Navigation

Старая рыбачка из Часовенского

Топонимия: 

Жизнь идет, и хотим мы этого или нет, все меняется. Еще в пятидесятые годы прошлого столетия не было села Ранжурово. Буряты жили по родам, компактными населенными пунктами. Улусы располагались недалеко от берега Байкала, в заболоченной местности. И передвигаться приходилось летом на лодках, зимой - на санях. Одним из крупных улусов считался Часовенский. От современного Ранжурово он отстоял километров на 17-18.

Вот что вспоминает о нем наш активный автор С.А. Перфильев, ветеран из Байкало-Кудары: «По долгу службы я бывал в Часовенском, и смею утверждать, что это не отдаленный бурятский улус, а большое селение, где был колхоз, сельсовет, начальная школа, магазин».

Наверное самая старшая из уроженцев Часовенского - Евдокия Сониевна Пилеева. Родилась она в 1919 году. И, несмотря на возраст, сохранила ясный ум. До сих пор живет в своем доме, но приезжает в Ранжурово только на лето, а зиму проводит у дочери в Улан-Удэ.

Сначала, правда, она наотрез отказывалась вспоминать о прошлых годах: «Нет, нет, я старая стала, многое уже не вспомню». Но мы все же попытались начать ее расспрашивать. Разговор наладился, и потихоньку воспоминания все же нахлынули.

Первое, о чем рассказала баба Дуся, была школа. Она как раз пошла в первый класс, когда в Часовенском общими усилиями возвели новый дом для учебы. Лес привезли аж с той стороны Байкала. Бревна доставляли на лошадях, а фундамент, довольно высокий, сделали из камней. Ребятишек набиралось порядочно. И в школе учились четыре класса. Дети были не только часовенские, приходили из других улусов. Учиться тогда начинали в 9, 10 и даже 11 лет. Тех, кто был издалека, в школе кормили обедом. Местные же ученики отправлялись кушать домой. После обеда было еще по два или три урока. Первой учительницей была у Евдокии Сониевны Елена Гавриловна, то ли Шаданова, то ли Шадаева. Учителя приезжали по распределению и были не из местных. Дети изучали математику, русский язык, а также читали и писали по-бурятски.

«Был в Часовено большой дом культуры, - вспоминает С.А. Перфильев в своем письме, - по распоряжению райисполкома здание ДК в конце 1940-х годов перенесли из Часовенского в Байкало-Кудару, где оно служило более полувека».

А Евдокия Сониевна рассказала нам о том, что время от времени привозили в улус немое кино. Показывали фильмы в школьном актовом зале, и это было приятным событием для всех. Киномеханик крутил ручку аппарата, а другой человек стоял на сцене и читал текст.

Часовенским улус назывался, потому, что где-то в начале 19-го века стояла там часовня. А позже, примерно в 1870 году, была построена Вознесенская церковь. Была церковь деревянной. Попечителем ее был Платон Масаев из Часовено. Строил ее шигаевский купец Никита Власов. Церковь была сделана из истоминского леса. Служил в ней православный священник Василий Куклин, крещеный бурят, который учился в Посольком монастыре и Читинской духовной семинарии. Во время же детства бабы Дуси от церкви почти ничего не осталось. Был только заброшенный деревянный дом, вокруг которого любили играть ребятишки. Старухи называли этот дом церковным, видимо, он как-то раньше относился к церкви.

Хозяйство в Часовенском было вначале единоличным, каждая семья держала скот. Потом создали товарищество обработчиков земли ТОЗ - «Дабаин». Но просуществовать ему долго не пришлось. Вообще, невзгод и лишений на долю улусников выпало немало. В 1932 году случилось большое наводнение. Вода стояла в домах. Тогда, видимо, власти решили переселять улусы вХоринский, Селенгинский районы. Когда семьи кочевали со всем имуществом, Евдокии Сониевне было 12 лет. Помнит она, что жили в Селенгинском районе с весны до осени. Но не поглянулись часовенским рыбакам тамошние степные места. Не смогли они без байкальской воды, рыбы почти все семьи вернулись обратно, вновь стали обустраиваться на родине…

Организовался колхоз «Рыбак». Первым председателем его ста Халбашкеев Балдахэ Цыбикович. Обрабатывали землю, рыбачили, держали общий скот. Баба Дуся работала на рыбалке. И хотя умеет она и пахать, боронить на коне, косить, но с самой молодости и до пенсии – рыбачка. Было у «Рыбака» 18 больших лодок, морской невод. Вот на нем и рыбачила Евдокия Сониевна. Бригада рыбаков была в 20 человек в основном, старики, подростки да женщины. Бригадирствовал Васильев Иван. Работа эта не из легких. Сапоги резиновые появились только после войны. А до этого рыбачили босиком, «голе ногой», как говорит она. Держа невод, стояли рыбаки по грудь воде, а одной ногой придавливали нижнюю тетиву невода.

Особенно тяжело приходилось в войну. Случалось, и голодали. Дома топились тальником, который срезали по берегам.

В августе 1953 года, в связи со строительством Иркутской ГЭС, решением аймисполкома улусы, в том числе и Часовенский, решено было перенести в местность Бараний мыс, по аймачному тракту.

И снова переезд… Дом Пилеевой перевозили в декабре, было холодно, раскатали бревна побыстрому, а нижние из оклада так и оставили. Поэтому сейчас в Ранжурово дом у нее, хоть из хорошего дерева, а снизу погнил…

«Больше мне в Часовенском бывать не приходилось никогда - говорит напоследок Евдокия Сониевна, - а люди говорят, что там болото, кругом вода и больше никто уж не живет»

Источник: 
Байкальские огни №№ 75-76, 21 сентября 2007 г.

Who's new

  • sadmin