносам, истребляли друг друга.  Помнят жители Тимлюя, как надругались над Верой, как сжигали старинные книги, иконы, уничтожали духовное и  культурное достояние народа.  Но какой бы не была наша история, мы вправе знать и помнить истину, без умалчивания,  без поправок и приукрашивания.  

30-е годы 20-го столетия – непростой период в жизни наших земляков. Тимлюйцы, как и многие другие жители сел Кабанского района  в основном были крестьянами. Только в конце 30-х годов на тимлюйской земле начнут строить цементный завод, и многие колхозники освоят рабочие профессии. Старожилы Тимлюя охотно рассказывают о партизанах гражданской войны, о фронтовиках Великой Отечественной войны, о чем угодно, но только не про начало коллективизации. Мне повезло, в районном архиве Спасенкина Лариса Михайловна нашла мне документы по селу Темлюй, относящиеся к 1931- 32годам. С 1932 по 1939 годы материалы в районном архиве отсутствуют. Искать их надо в центральном архиве Буртии. Лариса Михайловна считает, что эти документы чудом уцелели. Возможно, сохранились они среди других бумаг другой тематики. Ведь архивные документы по раскулачиванию очень трудно отыскать. Обычно ответ один: «не сохранились». Многие в 30-е годы пострадали: потеряли своё имущество, дома, мельницы, были сосланы и даже арестованы и исчезли бесследно. А эта папочка документов сохранила описи имущества середняков, бедняков, батраков.

В нашем районе коллективизация проходила с 1931  по 1939 годы. В феврале 1930 года в  Бурятию прибыли 117 ленинградских рабочих для оказания помощи в проведении коллективизации. Из чудом сохранившихся протоколов собраний узнаем, что первое название колхоза в селе Тимлюй (тогда село писалось Темлюй) было – колхоз имени « Первого Краевого съезда ВКПб.». Рядом можно найти и артель «Красный охотник». Позднее будет одно более простое название коллективного хозяйства – Артель имени Сталина.  Перелистывая архивные документы, ловишь себя на мыслях, неужели эти бумаги,  пожелтевшие от времени,  аккуратно выведенные карандашом или чернилами,  хорошо сохранились и донесли до нас очень важные исторические сведения. Вот они:  В 1931 году в колхоз вступили 261  житель села. В документах они значатся как едоки.  Здесь трудоспособное население и дети. Единоличников было 904 едока.  Справка за подписью председателя с/совета Карпова. Бумаги, на первый взгляд, велись очень аккуратно, но в тоже время в 30-е годы было  много безграмотных людей. Грамматических ошибок было крайне мало, а вот небрежность в названиях колхоза, села, фамилий жителей встречается часто. Так во многих протоколах 1931 года находим запись: «Колхоз имени первого районного съезда ВКПб. А надо было секретарю, ведущему протокол написать: «Колхоз имени Первого Краевого съезда ВКПб. Встречаются и документы, в которых село написано через букву и – «Тимлюйский с/совет», фамилии: Бочалгин, Бочалдин, в одних документах председатель селхоз. артели Ермаков, в других – Кобылкин.  Старожилы села помнят первых руководителей  в таком порядке: Первый председатель с/совета был Карпов. Председатель колхоза – Серебренников Егор Васильевич, секретарь – Воробьев Владимир Анисимович. Бригадиры: 1 – я бригада – Рженев Петр Федорович, 2-я- Федотов Иннокентий Маркович, 3-я – Секерин Егор, 4 – я – Кобылкин  Алексей Васильевич.

В селе проживало более 1200 человек. Смотрим протокол одного из собраний колхозников за 1931г. На собрании один из членов колхоза внес предложение распустить колхоз, так как многие выбыли и есть еще желающие выйти  из колхоза. Выбыли не только середняки, но и бедняки. Дальше в документах находим список выбывших в основном на Камчатку и в другие населенные пункты. Как видим, фамилии типичные для села: Ермаковы, Смольниковы, Кобылкины, Рженевы.

На Камчатку уезжали так часто, что появилась в народе присказка: «На Камчатку есть крупчатку»  (Записано со слов Кобылкиной  В. К.).   Почему уезжали из села, по собственному желанию или принудительно?   С 30-х годов  численность населения села постоянно уменьшалось.  В 40-е годы на фронт ушло более 300 человек, вернулось меньше половины.  Документы 30-х годов интересны нам еще и тем, что мы можем сравнить,  как жили крестьяне до коллективизации и после. Если сегодня взять Похозяйственную книгу за 2008 год и сравнить ее с «Посемейно- имущественным списком Темлюйского с/совета, заверенного председателем СИКа  Секериным за 1931 год, многие жители села причислят себя к беднякам. В селе преобладали середняки и зажиточные единоличники. Бедняков было мало, батраков-2 едока. Судя по сохранившимся картам 30-х годов, тимлюйские земли занимали обширную территорию. Не было тогда ни тракторов, ни комбайнов, ни автомашин, а крестьяне обрабатывали огромные площади и желали иметь их еще больше. В архиве хранится уникальная карта  1911 года.  Эта карта земель, принадлежавших селу Темлюй до Первой Мировой войны. Кроме земель вокруг села, Темлюю был нарезан «Отруб» на островах в дельте р. Селенги. Село было крепким, богатым. В 1931 году более 80% единоличников не пожелали вступать в колхоз. Многие из них имели несколько домов, большое количество скота, с/х инвентарь, водяные мельницы. Из документов видно, что большинство темлюйцев были зажиточными крестьянами. В 1931, как видно из протоколов собраний,  даже те, кто вступили в колхоз, начали разбегаться. В колхозе осталось 212 человек (едоков).

Что же случилось в 33, 34 годах? Как 904 едока покорно согласились стать колхозниками? Ответ найдем у старожилов села. Благо в Тимлюе до сих пор проживают  80-летние -90-летние старики. Они называют вещи своими именами. «В колхозы загоняли». Загоняли как стадо.  Вспоминает Стрекаловская  Нина Полуэктовна: « Наша семья имела мельницу и много другого добра. Когда нас в колхозы загоняли, пришлось все отдать. Даже из  нашей колоды лошадей поили. Она и сейчас, наверное там лежит». Кто добровольно не вступал в колхоз, те автоматически становились кулаками.

 Из воспоминаний Байковой Анны Васильевны: «Мои родители не хотели вступать в колхоз, нас выгнали из дома, не разрешив взять хоть какие-то вещи. Жили у знакомых, мы спали на полу, на тулупе. Утром пришли власти за тулупом. Тогда мама сказала: «А вы сбросьте моих деток на голый холодный пол, пусть помирают». На этот раз нас пожалели, и мы 15 лет жили, снимая угол у людей. Спасибо люди пускали».  Лучшие земли теперь принадлежали колхозу. И такой документ тоже хранится в архиве: «В целях создания более крупных массивов колхоз считает целесообразным провести в участке следующие изменения: Уничтожить Фадеевский заулок, разделяющий Всемирное и Симахинское поля. Дорогу Тунгусовскую, проходящую по уроч. «У Осины»  перевести возле Проходного лога». Видимо укрупнялись поля для обработки их тракторами. В актах землеустроителя упоминаются земли: «На Бору-50 га; Цахиринское поле-20-га; От Креста до Проходного лога- 22 га; за Проходным – 23 га; от Кабанской грани до Проходного- 22 га; От Проходного до Новосельцева лога-20 –га итд. «Всего трактороспособной плошади – 260 га.».

Но если первая половина 30-х трагична, то в дальнейшем хозяйство окрепло.  Колхозники получили современную по тем временам технику: трактора, комбайны. Ремонт с/х тех

ники осуществляла Кабанская МТС, начавшая работать с 1932 года. А в 1941 году в Тимлюе начала работать уже своя МТС. Крестьяне  выращивали пшеницу, овес, рожь, горох, картофель, капусту. Разводили породистых лошадей. Так Стрекаловский Афанасий Миронович  трижды был на ВДНХ СССР и награжден грамотой за подписью самого М. Буденого.

Славилось село водяными мельницами.  Мельниц было по одним источникам девять, по другим – двенадцать.  Очереди на помол были такими, что иногда приезжие жили в Тимлюе целую неделю.  Говорят, что в центре села был заезжий дом, вроде гостиницы.

 После войны в 40-х годах появилась электрическая мельница, и водяные стали исчезать.

Да и речка стала мельче из-за большого забора воды для завода и поселка Каменск.

Уроженцы Тимлюя – участники Великой Отечественной войны.

Уроженцы Темлюя, как и все граждане Советского Союза, пополнили историческую летопись страны  героическими страницами. Более двухсот жителей села были призваны на фронт. Сегодня их имена занесены в книги «Памяти». В Каменской поселковой библиотеке  хранятся фотографии участников Великой Отечественной войны, переданные на сохранение бывшим председателем Совета ветеранов Каширихиным Михаилом Георгиевичем. Когда-то эти фотографии висели в Тимлюйском сельском клубе. Кроме того,  составлены списки участников войны уроженкой  села Кобылкиной Валентиной Кандратьевной и библиотекарем  Ананиной Татьяной Сафроновной.  В районный военкомат Валентина Кондратьевна  отправила все пропущенные фамилии воинов Тимлюя, и они  допечатаны в книгах памяти. Кроме того, списки участников войны из Тимлюя наша библиотека поместила  на сайт в  Интернете.

В годы войны из Бурятии на фронт ушли более 120000человек. Из них всего 8 – полные кавалеры орденов Славы. Трое: Попов Петр Андриянович, Суворов Николай Федорович,  Быков Иван Иванович – уроженцы Кабанского района.    Бурятии 34 Героя Советского Союза.  Их больше всего в нашем районе.

Один из них – Федотов Михаил Алексеевич родился в селе Темлюй, тогда еще Иркутской губернии,  в 1916 году, в крестьянской семье. Работал трактористом. В 1937 году служил в рядах Советской Армии. Перед началом Великой Отечественной войны успел вернуться в родное село. Женился. Но недолго ему пришлось жить семейной жизнью - началась Великая Отечественная война. Те, кто в селе были охотниками, на фронте служили снайперами, а те, кто  работали трактористами, были на фронте танкистами. В феврале 1942 года Михаил сообщил своим родным и матери Марии Денисовне: «Вот мой черед  пришел, соберите в дорогу. Не плачьте. Все будет как надо. Я же механизатор, стало быть – танкист». До Кабанска ушел пешком, оттуда уже уехал на фронт.

С 1942 по 1945 год наш герой – танкист с боями прошел до Вислы. За годы войны был несколько раз ранен. В 1944 году его без сознания доставили в госпиталь. Но как только поправился, он сразу поспешил в свой Новозыбковский гвардейский полк.  В 1945 году участвовал в Восточно – прусской операции. Войска второго Белорусского фронта перешли в стремительное наступление. Фашисты отступали за Вислу. Противник яростно сопротивлялся. Вот как об этих событиях пишет в своей книге Криченивкер Е.М.: « На небольшом плацдарме фашисты сгруппировали до пятидесяти дивизий общей численностью до пятисот восьмидесяти тысяч, большое количество техники, орудий, танков,  и самолетов. При ликвидации этой группировки и дал свой последний бой наш земляк Михаил Федотов… Федотов глубоко вклинился в боевые порядки «фердинандов».  Позади, под его прикрытием наступала пехота. Трем самоходкам было приказано уничтожить строптивого русского. Положение создалось тяжелое. Одному ему три стальные громадины не одолеть». Но отступать было нельзя. Федотов приказал стоять насмерть. Открывает люк, бросает в самоходку гранату, и вот уже повалили клубы черного дыма. Следом подбивают вторую самоходку. Но убит водитель. Федотов, оставшись вдвоем с раненым  заряжающим, уничтожает и третью фашистскую бронемашину.  Пехота с криком «Ура» врывается в поселок Эмаус. А наш герой, весь израненный, оставшийся без снарядов продолжает уничтожать противника и его технику. Ворвавшись на вражескую батарею танк давил гусеницами все подряд. Гвардии полковник Гниленко доложил командованию: «Герой танкист уничтожил шесть танков и самоходных орудий, одиннадцать пушек две минометных батареи, три транспорта и около сотни солдат и офицеров противника…» Генерал армии Черняховский  и командующий  Вторым Белорусским фронтом маршал Рокоссовский представили отважного сибиряка Федотова к заслуженному званию героя.  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года Федотову Михаилу Алексеевичу за мужество и отвагу в боях за Родину было присвоении звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда».

 После госпиталя Михаил Федотов вернулся в родное село. Но почти все свои  послевоенные годы жизни он связал с Южно – Сахалинском, где работал машинистом дорожно – строительных машин. О его подвиге  можно прочитать в книге памяти, том 7-й.  и в других книгах.   В Каменске живут родственники героя.  Однажды в библиотеку пришел внучатый племянник, и я ему рассказала все, что знала о герое Федотове. И он задал вопрос мне и наверное всем землякам: «А почему не названа улица в его честь и память?».

В 2009 году библиотека сделала запрос  в город Южно – Сахалинск. Очень быстро пришло заказное письмо с ксерокопиями газетных статей из Южно – Сахалинских газет и фотография памятника нашему земляку. Заводу строительных материалов присвоено имя героя. О своих подвигах он не любил рассказывать, считал, что не он один геройски сражался. В Южно – Сахалинске у него была вторая семья, двое сыновей.

   В год 65-летия Победы на родине героя в селе Тимлюй установлена мемориальная доска.

Who's new

  • sadmin