Navigation

Черта… Черт…Чертовкино…

 Муниципальное образование сельское поселение «Твороговское»
Муниципальное образовательное учреждение
 «Шигаевская средняя общеобразовательная школа»
Школьный краеведческий музей
Серия
«Исчезнувшие села»
Черта… Черт…Чертовкино…
(История ярмарки и поселения)
с. Шигаево 2008 г.
 
Издание осуществлено по проекту краеведческого музея МОУ «Шигаевская средняя общеобразовательная школа» на средства Байкальского фонда местного сообщества
Черта…Черт…Чертовкино… (История ярмарки и поселения)/ краеведческий музей МОУ «Шигаевская средняя общеобразовательная школа»; сост. Суранова О.В. – Шигаево, 2007. - 55с.
Краеведческий музей МОУ «Шигаевская средняя общеобразовательная школа», 2008
 
Вниманию читателей представлена брошюра краеведов и исследователей «новой волны» - Сурановой Оксаны Викторовны и ее учеников.
Главное, что отмечает работу – это стремление реализовать себя одновременно в разработке темы на основе научных и архивных материалов и в попытке собрать новые сведения о пережившей забвение знаменитой в 19 веке Чертовкинской ярмарке и одноименного поселения на реке Селенге, заявивших о себе торговлей спасовским омулем, перевалочной базой и скупочным центром на пути из Иркутска в Забайкалье.
Брошюра рассказывает о социально – экономическом явлении, которое стало прошлым, но продолжает упорно жить и будоражит память, благодаря открытиям и усилиям новых исследователей.
Это переосмысление истории земли обетованной с таким удивительным и ярким названием – Чертовкино.
Поломошин Владимир Иннокентьевич, заведующий отделом общего образования РУО, историк-краевед
От составителя
В марте 2008 года краеведческий музей МОУ «Шигаевская средняя общеобразовательная школа» выиграл грант Байкальского фонда местного сообщества в Кабанском районе  на реализацию проекта «Возрождение Чертовкинской ярмарки».
Цель проекта – сохранение исторической памяти через изучение истории Чертовкинской ярмарки.
В ходе реализации проекта были проведены архивные изыскания в Иркутском государственном архиве, Национальном архиве Республики Бурятия, изучены книжные источники в областной библиотеке города Иркутска, проведен опрос старожилов, создана музейная выставка. Были получены консультации известных краеведов Поломошина В.И., заведующего отделом общего образования РУО;  Голубева Е.А., кандидата философских наук, председателя общества краеведов РБ, заслуженного работника культуры  РФ и РБ; Демина Э.В., кандидата технических наук, доцента ВСГТУ.
Собранный материал представлен в настоящей брошюре, в которой  раскрываются темы  ярмарок Иркутской губернии, Чертовкинской пристани, Чертовкинской  ярмарки. 
В приложение вошли материалы не только по ярмарке, но и по истории села Чертовкино,  карты, архивные данные, списки жителей, публикации, отрывок из поэмы Бурлакова Н.Н. «Город Верхнеудинск»,  воспоминания жителей,  опросы старожилов,  воспоминания тех, кто проезжал через  село Чертовкино.
Введение
На территории современного поселения «Твороговское» когда-то было шесть деревень. Одни из них - Творогово, Шигаево и  Мурзино  -  есть и сейчас, другие -  Меркушево, Ергень, Чертовкино -  исчезли. Остались только воспоминания старожилов, архивные и книжные источники. Жизнь каждого села интересна по-своему. Нас заинтересовало село Чертовкино, а вернее,  Чертовкинская ярмарка, которая была известна по всей Иркутской губернии.
Всего сто с лишним лет назад на берегу реки Селенги жизнь била ключом.  Через села Творогово, Чертовкино проходил торговый путь. К Чертовкинской пристани причаливали пароходы, баржи, плоты с различными товарами, которые перевозили из Иркутска в Верхнеудинск и дальше, в Читу, соль,  хлеб, рыбу. Из Монголии, Китая в Иркутск и дальше до Новгородской ярмарки везли  чай, леденцы, китайские ткани, фарфор. Часть этих грузов перевозилась через Чертовкино. Жители соседних деревень Творогово и  Шигаево занимались извозом.
На перекрестке дорог стояла Твороговская церковь Казанской Божьей Матери, построенная на средства купцов. И, наверное, не случайно нижний предел церкви освящен во имя Святой Мученицы Параскевы Пятницы. Во-первых, в честь Параскевы-Пятницы в былое время принято было устанавливать на перекрестках и распутьях дорог особые столбы с изображениями святой Пятницы, которые и назывались ее именем - пятницы. Такие столбы по своему значению были весьма схожи с придорожными часовнями или крестами и считались у славян священными и таинственными местами. Возле них  в древней Руси устраивались торжественные встречи или прощания с отъезжающими в дальний путь или возвращающимися из дальних краев родственниками и друзьями, а так как церковь находилась на перекрестке дорог (так же как и Посольский монастырь)  то все путники, останавливались после долгого пути и молились за то, чтобы дальнейший путь, который чаще всего продолжался через «море» Байкал, был благополучным. Во-вторых, Святую Параскеву Пятницу, считают одной из покровительниц торговли. С ее именем исстари связывали так называемые пятницкие торги и ярмарки.
В селе Чертовкино находились лавки кабанских и иркутских купцов. А с первого августа в Чертовкино становилось особенно многолюдно. Открывался ярмочный  сезон, который был приурочен к подходу спасовского омуля. Сейчас это заброшенное место, наполовину затопленное водой.
Начало ярмочной торговли
Немного истории
Организация ярмарок в Иркутской губернии относится к середине 18 века. Иркутский губернатор Фрауендорф получал различные прошения  как со стороны служащих, так и со стороны купечества о создании торговых мест, ярмарок. В результате упорных ходатайств купечества, обывателей и потребителей Фрауендорф вступил в переписку с Сенатом о разрешении открытия ярмарок, которая затянулась на долгое время и продолжалась при губернаторе Бриле. И, наконец, 19 августа 1768г. последовал высочайший указ, в котором было сказано: «о учреждении в городах Иркутске и Якутске торговых ярмарок быть во всем по предоставлению его губернатора Бриля, а именно: первая при самом городе Иркутске, которую продолжать каждогодно во 1-х, с 15 ноября по 1 января, во 2-х, с 15 марта по 1 мая, итого в каждом году по три месяца; вторую ярмарку учредить за Байкал-морем, в Селенгинском уезде, при городе Удинске, а в какое время оную ярмарку иметь надлежит, о том на сей случай до воспоследуемой на представление его (Бриля) о бытии там провинции апробации остается без изменения, то и должно оную учредить только не менее в каждом году двух месяцев; третью ярмарку необходимо и нужно учредить в гор. Якутске, время на то определяется  летом с 1 июня по 1-е августа, да зимою весь декабрь месяц.»[1]
В дальнейшем ярмарочная торговля начинает развиваться с оживлением экономической жизни губернии и ростом народонаселения. Самостийно появляются ярмарки и в наиболее важных сельских местностях. 
Чертовкинская ярмарка
О торговой деятельности в Забайкалье почти одинаковую информацию содержат два источника: «Статистика Российской империи» и «Путеводитель по Великой Сибирской железной дороге (издание путей сообщения)». В них говорится:
«Торговая деятельность Забайкальской области почти исчерпывается оборотами четырех ярмарок:
Верхнеудинская (с 25 января по 10 февраля);
Аргинская (с 1 февраля по 6 февраля)
Феринская (с 25 декабря по 7 января)
И в селе Чертовкинском (с 1 августа по 20 сентября)
Общий оборот всех этих ярмарок достигает 4 миллиона рублей, причем на Верхнеудинскую ярмарку причитается до 3/5 всей суммы.
Предметами сбыта служат продукты земледелия и скотоводства: хлеб, живой скот, звериные шкуры, кожи, сало, шерсть, и т.п. Эти же продукты постоянно вывозятся в Иркутскую губернию. Гораздо менее значительные производятся на торжках в некоторых иногородних улусах…»[2].
«Торговая деятельность сосредотачивается в городах и на ярмарках:
Верхнеудинской (с 18 января по 1 февраля),
Спасопреображенская в селе Чертовкинском близ устья Селенги  (с 1 августа по 20 сентября),
Аргинская в Читинском округе (с 1по 6 декабря)
и многих других более мелких, в различных улусах и урочищах для обмена продуктов животноводства и звероловства  на предметы, необходимые в земледельческом и кочевом хозяйствах. Общий оборот этих ярмарок достигает до 7 миллионов рублей, причем первенствующее значение имеет Верхнеудинская ярмарка с оборотом свыше 4 миллионов рублей»[3].
Как видим, Чертовкинская ярмарка была довольно значительной и ценилась наряду с Верхнеудинской и Аргинской.
Этому способствовало несколько причин.
Первая – то, что деревня Чертовкино находилась на берегу реки Селенги, по которой в то время осуществлялись взводное пароходство, а также сплавное судоходство на барках и на плотах. В 19 веке река Селенга играла важную роль в деле передвижения грузов и служила надежным водным путем для перевозки грузов. На плотах сплавлялись предметы сельского хозяйства: хлеб, овес, кедровый орех, дрова, лесной материал, соль, сода, шерсть  и другие. Вверх по Селенге шли преимущественно товары, предназначенные для Монголии.  Грузоперевозки постепенно утратили свое значение в начале 20 века со строительством железной дороги. Чертовкинская пристань упоминается во многих источниках, в частности, в «Очерках истории западного Забайкалья» Шмулевича М.М. говорится: «В начале 1806 г. по распоряжению Иркутского гражданского губернатора А.М. Корнилова из Иркутска в Нерчинский край было завезено более 21тыс. пудов хлеба. Основная масса возчиков была из деревень Ильинской волости: Творогово, Югово, Кабанска, Быкова, Дубинино. (Для крестьян Творогово извоз являлся более или менее постоянным промыслом, т.к. урожаи были здесь весьма низкие, да и в силу близости к Московскому тракту возили на расстояние 900 вёрст при крайне изнурительном и мало прибыльном промысле). Они перевозили также по направлениям: Кяхта-Чертовкина пристань, Чертовкина пристань-Верхнеудинск. Объектами извоза были хлеб, соль, вино, чай, различные металлы и прочие «казенные и купеческие клади». В «Известиях Восточно – Сибирского отдела императорского русского географического общества» 1897 года указаны места, которые представляли затруднения для судоходства на реке Селенге. В числе шестнадцати  мест указана и деревня Чертовкино «далее до деревни Чертовкиной и против нее встречаются перекаты глубиной до 5 четвертей»[4].
Следующей причиной успешности, прибыльности Чертовкинской ярмарки является то, что основным промыслом жителей близлежащих деревень был рыбный. В августе в дельту реки Селенги заходил омуль на нерест. И население запасалось впрок рыбой, которую продавали свежую, а чаще всего соленую.  «На реке Селенге для ловли назначено место и установлены правила. В 12 верстах от впадения этой реки в Байкал лежит деревня Чертовкино. Сюда собираются рыболовные артели и покупатели наловленной рыбы. Каждая артель получает от земского чиновника билет,  в котором означаются число и величина неводов. Получивший первый билет ловит рыбу подле самой запретной межи и т.д. В лучшие годы бывало до ста артелей. В 1818 г. 1000 омулей стоила в Чертовкино от 20 до 50 руб. В 1836 году -  60 руб. ассигнациями, добыто в Селенге омулей до 700 тыс. штук.»[5].  В 1866 г. «цены на свежую рыбу в Чертовкиной были высоки. Тысяча омулей продавалась от 25 до 40 рублей и даже выше…».[6] В «Летописи г. Верхнеудинска» за 1878 г.  Паршина Н.В. читаем: «В Чертовкиной несколько дней был порядочный улов омулей. Вследствие большого требования, цена рыбы высока. По временам продавались от 35 до 45 рублей за тысячу. День или два по недостатку посуды продавалась по 28 рублей за тысячу. Ловимая же за гранями, т.е. контрабандна, продается от 12 до 20 рублей за тысячу. Но ловля этой рыбы сопряжена с опасностью. И только отчаянные смельчаки рискуют, потому что в случае погони они должны уходить за Байкал, где ветер может опрокинуть их утлые лодки… В Чертовкиной на тоню попадает иногда по 10000 или 12000 омулей. К нам же (в Верхнеудинск) доходят только остатки омулей и потому улов 250 омулей в одну тоню считается уже огромным».[7]
В тех же «Известиях географического общества…» говорится о том, что «на северо-западе от Митрошиной идет рукав Харауз, по которому совершается судоходство и расположены большие села и деревни: Митрошина, Творогово, Шагаево, Чертовкино, Меркушево и другие, население которых занимается исключительно рыбным промыслом».
«С открытием навигации по Байкалу в Чертовкино из Иркутска прибывала целая флотилия с запасом соли для засолки рыбы и огромной рыболовецкой армией на борту под названием "ангарщина", достигавшей порой полутора тысяч человек. Нанимались на этот промысел не только мужчины, но и женщины, и не столько из горожан, сколько из ссыльнопоселенцев. В ожидании хода рыбы они жили порой по целому месяцу на берегу. По берегу располагались причалы для рыболовецких судов. На пристань съезжались рыболовецкие артели для продажи рыбы. "К берегу, — пишет Кириллов, — постепенно пристают лодки с рыбой  между покупателями и продавцами происходит жаркий спор; когда мало торговцев "закаменских" (читинцы, нерчинцы и другие — авт.) иркутские купцы заставляют простоять лодочников с рыбой до вечера и отдать по меньшей цене". Бригада ловцов во главе с опытным, хорошо знающим Байкал "башлыком", имея ходкую гребную лодку под парусом, могла быстро маневрировать и была независима от купцов. Иркутские рыбопромышленники обзавелись небольшим колесным пароходом и постоянно следили за тем, чтобы вольные рыбаки не выставляли своих сетей в заливе далее той границы, которая устанавливалась при аренде. В пограничной полосе происходили ожесточенные стычки рыбаков с охранным пароходом. Дело доходило до того, что рыбаки забрасывали пароход камнями и даже обстреливали его»[8].
Здесь же, в Чертовкино, находились соляные склады. В Национальном Архиве Республики Бурятия  (НАРБ) в фонде 22, мы нашли дело 17 «О перевозке соли из Чертовкинской пристани на Байкале в Читинский острог в г. Верхнеудинск по подряду доверенных Ильинской волости».  «В Чертовкинской пристани находился огромный «складочный магазин» с казённой солью. Отсюда её развозили по всей Восточной  Сибири в начале 19 в., а в прилегающих селах были соляные стойки, в которых «соляные сидельцы» принимали привезённую соль и продавали её окрестному населению  в основном для засолки рыбы  в несколько тысяч пудов соли»[9].
В этом же фонде находится  документ 1813 года «Книга данная из Верхнеудинского земского суда на записку прихода и расхода поставляемой в Чертовкину пристань для засолу рыбы 20 000 пудов соли». В нем говорится, что со 2 августа по 24 августа было продано соли на засолку рыбы на сумму 9510 рублей. Деньги раз в неделю увозил в Верхнеудинское  уездное казначейство волостной  голова Степан Кузнецов.
Интересен еще один документ, который  говорит о том, что одним из подрядчиков по доставке соли из Чертовкинской пристани в Кяхту был известный по всей Сибири и за ее пределами иркутский купец Сибиряков. Хочется привести его полностью, чтобы читатели смогли сравнить ту ситуацию с сегодняшним днем. Знакомая  картина, не правда ли?
«Министерство внутренних дел
Кяхтинский градоначальник
9 июня 1861 г.
№ 1370
г. Троицко-савск
Господину Заседателю Верхнеудинского земского суда Яковлеву
В следствие  донесения  Соляного Пристава о не доставке соли  в здешний магазин, покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие принять все зависящие от вас меры немедленной доставки сюда из Чертовкинской пристани соли, подрядчиком купцом Сибиряковым или его доверенным и о последующем меня уведомлении.
 Градоначальник
Правитель канцелярии».[10] (орфография и пунктуация автора сохранены)
«В 1801 г. иркутский купец Г. Малышев брал подряд на доставку от Иркутска до деревни  Чертовкиной 438 пудов «казенных материалов», следуемых на Нерчинские заводы, а в 1802 г. «по приглашению» иркутского военного губернатора Леццано доставил с расположенного в Нерчинском округе Петропавловского завода в Иркутск 2 тысячи  пудов  железа за подрядную плату 55 копеек  за пуд»[11].
В книге Демина Э.В. «Посольский монастырь» мы нашли «Схематический план пристани Чертовкиной на реке Селенге с окрестностями», на нем хорошо видна сама пристань, на которой в определенном порядке стоят лодки Спасопреображенского монастыря, братские; обозначен гостиный двор, часовня. Часовня в Чертовкино была переносная или летняя.
Хранится в архиве «Общественный приговор избранных от разных селений крестьян, о собранных деньгах,  вырученных на (Чертовкинской) ярмарке за торговые лавки на нужды (Кабанского) приходского училища за 1844 год»[12]. Название документа говорит само за себя.  «В волостном правлении хранится денег 92 рубля 72 копейки серебром, собранных с торгующих … лавок устроенных в волости в Чертовкинском селении во время  существующей  ярмарки в августе месяце …особым приговором определено  на заведении в Кабанской слободе приходского училища..».
Время проведения Чертовкинской ярмарки с 1 августа до 20 сентября. В поэме краеведа Бурлакова Николая Николаевича «Город Верхнеудинск», написанной в 1922 году,  глава 27 посвящена Чертовкинской ярмарке. В ней есть строки, из которых можно узнать время проведения  и продолжительность ярмарки:
В Чертовкину ехал
Раз отец один,
На ярмарку летом,
Август месяц был….           
Сорок пять дней длился
Ярмарки сезон.
Кончен торг. Спустился
Флаг. Всем виден он.
Торговали на Чертовкинской ярмарке мануфактурными, кожевенными и бакалейными товарами, а главное, солеными омулями, время улова которых совпадает с временем ярмарки…  «Чертовкинская пристань, во время улова омулей, представляет оживлённую картину. Несколько тысяч народа  стекается сюда во время ярмарки. Одни скупают живых омулей, засаливают их; другие делают и продают бочки; третьи, и, разумеется, большим числом, предлагают свои услуги. Евреи, как обыкновенно в местах выгодной торговли, производят и здесь деятельный торг. Буряты, народ любящий нажить деньги лёгким путём, суетятся здесь между русскими».[13] Объектами торговли и извоза также были  хлеб, соль, вино, чай, различные металлы и прочие «казённые и купеческие клади»[14].
«Объектами ярмарочной торговли являются продукты сельского хозяйства и кустарные изделия, но главным образом рыба, которая сбывается рыбопромышленниками в обмен на необходимые продукты. Население же, приезжающее на ярмарку, приобретает хлеб, глиняную и деревянную посуду для засолки рыбы. Район тяготения ярмарки, примерно, определяется в 40 верст».[15]
Посмотрим, каков же был товарооборот ярмарки.
Приведем таблицу, из книги  «Статистика Российской империи»:
год
в 1000р.
ярмарки
 
 
Верхнеудинская
Чертовкинская
Агинская
 
 
Привезено
Продано
Привезено
Продано
Привезено
Продано
1889г.
 
1.415
919
1.000
500
294
120
1890г
 
1.415
919
800
500
294
141
1891г
 
1.087
772
727
500
278
127
1982г.
 
1.713
1.154
622
500
134
108
1893г
 
1.713
1.154
750
600
192
69
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Как видим из таблицы, товарооборот на Чертовкинской  ярмарке  был значительным даже в сравнении с Верхнеудинской ярмаркой.
 
В книге Демина Э.В. «Удинск – Верхнеудинск (Улан –
Удэ) в описаниях и лицах» приводится отрывок из «Краткого исторического, географического и статистического очерка Забайкальской области» за 1891 г.,   где говорится о том что   товарооборот Верхнеудинской ярмарки  падает, на что влияет множество  причин, в том числе  и  «усиление оборотов на Чертовкинской ярмарке»[16]. В воспоминаниях врача Н.Кириллова, (1885г.) отмечается: "Всех лавок — девяносто девять, считая в том несколько настроенных отдельно более состоятельными купцами. Ярмарка в Чертовкино имеет два миллиона обороту; сюда приезжали главные доверенные иркутских негоциантов. Многие харчевни в руках кабанских торговцев".[17]
Любители легкой наживы.
Большое торговое село, многочисленные состоятельные купцы притягивали к себе, как магнит любителей легкой наживы, поэтому не обошли Чертовкинскую ярмарку и грабежи. В поэме Бурлакова Н. Н. «Город Верхнеудинск» есть отрывок, где говорится о нападении на купцов, ехавших с ярмарки.  
По бокам дороги
Лес в густых кустах,
И подъем отлогий.
Ехать ночью - страх.
Даже днем опасно,
Шла молва о ней:
Нападали часто
Люди на людей.
Тянет одноколку
Сивка, гнет гужи.
А отец двустволку
Ближе положил.
На верху подъема
Двое ходоков –
Знать, тайга знакома –
Вышли из кустов.
По краям дороги
Не спеша идут,
Будто худоноги –
Видимо, что ждут.
Поравнялись, стали.
Оба молоды.
Хвать за Сивку. Взяли,
Держат под уздцы,
 - Отпусти, что держишь.
Ах ты, негодяй!
- С ярмарки ты едешь –
Деньги нам отдай…
- Деньги возит почта.
А товар – обоз.
Прочь с дороги! Прочь! То
Застрелю я вас!
- Одного я залпом
Сразу уложу,
А другому палкой
Силу покажу!
Взял двустволку. Целит.
Первый убежал.
Зубом Сивка смело
Цап, другого – смял.
На дыбы поднялся,
Дернул – и вперед.
Под гору поднялся,
Только пыль идет.
Недаром Байкал называют морем. Здесь также как и на больших морях были свои разбойники. В статье Павла Мигалева «Байкальские пираты Черкаш, Сохатый и Буза» собран материал о пиратах на Байкале. Говорится в ней и о  знаменитом разбойнике Сохатом, который славился свой необычайной физической силой. Из подвигов его особенно выделяется разгром и ограбление Чертовкинской ярмарки. «Сохатый выбрал как раз подходящий момент, когда на Байкале пошел омуль и уставшая от безделья флотилия наконец-то вышла в море. Во главе двенадцати  товарищей Сохатый на ходкой гребной лодке под парусом причалил к пристани и внезапно бросился на балаганы с товарами. Захватил, что ему понравилось, и скрылся никем не преследуемый. Хотя в это время на Чертовкинской ярмарке было около 300 человек, не считая наряда земской полиции. По-видимому, нападение пиратов было столь неожиданным, что люди на ярмарке просто опешили и не успели оказать сопротивления»[18].
Жители села Чертовкино
Из воспоминаний, Поповой Прасковьи Даниловны,   1927года рождения, мы узнали имя только  одного купца, это Егоров Тит Алексеевич. Он торговал лесом, хлебом. Прасковья Даниловна  жила у него в няньках. Она же рассказала нам о том, что во время ярмарки в Чертовкино на плотах приплывали семейские, которые привозили хлеб. Здесь меняли его на рыбу, плоты продавали, покупали коней и по сухопутному пути возвращались домой.
Заниматься торговлей жители деревни Чертовкино и близлежащих сел продолжали вплоть до 30-х годов 20 века. Работая над темой «Репрессированные жители Твороговского сельского совета» мы выяснили, что 44 человека в 1931 году  были причислены к кулакам, так как имели суховые паи, невода, держали  много скота, занимались торговлей. Приведем фамилии некоторых из них:
«Гусев Никифор Гаврилович - бывший торговец. До революции имел винный и мануфактурный магазин. В течение 3-х лет сдавал помещение под винную лавку (отдельный дом) имел доход с него 170р. Занимался скрытой спекуляцией (продуктами питания).
Суворов Василий Павлович - хозяйство кулацкое, имел мореходку, эксплуатировал на рыбалке батраков, имел суховой пай.
Суворов Василий Федотович - хозяйство кулацкое, ходил на рыбалке башлыком артели, имел суховые паи до 1929 года. Доход от  рыбалки -75р., от извоза -60 руб., от  мельницы - 270 руб.,  налог – 51р30к
Гершевич Лэб (Лев) Борисович - торговец, скупал и продавал продукты питания.
Рембаум Александра Исаевна, бывшая торговка.
Будреев Яков Захарович, бывший торговец.
Якушев Иннокентий Арсентьевич -  имел торговлю.
Бродский Борис Григорьевич - до революции хозяйство было вместе с отцом, последний занимался торговлей. Возил рыбу на Иркутский рынок, откуда привозил мануфактуру и последнюю давал по 1м. с условием, чтобы  отработали 1день. До1925г. имел сетевую лодку.
Якушев Петр Филиппович имел  кулацкое хозяйство, занимался торговлей, имел по селам лавки, применял суховые паи, арендовал озера»[19].
Еще об одном купце 2-ой гильдии Власове Никите Лукине мы нашли информацию в книге нашего земляка,  уроженца села Ранжурова С.М. Бабушкина: «…Часовенская Вознесенская, миссионерская церковь - часовня находилась на острове Часовенном, в устье реки Селенги, и была освящена 22 октября 1870 года. Строителем церкви был крестьянин (по другим данным - помещик) из с. Шигаево Власов Никита Лукин…»
Как видим, в Чертовкино и близлежащих селах было много торговых людей, которые держали лавки, магазины.  
В Национальном Архиве Республики Бурятия мы нашли данные Всероссийской переписи населения 1917 года, где содержится подробная информация о жителях села Чертовкино. В 1917 году в Чертовкино было 36 дворов. Все жители села были русскими, православными. 22 хозяина имели один земельный надел, восемь – два-три земельных надела, пять человек не имели земли. Среди них по социальному положению купцов нет, но в соседних селах Творогово, Шигаево мы встречаем содержателей лавок. Из 36  чертовкинских хозяев  12 занимались рыбным промыслом, имели сетевые лодки, невода, фитили. Почти у каждого хозяина была телега и не одна, а две – три; лошадей от одной до восьми. Это говорит о том, что жители занимались извозом. 17 человек состояли в потребительской и кредитной кооперации.
Перспективы
Изучив прошлое Чертовкинской ярмарки,  мы задались вопросом, а возможно ли возрождение Чертовкинской ярмарки? С этим вопросом мы обратились к жителям поселения «Твороговское». Вот что они нам ответили:
Мухин Сергей Александрович, глава сельского поселения «Твороговское»:
Возродить Чертовкинскую ярмарку мы не сможем, так как место, где находилось село Чертовкино наполовину затоплено водой. Но возродить ярмарку с данным названием, наверное, возможно. У жителей поселения что продать – это молоко, мясо, яйца, овощи, дикоросы.
Грибанова Галина Ивановна, председатель Попечительского совета школы:
Возродить ярмарку на территории поселения даже нужно. В летний период между селами можно построить павильоны, в которых жители сел могут продавать свежее мясо, молоко, сметану, творог проезжающим на Байкал туристам.
Халтуев Олег Владимирович, первый заместитель главы администрации «Кабанский район» по экономическим вопросам:
Возрождение ярмарки на территории поселения «Твороговское» возможно. Нужно подумать, как сделать привлекательным это место. Почему люди из с. Кабанска и других сел должны поехать в с.Творогово или в с.Шигаево?
Заключение
Изучив историю Чертовкинской ярмарки более чем за  столетний период, мы выяснили, что ярмарка играла значительную роль в торгово –экономической жизни  Иркутской губернии. Через Чертовкинскую пристань перевозились грузы, в деревне находились склады привезенных из Иркутска товаров, которые  развозились по соседним селам и дальше в Верхнеудинск, Читу, Монголию, Китай. Чертовкинская ярмарка в первую очередь была рыбной ярмаркой. С 1 августа к берегу реки Селенги подходил спасовский омуль, который шел на нерест. Рыбодобытчики и покупатели почти два месяца жили в деревне, продавали, покупали, солили  омуль, чтобы затем продать его на рынках в Иркутске, Верхнеудинске, Чите. К сожалению, нам не удалось выяснить дату основания деревни Чертовкино,   появления ярмарки, пристани.
Мы считаем необходимым  возвратить людям священную память о земле их предков, вселить надежду, что время забвения уходит в прошлое…
Приложение
О происхождении названия села Чертовкино
О том, как появилось название села Чертовкино, существует несколько версий.
По одной из них,  наиболее, по-нашему мнению, достоверной, название села  появилось от слова черта. Во многих источниках говорится о черте или меже, около которой можно было ловить рыбу, когда в августе месяце омуль шел на нерест. Дальше этой черты запрещено было выходить. «В 12 верстах от впадения этой реки (Селенги) в Байкал, лежит деревня Чертовкино. Сюда собираются рыболовные артели и покупатели наловленной рыбы. Каждая артель получает от земского чиновника билет,  в котором означаются число и величина неводов. Получивший первый билет ловит рыбу подле самой запретной межи»[20].
В газете «Байкальские огни» от 3 февраля 2006 года, в статье Е. Шушуевой встречаем следующие строки: «название его (Чертовкино), по-видимому, происходит от слова «черта», которая условно проходила по реке. Ниже ее во время нерестового хода рыбы запрещалась ловля омуля».
Вторая версия названия села рассказана Мошевой (Кузнецовой)  Прасковьей Антоновной, которая  родилась 10 ноября 1929г. в селе Мурзино. Вскоре после ее рождения родители переехали в Чертовкино. По рассказам матери Родовиковой (Мошевой) Дарьи Ивановны село было названо Чертовкино, потому что первым купцом здесь был Чертогов или Чертов.
Третья версия, а точнее легенда, была рассказана главой администрации Мухиным С.А. и заведующей библиотекой Сариной Т.А., они ее слышали от Мошевой Нины Александровны 1922 года рождения. Она гласит: «Когда-то давным-давно по реке Селенге плыл  пароход,     капитаном которого был человек злой и жестокий. Что случилось с кораблем, легенда умалчивает. Только пришлось тому капитану зимовать на берегу Селенги. И такого страху он нагнал на всю округу, что прозвали его чертом, а затем и местность, где он жил  назвали  Чертовкина. Отсюда и пошло название Чертовкина пристань, Чертовкинская ярмарка».
О происхождении названия села Чертовкино интересные сведения приводит в прошлом сибирский писатель, уроженец Большой Кудары (Кударинская крепость, станица Кударинская) Черепанов (1810-1884):
«О деревне Чертовкиной, не помню в каком году, кажется, в «Северной пчеле» была напечатана легенда из  которой явствует, что молодой парень увидел однажды вышедшую из воды чортовку, которая, сев на берегу, расчёсывала свои змееобразные кудри. Смельчак не испугался, а напротив, завёл с водяною жилицею разговор, и дело кончилось тем, что влюбленная чортовка сманила возлюбленнаго в свои водяные чертоги, где он жил долго, потом как-то вышел оттуда, сошел, кажется с ума, и так далее, по всем правилам вымысла, которому дало пищу название   деревни.
Но увы, всю бедовую поэзию этого вымысла уничтожает одно самое прозаическое обстоятельство. В областном сибирском языке есть слово, равнозначущее с русскими словами: граница, межа, грань. Слово это – черта,  известное, впрочем, и в великороссийских наречиях, именно потому, что при определении какой-либо границы,  межи, проводят по земле черту. Так, например, там, на китайской границе, каждое утро можно услышать следующий рапорт объезжавших по границе казаков своим командирам: «Доношу вашему благородию, в денном и ночном разьезде: черта и граница обстоит благополучно».
Когда правительство оградило омулей от совершенного их уничтожения, запретив на расстоянии пятнадцати  вёрст от селенгинского устья производить ловли, тогда, разумеется, отмерив пятнадцать вёрст, поставили межу, определили границу, до которой можно ловить рыбу и за которой нельзя, — словом, провели черту. Около этой то черты начали селиться рыболовы, избравшие себе рыбный промысел исключительным занятием, и заселение это  составило чертовскую деревню.
Ясно, что легенда о чортовке - неудачный вымысел»[21].
Публикации
ИСЧЕЗНУВШЕЕ НАЗВАНИЕ
М.Димов
166 лет тому назад в теплый июльский день к тюремным воротам Петровского завода подъехали две тройки. Комендант, почтенный генерал Лопарский, сегодня направляет на поселение двух государственных преступников, бывшего коллежского секретаря Михаила Николаевича Глебова и поручика лейб-гвардии Финляндского полка Андрея Евгеньевича Розена. Они были осуждены по пятому разряду и по конформации 10 июля 1826 г, приговорены на каторжную работу на десять лет. 22 августа этого же года срок сокращен на шесть лет. И вот он закончился! С ними прощаются их товарищи, срок заключения которых еще не окончен, крича и махая руками из ворот тюрьмы.
Михаил Глебов будет на поселении в Кабанске, а Розену определен город Курган, благодаря хлопотам родственников его любимой жены Анны Васильевны Малиновской, дочери первого директора Царскосельского лицеи.
Её путь к опальному мужу был не из легких. Анна Васильевна не была первой «декабристкой», она ехала в 1830 году, успев подрастить сына Евгения. Под Верхнеудииском река Селенга встретила ее крупнейшим наводнением. Пришлось 10 дней просидеть в деревне Степной под городом на Левом берегу. С мужем она встретилась уже на переходе из чаш в Петровский Завод перед Хоринском с восточной стороны в Ониноборске.
Петровский Завод дает им прибавление в семье, здесь рождается второй сын - Кондратий, в память о Рылееве. И тут подоспело время ехать на поселение. Анна Васильевна выезжает раньше, чтобы успеть добраться до Кургана. Успеть было необходимо из-за приближающихся родов третьего ребенка.
«Успеть» не удалось, и виной этому был Байкал. Отплыв с пристани Идольского монастыря с грудным ребенком на руках и в «положении», Анна попадает в шторм. Чтобы семь дней качаться на суровых; волнах надо было иметь немалое мужество. Оно было вознаграждено в Иркутске, где она попадает в объятия добрейших сестер Ша-ковских и ждет приезда своего Андрея.
А что же Андрей Евгеньевич? Он вспоминает: «Я без отдыха не сказал, а летел, как птица из клетки». Это после Верхнеудинска, когда он расстался с Михаилом Глебовым. Так и не удалось добраться до места. Третий сын Василий родился на почтовой станции.
Вот причина того, что барон Розен так спешил. Несмотря на это, он успевал запечатлеть в памяти «чудные берега Селенги» и то, что «берега озера украшены одною только природою».
А дело обстояло так. Не доезжая до Посольского монастыря, где была главная пристань на Байкале, по совету сопровождающих, тройка сворачивает к другой пристани на берегу Селенги - Чертовкино. Стоп-кадр! Чертовкино? Пристань? На Селенге? Где это? Тройка продолжает нести по пыльной улице Чертовкино, потому что рыболовный баркас, подняв якорь, уже отвалил от причала. Его пришлось догонять без дроги, прямо по берегу. С трудом сторговавшись за 40 рублей, рыбаки согласились взять барона Розена, отправив за ним лодку.
Пять часов потребовалось бы времени, чтобы пересечь Байкал. Без продуктов с одной бутылкой токайского вина, подарком Екатерины Трубецкой, барон рискнул пуститься в плавание по Байкалу. Но Байкал штормил, и вместо пяти часов понадобилось бы 10 суток, чтобы оказаться на западной стороне священного моря. Благо, что попутчиком оказался начальник якутских солеварных заводов, который поделился последними сухарями, хотя накануне было несколько осетров. Наконец-то и эта трудность позади, В Иркутске Розен соединился со своим семейством, с нетерпением ожидавшим его.
Спеша догнать баркас, Розен в Чертовкино встретил своего бывшего конвойного, отставного солдата Визгунова, кстати, Георгиевского кавалера. Он просил его забрать с собой, хотя и здесь устроился хорошо среди своих земляков. Но барон еще сам не был хорошо устроен.
Но вернемся к Чертовкино.
Сейчас уже мало кто помнит о существовании этой пристани на Селенге. Отсюда большие рыбацкие суда отправлялись в Иркутск. Купеческие суда могли подниматься до чертовкинского переката, что был выше селения. Течение здесь было не очень сильным. Николай Спафарий в своих подробных записках не упоминает деревни  Чертовкино. Надо полагать ее еще не существовало. Последующие путешественники предпочитали от Посольской пристани передвигаться по сухопутью и о данной пристани не упоминают в своих описаниях.
На старых лоцманских картах реки Селенги упоминается Чертовкинский перекат и селение Чертовкино. Оно находилось между Шигаево и Мурзино, примерно в 22 км от устья Селенги.
Полагаю, что наши юные краеведы за время будущего летнего отдыха внимательно обследуют эти места, соберут материал о существовании пристани, хотя и не с очень благозвучным названием Чертовкино, и не дадут кануть в вечность маленькому кусочку нашей истории.
(Байкальские огни, 1999, 10 янв.)
Чертовкино – от слова «черта»
Е. ШУШУЕВА
Село Чертовкино и пристань существовали ещё во времена декабристов, в 1826 году. Декабрист Е. Розен, переправляясь через Байкал, «...не доезжая до посольского монастыря, где была главная пристань на Байкале, по совету сопровождающих, тройка сворачивает к другой пристани на берегу Селенги - Чертовкинской». Пишет в газете «Байкальские огни» М.Димов  «…Сейчас уже мало кто помнит о существовании этой пристани на Селенге. Отсюда большие рыбацкиe суда отправлялись в Иркутск, купеческие суда могли подниматься до чертовкинского переката, который находился выше селения. Течения здесь были не очень сильными...».
В 1885 году врач Н. Кириллов, направляясь в промысловые районы на северный Байкал, отмечал: оживлённым  торгово-скупочным пунктом и перевалочной базой грузов, транспортируемых из Иркутска в Забайкалье,  была чертовкинская пристань...Всех лавок – 99, считая в том несколько построенных отдельно пишет  газета  «Номер один» (Иркутск) 2 сентября 2005 г. Далее газета, правда, без ссылок на первоисточник, сообщает, что в Чертовкино «размещалось много различных портовых сооружений и зданий. В центре находился гостиный двор с примыкавшими к нему лавками иркутских, верхнеудинских, кабанских  купцов». И далее вырисовывается картина не просто провинциального села, а настоящей «мекки», порта, куда собиралось большое количество народа: «С открытием навигации по Байкалу в Чертовкино из Иркутска прибывала целая флотилия с запасом соли для засолки рыбы и огромной рыболовецкой армией на борту под названием «ангарщина», достигавшей порой до полутора тысяч человек. Нанимались на этот промысел не только мужчины, но и женщины». Была здесь ежегодная, довольно богатая ярмарка. Тот же Н. Кириллов пишет, что «ярмарка в Чертовкино имеет два миллиона обороту; сюда приезжают главные доверенные иркутских негоциантов. Многие харчевни в руках кабанских торговцев».
Уроженец Чертовкино Константин Сидорович Хлыстов, сейчас проживающий в Шигаево, поделился с нами своими воспоминаниями: «Я родился в деревне Чертовкино в 1922 году. И в старом паспорте у меня было написано: «Место рождения - село Чертовкино». Потом паспорт поменяли. А в новом - я стал уже мурзиновским. В Чертовкино стоял на реке пост. На острове были бакенщики. От Улан-Удэ до Харауза ходил пароход «Чойболсан». Ходил дня через два: и днем, и ночью. Семья наша выехала из Чертовкино в 1940-м году. Тогда на Селенге строилась дамба, потому  что река затапливала земли. Так вот, дамба «прошла» как раз по нашей усадьбе, возле амбара. Землю для неё на конях и быках возили и с нашей усадьбы... Дамба тянулась до Ранжурово и Бараньего мыса.
Прямо по полям, где сейчас ложбина, была речка, Мурзиновская протока. В неё пароход мог заходить во время «большой» воды. Речка отрезала Чертовкино от Мурзино.
Домов в Чертовкино, как я помню, было чуть  больше двадцати. Школы не было, она была в Меркушово. Зато была часовенка, примерно четыре на четыре метра, из тоненького леса, летняя. На три стороны окошки, на четвёртой - дверка. Престольный праздник был в тёплое время, во время его выносили иконы, шли крестным ходом.
Помню, как ломали её. Мать моя тогда принесла домой несколько маленьких икон.
А дальше нашей деревни были острова, там были монашеские земли».
В районном архиве, благодаря его заведующей Л.М. Спасёнкиной, удалось найти карту, датированную 1913 годом. Интересно даже само её название: «Проектный план земельного надела Забайкальской области Селенгинского уезда Посольской волости селений Твороговского, Шигаевского, Меркушовского, Мурзиновского, Чертовкинского и селения Тупышевского. Был составлен чинами Забайкальского поземельно-устроительного отряда 12 августа 1913 года по истинному меридиану».
Вот всё, что нам удалось пока собрать о Чертовкино, от которого сейчас, к сожалению, остались только воспоминания. В 50-х годах поднялся уровень воды. Людей переселили по окрестным сёлам. А река, как говорят местные старожила, всё перемешала, перемыла...
                                                               Знаменитые гости Чертовкино
Через пристань, которая находилась в селе Чертовкино,  везли не только товары, но и  проезжало много интересных людей. Некоторые оставили воспоминания о посещении села.
«1720 года Мая 19 ч. Во время путешествия в Китай от Российскаго Императорскаго двора посланника полномочного министра, лейб-гвардии капитана Льва Васильевича Измайлова, который судном плыл по Байкалу морю, вошел в устье Селенги реки и пристав судном к месту, на котором стояла принадлежащая Посольскому монастырю часовня Николая Чудотворца, у которой настоятель Посольскаго монастыря игумен Иов, встретив посланника, поздравил с благополучным чрез море переездом и поднес ему разных родов свежей рыбы; а в следующем потом в 1721-м году помянутый посланник, возвратясь из Китая, прибыл Апреля 16-го числа в Посольский монастырь, в котором ночевал у настоятеля в келиях и 17-го числа по утру на монастырских лошадях отправился на другую сторону Байкала - моря»[22].
Декабрист, поручик лейб-гвардии Финляндского полка Андрей Евгеньевич Розен, который  был осужден по пятому разряду и по конфирмации 10 июля 1826 г, приговорен на каторжную работу на десять лет. 22 августа этого же года срок сокращен на шесть лет. И вот он закончился! Барон Розен спешит, так как в Иркутске его ждет жена.
 «Не доезжая до Посольского монастыря, где была главная пристань на Байкале, по совету сопровождающих, тройка сворачивает к другой пристани на берегу Селенги - Чертовкино. Тройка продолжает нести по пыльной улице Чертовкино, потому что рыболовный баркас, подняв якорь, уже отвалил от причала. Его пришлось догонять без дроги, прямо по берегу. С трудом сторговавшись за 40 рублей, рыбаки согласились взять барона Розена, отправив за ним лодку.
Пять часов потребовалось бы времени, чтобы пересечь Байкал. Без продуктов с одной бутылкой токайского вина, подарком Екатерины Трубецкой, барон рискнул пуститься в плавание по Байкалу. Но Байкал штормил, и вместо пяти часов понадобилось бы 10 суток, чтобы оказаться на западной стороне священного моря. Благо, что попутчиком оказался начальник якутских солеварных заводов, который поделился последними сухарями, хотя накануне было несколько осетров. Наконец-то и эта трудность позади, В Иркутске Розен соединился со своим семейством, с нетерпением ожидавшим его. Спеша догнать баркас, Розен в Чертовкино встретил своего бывшего конвойного, отставного солдата Визгунова, кстати, Георгиевского кавалера. Он просил его забрать с собой, хотя и здесь устроился хорошо среди своих земляков. Но барон еще сам не был хорошо устроен»[23].
В 1885 году врач Н. Кириллов, направляясь в промысловые районы на северный Байкал, отмечал: оживлённым  торгово-скупочным пунктом и перевалочной базой грузов, транспортируемых из Иркутска в Забайкалье,  была чертовкинская пристань...Всех лавок – 99, считая в том несколько построенных отдельно пишет  газета  «Номер один» (Иркутск) 2 сентября[24]
В книге Лукьянова М.А. «Край наш кабанский у Байкала» написано, что «в июле 1840 года после отбытия каторги в деревню Чертовкино прибыли декабристы М.А. Н.А. Бестужевы. Здесь они прожили две недели. А затем были переведены в Посольское»[25]. Такая же информация содержится в книге Тиваненко А.В. «Декабристы в Забайкалье».
Архивные данные Национального архива Республики Бурятия
Министерство внутренних дел
Кяхтинский градоначальник
9 июня 1861 г.
№ 1370
г. Троицко -савск
Господину Заседателю Верхнеудинского земского суда Яковлеву
В следствие  донесения  Соляного Пристава о не доставке соли  в здешний магазин, покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие принять все зависящие от вас меры немедленной доставки сюда из Чертовкинской пристани соли, подрядчиком купцом Сибиряковым или его доверенным и о последующем меня уведомлении.
Градоначальник
Правитель канцелярии
Книга
данная из Верхнеудинского земского суда на записку прихода и расхода поставляемой в Чертовкину пристань для засолу рыбы
20 000 пудов соли за 1813 год. (Ф.22, О.1, Д. 14, Л. 94, 94об., 95)
Месяц и число  Приход  Рублей  Копеек Месяц и число  Расход  Рублей  Копеек
Авгус 2 За отпущенную сего числа разным покупателям на засол рыбы соли для счету за тысячу  сто двадцать пять пудов поступило денег  по два рубля за пуд две тысячи двести пятьдесят рублей 2250 - Авгус 7  Сдано на доставление в Верхнеудинское уездное казначейство Ильинскому волостному выборному Льву Пермякову вырученных из продажи соли денег с 2 – го по 7 –е число августа две тысячи двести пятьдесят рублей 2250 -
с 7 по 13 число  За отпущенную сего числа разным покупателям на засол рыбы соли за две тысячи  семьсот  пуд  поступило денег  по два рубля за пуд четыре тысячи сто сорок рублей 4140 - 14 Сдано на доставление в Верхнеудинское уездное казначейство Ильинскому волостному голове Степану Кузнецову вырученных из продажи соли денег от 7 – го по 13 –е число августа четыре  тысячи сто сорок рублей 4140 -
с 13 по 24 число  За отпущенную сего числа разным покупателям на засол рыбы соли за тысячу пятьсот   шестьдесят пудов шестнадцать фунтов   поступило денег  по два рубля за пуд три   тысячи сто двадцать рублей восемьдесят копеек 3120 80 25 Сдано на доставление в Верхнеудинское уездное казначейство Ильинскому волостному  голове Степану Кузнецову  вырученных из продажи соли денегот 23 – го по 24 –е число августа три   тысячи сто двадцать рублей восемьдесят копеек 3120 80
итого в приходе было соли четыре тысячи семьсот пятьдесят пять пудов шестнадцать фунтов сумма на девять тысяч пятьсот десять рублей восемьдесят копеек За отпущенную сего числа разным покупателям на засол рыбы соли за тысячу пятьсот   шестьдесят пудов шестнадцать фунтов   поступило денег  по два рубля за пуд три   тысячи сто двадцать рублей восемьдесят копеек 9510 80 Итого в расходе   итого в расходе 9510 80
Избранных от разных селений крестьян, о собранных деньгах вырученных на (Чертовкинской) ярмарке за торговые лавки на нужды (Кабанского) приходского училища 1844 годОбщественный приговор
 (Ф.22, О.1, Д.45, 4 листа )
1844 года ноября 21 дня Верхнеудинского округа Ильинской волости разных селений избранных обществами старшины крестьяне нижеподписавшиеся, бывнамерениями…. : что по обширности Ильинской волости, необходимо иметь
1842 года, а потому определили: как в волостном правлении хранится денег 92 рубля 72 копейки серебром, собранных с торгующих … лавок устроенных в волости в Чертовкинском селении во время  существующей  Ярмарки в августе месяце …особым приговором определено  на заведении в Кабанской слободе приходского училища,  только считающей  суммы употребить сколько потребуется  на выписку в сафьяновом переплете всего свода законов 
К сему документу лично руку приложили следующие крестьяне:
Клементий Фролов
Дмитрий Федосеев
Лука Власов
Михаил Брянский
Бурлаков
Иван Бубу (?)рков
Михаил Власов
Игнат Гомзеков (?)
Иван Черепанов
Артем Темников
Семен Шестаков
Петр Ка(и)ргапольцев
Симон Снегирев
Федор Полынцев
Иван Месецов (?)
Дмитрий Молонов
Данило Черных
Антон Хромов
Тифим Кириморов (?)
Митрофан (?)
Прокопий Рыков
Петр Тараканов
Сей приговор записан подлинником в книгу под № (?) что составлен общественниками Ильинской волости выбранными от общества доверенными и под сим  рукоприкладствовали ими утвержден в правильности в том волостное правление свидетельствует село Кабанское ноября 24 дня 1844  волостной голова Залуцкий.
У сего свидетельства Ильинского Волостного Правления печать
Воспоминания жителей
Мошева (Кузнецова)  Прасковья Антоновна
Родилась 10 ноября 1929г. в селе Мурзино. Вскоре после рождения родители переехали в Чертовкино. По рассказам матери Родовиковой (Мошевой) Дарьи Ивановны когда–то в Чертовкино было домов 40, сюда приезжали купцы, торговали рыбой. В Чертовкино жили: Стремяков Никифор,  Хлыстов Гавриил,  Грибанов Григорий Максимович,  Жаворонков Гавриил,  Хлыстов Тихон,  Хлыстов Сидор,
Марков Семен,  Юрьев Василий,  Хлыстов Константин Сидорович, Родовиков Иван, Марков Мирон,  Хлыстов Андриан,   Хлыстов Ефим Андрианович,Мошев Антон Антонович.
Село было названо Чертовкино, потому что первым купцом здесь был Чертогов или Чертов.
Записано: 19 марта 2008г. Кабанский район  с.Шигаево, улица Полевая, 47   Суранова О.В.
Трепезников Иван Наумович
Родился в селе Мурзино 11 октября 1930г.
По воспоминаниям стариков в Чертовкино летом проходили ярмарки. На плотах по Селенге приплывали купцы из  Монголии. С Иркутска богатые купцы отправляли свои сетевые лодки, с рыбаками, которые ловили омуль (т.к. в это время омуль шел на нерест), здесь же ее солили и отправляли в Иркутск.
Записано 5 марта 2008 года, Кабанский район с. Мурзино, улица Селенгинская, 2. Якушева Света, ученица 7 класса.
Попова Прасковья Даниловна
Родилась в селе Творогово в 1922 г.
Чертовкино – самая богатая деревушка. Жил купец  Егоров Тит Алексеевич. Он торговал лесом, хлебом. Были ярмарки, приплывали на плотах семейские. Привозили хлеб,  меняли его на рыбу, плоты разбирали и продавали, здесь покупали лошадей и обратно уезжали сухопутной дорогой.
Записано: 14 сентября 2008г. Кабанский район с.Творогово улица Школьная, 47. Падерина Настя, ученица 9 класса
Список жителей села Чертовкино в 1917г.
(По материалам Всероссийской переписи населения)
НАРБ, Ф.352 О.1. Д.702
  1. Алферов Иван Степанович
  2. Березовский Ермолай Петрович
  3. Хлыстов Федор Вахромеевич
  4. Грибанов Сидор Степанович
  5. Грибанов Архип Степанович
  6. Жаворонков Емельян Андреянович
  7. Жаворонков Василий Андреянович
  8. Каргопольцев Герасим Андреевич
  9. Мельников Иван Петрович
  10. Мошев Софрон Никитович
  11. Мошев Андрей Антонович
  12. Мошев Антон Антонович
  13. Рыков Даниил Андреевич
  14.  Рыков Филипп Иванович
  15. Рыков Ермил Степанович
  16. Рудовиков Иван Никитович
  17. Стремяков Василий (?)
  18. Хлыстов Фирс Иванович
  19. Хлыстов Андрей Висарьянович
  20. Хлыстов Кирилл Висарьянович
  21. Хлыстова Татьяна Паловна
  22. Хлыстов Гавриил Вахромеевич
  23. Хлыстов Тихон Вахромеевич
  24.  Хлыстов Степан Феоклистович
  25. Хлыстов Сидор Степанович
  26. Хлыстов Константин Титович
  27. Хлыстов Ойдум (?) Феоклистович
  28. Черников Иван Терентьевич
  29. Юрьев Корнил Левантьевич
  30. Юрьев Савва Левантьевич
  31. Юрьев Иван Савельевич
  32. Юрьев Никита Савельевич
  33. Якушев Павел Арсентьевич
  34. Рудович (?) Никифор Иванович
Город Верхнеудинск
Бурлаков Н.Н. Город Верхнеудинск. Картины природы и быта. Поэма в стихах 1923-1927гг. Улан-Удэ: Национальный архив Республики Бурятия, 1996. – 160с.
Отрывок из поэмы
Глава 36
В Чертовкину ехал
Раз отец один,
На ярмарку летом,
Август месяц был.           
Спутница Двустволка,
Легонький багаж,
Сивка в одноколке –
Ходкий экипаж.
А товар с обозом
Он вперед послал,
Утром к перевозу
Рано прибежал.
Стал на самолете (паром)
Плыть через Селенгу.
- Ну, отчаль, ребята,
Едем за реку!
Колокольцы звонко
На горе гудят.
Скачет почта-тройка,
В ней купцы сидят.         
- Стой! Бежит почтова
С ямщиком всех три.
Кони-то Баткова
Как летят, смотри!
Прикатила тройка,
Самолет плывет.
А купец настойку
Пьет и всем дает.
-На Улан? На невод
Что-ль? Отец в ответ:
-Ну. Какой там невод, -
Ярмарка нас ждет!
-Ярмарка?.. Сядь с нами,
Сивку отпусти.
- Опоздаю с вами,
Хоть всем по пути.
- Ха-ха-ха! Ты тройку
Хочешь обгонять?
Кушай вот настойки…
- Нет. Мне пить не стать.
- Верь. Отстанешь! Рыбы
Купим на товар…
- Я до вас приеду.
Обойду базар…
- Ха-ха-ха! Ты хочешь
Обогнать! Ну, нет!..
- После захохочешь. –
Им отец в ответ.
Переплыли. Тройка
Вскачь летит вперед.
Сивка в одноколке
Так за ней и рвет.
Ну, отец, конечно,
Сивку задержал.
И до Половинной
Ровно пробежал.
Станция. Повозка.
Тройка впряжена.
От поездки хлесткой
Чай пьют у окна….
Кончен путь. Деревня
Вот Чертовкина.
Шумна, оживлена,
Вся людьми полна.
С Сивкой пробежали
В день сто двадцать верст.
А купцы примчались
В ночь при свете звезд.
И отец с приезда
Осмотрел базар.
А купцам при звездах –
Чаю самовар.
Сорок пять дней длился
Ярмарки сезон.
Кончен торг. Спустился
Флаг. Всем виден он.
С кладью возы тянут
Из Чертовкиной.
И отец обратно
Покатил домой.
От Кабанска трактом
За Береговой
Горка есть. Сутяги,
Слой песку с травой.
По бокам дороги
Лес в густых кустах,
И подъем отлогий.
Ехать ночью - страх.
Даже днем опасно,
Шла молва о ней:
Нападали часто
Люди на людей.
Тянет одноколку
Сивка, гнет гужи.
А отец двустволку
Ближе положил.
На верху подъема
Двое ходоков –
Знать, тайга знакома –
Вышли из кустов.
По краям дороги
Не спеша идут,
Будто худоноги –
Видимо, что ждут.
Поравнялись, стали.
Оба молоды.
Хвать за Сивку. Взяли,
Держат под уздцы,
 - Отпусти, что держишь.
Ах ты, негодяй!
- С ярмарки ты едешь –
Деньги нам отдай…
- Деньги возит почта.
А товар – обоз.
Прочь с дороги! Прочь! То
Застрелю я вас!
- Одного я залпом
Сразу уложу,
А другому палкой
Силу покажу!
Взял двустволку. Целит.
Первый убежал.
Зубом Сивка смело
Цап, другого – смял.
На дыбы поднялся,
Дернул – и вперед.
Под гору поднялся,
Только пыль идет.
Дальше путь – сто двадцать
Верст всех – ровный был,
И отец, признаться,
Без хлопот катил.
День езды – и дома,
Под вечер как раз.
Здесь о Сивке новый
Я скажу рассказ.                                                     
Литература
  1. Бабушкин С.М. Этнокультурные традиции и современное состояние кударинских бурят: материалы к национально-региональному компоненту образования. Улан-Удэ: издат-во БГУ, 2007 –с.16
  2. Бурлаков Город Верхнеудинск. Картины природы и быта. Поэма в стихах 1923-1927гг. Улан-Удэ: Национальный архив Республики Бурятия, 1996. – 160с.
  3. Демин Э.В. Посольский монастырь на Байкале. Исторические материалы. - Улан-Удэ, 2002. – 107с.
  4. Демин Э.В. Удинск-Верхнеудинск (Улан-Удэ) в описаниях и лицах / Автор и составитель Э.В.Демин. – Улан – Удэ, 2006. –с.152.
  5. Димов М. ИСЧЕЗНУВШЕЕ НАЗВАНИЕ / Димов М.// Байкальские огни -
  6. Известия Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Т. 28 1897г. – Иркутск. 1897 с. 41 
  7. Лукьянов М.А. «Край наш Кабанский у Байкала»; авт. Предисл. К 2-му изд. – В.Поломошин; - 2-е изд. – Улан – Удэ: Домино, 2007. – с. 51
  8. Мигалев П. Разгром Чертовкинской Ярмарки
  9. Поломошин В.И. Слово о родной земле. -  Кабанск, 2003. – 40с.
  10.  «Путеводитель по Великой Сибирской железной дороге (издание путей сообщения)».
  11. «Статистика Российской империи 27. Волости и населенные места». 1893г.
  12. Тиваненко А.В. Декабристы в Забайкалье (селенгинские страницы). – Новосибирск: ВО «Наука». Сибирская издательская фирма. 1992. – 170с. – (Серия страницы истории нашей Родины). С. 32
  13. Тиваненко А.В. Каталог исторических документов в архивных хранилищах России о Посольском Спасо-Преображенскм монастыре (17-21вв.). – Улан-Удэ: Информационно-рекламное агентство «Байкал-пресс», 2005. – 36с.
  14. Черных А.В. Ярмарки Иркутской губернии. Иркутск 1925 г.
  15. Шушуева Е Чертовкино – от слова «черта» «Байкальские огни» №№7-8, 3февр. 2006г.
Архивные источники
  1. НАРБ. Ф.22. О.1.Д. 45.  Л.4.
  2.  НАРБ. Ф.22. О.1.Д. 43.  Л. 47.
  3. НАРБ. Ф.22. О.1.Д. 17.  Л. 68.
  4. НАРБ. Ф.22. О.1.Д. 14.  Л. 94, 94 об.,  95.
  5. НАРБ. Ф.10. О.1.Д. 273.  Л. 29.
  6. НАРБ. Ф.352. О.1. Д.702. Л.36.
Информаторы
Мошева (Кузнецова)  Прасковья Антоновна1929  г. р., уроженка села Мурзино Кабанского района.
Трепезников Иван Наумович,  1930 года рождения уроженец села
Мурзино Кабанского района
Попова Прасковья Даниловна, 1922 года рождения, уроженка села Творогово Кабанского района
Содержание
1. Введение…………………………………………….   5
2. Приложение…………………………………………  23
3. Литература……………………………………………53

[1] Иркутская летопись (летописи П. И. Пежемского и В. А. Кротова), издание Восточно-Сибирского Отдела Русского Географического Общества, Иркутск', 1911 г.
[2] «Статистика Российской империи 27. Волости и населенные места..» (стр.51).
[3] «Путеводитель по Великой Сибирской железной дороге (издание путей сообщения)».
[4] Известия Восточно – Сибирского отдела императорского русского географического общества. Т. 28 1897г. – Иркутск. 1897 с.41
[5] Статистическое обозрение Сибири 1854 г.  стр. 228
[6] Удинск-Верхнеудинск (Улан-Удэ) в описаниях и лицах / Автор и составитель Э.В.Демин. – Улан – Удэ, 2006. –с.152.
[7]  Там же с. 161.
[8] http://babr.ru  Байкальские пираты Черкаш, Сохатый и Буза
[9] Центральный Государственный Архив РБ Ф. 22, О.1, Д.17.
[10] НАРБ, Ф.22, О.1, Д.45, Л. 152
[11]  Разгон В.Н. Сибирское купечество в 18- 1 п. 19 века.
[12] НАРБ, Ф.22, О.1, Д.45, 4 листа
[13] Черепанов С. О рыбном лове в Сибири. Воспоминания // Библиотека для чтении-СП Т.129.-Смесь.-с.110
[14] Обзор Забайкальской области 1894 стр.8
[15] Черных А.В.  Ярмарки Иркутской губернии. Иркутск 1925г.
[16] Краткий исторический, географический и статистический очерк Забайкальской области. – Иркутск,  1891. – с. 134 - 138  
[19] Кабанский районный архив  Ф.1., О.1., №16а, Л.84
[21] Удинск-Верхнеудинск (Улан-Удэ) в описаниях и лицах / Автор и составитель Э.В.Демин. – Улан – Удэ, 2006. –с.152.
[23] Димов М. Исчезнувшее название. (Байкальские огни, 1999, 10 янв.)
[24]  ШУШУЕВА Е. Чертовкино – от слова «черта» (Байкальские огни, 2006, 3 февр.)
[25] Лукьянов М.А. Край наш Кабанский у Байкала – Улан-удэ: домино, 2007. – 174с.

Who's new

  • sadmin