Navigation

Отец Ираклий – сахалинский миссионер, приятель Чехова

Историк-краевед, г. Улан-Удэ. Отец Ираклий – сахалинский миссионер, приятель Чехова. Харитонов Виктор Александрович.

Отец Ираклий – сахалинский миссионер, приятель Чехова

Мне хотелось бы вспомнить и рассказать читателям об одном удивительном человеке. Но позволю себе сделать небольшое отступление. Так случилось, что, когда я писал эти строки, по телевидению шел замечательный фильм И. Хейфица «Плохой хороший человек» с Высоцким в главной роли. Снят он по рассказу Чехова «Дуэль». Есть в этом рассказе замечательный, глубокий верующий, добрый «смешливый» дьякон Победов.

По мнению литературоведов, его прототипом был наш земляк. Кударинский бурят, священник иеромонах Ираклий, с которым Чехов познакомился и подружился на Сахалине. Вот как сам Антон Павлович писал о нем: «При мне еще на Сахалине находился иеромонах Ираклий, родом бурят, без бороды и усов, из Посольского монастыря, что в Забайкалье, он пробыл на Сахалине 8 лет и последние год был священником в Рыковском приходе. По обязанности миссионера он ездил раз или два в год к Ныйскому заливу крестить, приобщать и венчать инородцев. Им было просвещено до 300 орочей. Конечно, путешествиях по тайге, да еще и зимою, о каких-либо удобствах нельзя было и думать. На ночь отец Ираклий залезал обычно в мешок из бараньей шкуры; в мешке были табак и часы. Спутники его раза два-три в ночь зажинали костер и согревались чаем, а он спал в мешке всю ночь».

Итак, отец Ираклий - бурят из Посольского монастыря. Другие факты из его биографии приводит народоволец И.П. Миролюбов (Ювачев), кстати, отец писателя Даниила Хармса: «Однажды во время наводнения затопило все бурятское селение, он дал обет принять христианство, если останется жив /.../. Он пошел в монастырь, как горячий прозелит, он скоро стал удивлять старых монахов своими подвигами самоизнурения». Получив сан иеромонаха, отец Ираклий был назначен миссионером на Амур, в 1882 году он был назначен на Сахалин.

Вернемся к воспоминаниям Миролюбова. Со всей ответственностью могу заявить - ни одного катастрофического наводнения в этот период не было, и речь, безусловно, идет о страшном землетрясении, приведшем к опусканию части Саганской степи в ночь на 1 января 1862 года.

Здесь находились Баршереевский, Батогаевский, Бахайский и Балташевский и другие бурятские улусы. Судя по всему, уроженцем одного из этих улусов и был юный бурят, пришедший в Посольский монастырь. Удивительно, что именно в 1862 году было основано училище для новокрещенных бурятских детей. В младшем отделении дети изучали чтение, письмо, краткую священную историю и краткий катехизис. В старшем отделении преподавали арифметику, русскую грамматику, географию, историю. Один из монахов давал начальные сведения о медицине и гомеопатии. Старшие ученики преподавали в младшем отделении. Настоятелем Посольского монастыря в эти годы (1862 - 1868) был выдающийся православный деятель епископ Вениамин (Благонравов).

Но вернемся к отцу Ираклию. Много о нем мы узнаем от Чехова. В 1882 году отец Ираклий был назначен в Александровский пост, где «было только три дома и небольшая казарма». «Для церкви отцу Ираклию была предложена надзирательская будка, но он отказался от нее, ссылаясь на тесноту. В хорошую погоду он служил на площади, а в дурную - в казарме или где придётся».

К приезду Чехова отец Ираклий служил уже на новом месте, в Рыковском приходе, но именно он стал источником сведений для Антона Павловича по многим, весьма разнообразным вопросам. Чехов в своей работе приводит сведения отца Ираклия о межнациональных браках, о сельском хозяйстве, о рыболовстве, природных условиях, географические данные. Одна из самых потрясающих страниц книги посвящена смертной казни, написана во многом со слов священника. Можно сказать, отец Ираклий стал одним из соавторов Чехова.

10 сентября Чехов и отец Ираклий на пароходе «Байкал» отплыли в Южный Сахалин. Вместе с дамой, женой моряка офицера, интендантским чиновником и молодым японцем они составили «веселое общество». Чехов писал: «Вероятно, никогда в другое время в Татарском проливе, обыкновенно сердитом, не хохотали так много. На другой день утром на палубе сошлись для беседы иеромонах, дама японец и я. И опять смех, и недоставало только, чтобы кит, высунув морды из воды, стали хохотать, глядя на нас».

В Корсаковском округе во Владимирове Чехов присутствовал на освящении часовни, которое совершили местный священник О.Александр и о.Ираклий. чехов вспоминал: «Я, два священника и четыре человека гостей, приехавших на праздник, ночевали в одной комнате на полу». Один из этих гостей, чиновник С.А.Фельдман, вспоминал в письме к Чехову, как они «ночевали в надзирательской и соблазняли о.Ираклия коньяком».

А еще были совместные прогулки по Владивостоку, когда о.Ираклий познакомил Чехова со своим бывшим прихожанином-каторжником. И совместно плавание на пароходе Добровольного флота «Петербург». Гонконг, Сингапур, Цейлон, Красное море, Суэцкий канал - все это увидел бурятский мальчик с берегов Байкала, ставший православным священником. Что чувствовал он, проплывая мимо библейских мест. У Антона Павловича были сложные отношения со священниками, и о. Ираклий - единственный из них, кто так близко сошелся с писателем. Они общались в течение нескольких месяцев. И, как вы думаете, находясь на борту парохода «Байкал», вспоминали они о настоящем Байкале, который вызвал восторг у писателя и был родиной для священника?

В январе 1891 года о.Ираклий посетил Чехова «с позолоченным крестом», скорей всего, наградным, а затем написал ему два письма (17 февраля и 2 мая 1892 года). Возможно, эти письма помогли бы нам узнать подробности о дальнейшей судьбе о.Ираклия, о судьбе, которая интересна нам даже без Чехова, настолько она необычна. Ну а в связи с Чеховым вдвойне. И надеюсь, мы с ней еще узнаем.

Who's new

  • sadmin