Navigation

Цаганское провалище и вопрос происхождения Байкала

Топонимия: 

Байкал расположен в районе довольно сильных землетрясений, которые наиболее чувствительно отражаются на его ЮВ побережье и районе устья р. Селенги и в 1861 году 31 декабря в 4 часа пополудни вызвали страшную катастрофу, во время которой провалилась т. н. Цаганская степь, равная по площади 234 кв. верстам и образовавшая ныне залив Провал на Байкале. Землетрясение это охватило значительный район в Забайкалье, меньший в Прибайкалье и почти не было чувствуемо в Тунке. В Верхнеудинске на р. Селенге поломало весь лёд, в районе о. Ольхона и Голоустного рвались щели в 2 3 см толщиной, в Иркутске поломало лёд на реках Уша ковке, Ангаре и Иркуте, рвало почву, сворачивало купола церквей, давало большие трещины в каменных зданиях. В районе же с. Лиственичного, как ни странно, оно настолько слабо было ощутимо, что ничем не отличалось от рядовых землетрясений, коих вообще в нем замечается редко. По исследованию же почвы в Лиственичном геологами в 1931 году оказывается, что район, где расположено село, как раз ненадежен и оно может провалиться.

В 1923 году я имел специальную командировку на залив Провал с целью собирания материалов по истории землетрясений на Селенге. Я посетил 9 ближайших к Провалу сёл, а именно: Красный Яр, Кудара, Новая Степная Дума, Мерашева [Шерашева — Э.Д.], Микина [Инкина — Э.Д.], Дубинина, Оймур, Мостовая и Дулан. Мне удалось отыскать ряд лиц — очевидцев про вала. Это были: в Красном Яре — Орловы, два брата за 80 лет отроду; в с. Н. Степная Дума — Митрий Егорович Гогиев [Гашев — Э.Д.], 100 лет; в Мерашевой [Шерашевой] — Федос Алексеевич Темников, 78 лет; В Мишиной — Лобоков, за 70 лет; и в Оймуре — старушка Парасковья Засухина; в районе с. Голоустного — Николай Дмитриевич и Гаврила Михайлович Стрекаловские, первый 73 года и второй 82 года; в с. Лиственичном — Михаил Иванович Сиротин, в то время 71 год.

Картины землетрясения, во время которого произошел залив Провал, мною подробно описаны в материалах, переданных ассистенту Иркутского университета Виктору Владимировичу Скляревичу в 1922 (?) году, когда при Восточно-Сибирском географическом обществе по настоянию любителей Байкала было организовано бюро байкаловедения, которое в то время пред полагало издать «Байкальский сборник» и собирало для него материалы. … При этом очерке — описывающем в говоре местного населения картины провала — обращалось особое внимание на некоторые геологические особенности Селенгинского края, характеризующие его как главный очаг землетрясений на Байкале. Указывался ряд названий, особенно резко выделяющих этот край как край землетрясений и ненадежный.

«Опасливо наше место — всё равно провалится», — хладнокровно резюмируют жители Селенги. По их мнению, сами названия говорят об этом. «Вон там, у Провала, — Горячее озеро, у Красного Яра болото есть — из него зимой и летом дух идёт и пар вечный стоит. За Обломом на го ре «кромешная дыра» есть, и когда в неё пробовали бросать камни, то они летят и конца края ей нет». Все говорит о «кромешной дыре», что временами в старину видели, как из неё подымался «огненный змей», подымался над горой и стоял над ней «столбом печным». По поверью крестьян, Золотая гора, находящаяся где то за «кромешной дырой» на Толстом мысе, времена издаёт гром, и Гремячее названо так потому, что там часто «гремят горы».

Против протоки Калпиной на СВ берегу Селенгинского бара указывают на глубокое уловище у самого берега, затягивающее в себя сети и собирающее под собой сор.

«Тепло в ней страшное, — говорят в Кударе — «бармаш, гнус этот, в море, и тоже может быть там, испаряться».

Такое же уловище указывают у Толстого мыса, рассказывают о выбрасывающихся «гнейзерах» в Посольской прорве, в Баргузинском заливе и в Слюдянке — на юге Байкала. Байкал считают большим Провалом и верят, что он произошел лишь несколько столетий тому назад.

Почти нет такого места на Байкале, где бы при светлой воде у берега не было бы видно на дне затонувших колод — «листвяку» — и пней. Неводами рыбаки вытаскивают «сор» (череп доисторического сибирского быка с рога ми). «Всё это говорит за то, что Байкал — провал».

Ко всему этому, если вспомнить названия: Горячинск, Горячие источники в Котельной, вблизи бухты Аяя, в районе Баргузина, полуострова Святой Нос, то создается впечатление, что Байкал действительно горяч, что где-то близко ещё много огня, и недаром буряты, заселившие берега Байкала в 1645 1655 гг., назвали его «Байгал», т. е. «Был Огонь».

Последние известия об истории происхождения самого Байкала были мне сообщены бурятом Заяхоновым из Хондалуйского [Хандалинского — Э.Д.] улуса на Селенге. По поверью бурят, живущих на Селенге, Байкал произошел при их предках, живших 10-12 колен тому назад.

Заяхонов рассказывает:

«Буряты жили оседло, на одном месте. Десять вёрст пройти для них было уже чем то особенным, почти невозможным делом. Жили они около того места, где теперь стоит г. Кабанск. Где то невдалеке было озеро Бай кал, но оно было очень невелико и в одно время сильными ветрами его почти засыпало песком. Буряты из за того, что пески эти засыпали значительные площади и скотские пастбища, были вынуждены искать новые места на севере, но тут они вышли на широкую реку, протекающую с се вера на юг, и, не в состоянии переправиться через неё, возвратились на свои прежние места, не зная, где искать земли. И вот тут то вдруг случи лось сильное землетрясение, место провалилось и образовался Байкал. Река, не пустившая бурят к северу, потонула в Байкале, и только потом буряты догадались, что это была В. Ангара, сливавшаяся в то время с Н. Ангарой вместе».

Эта легенда интересна тем, что она наводит на размышления о недавнем происхождении узкого перешейка на Байкале напротив р. Селенги, глубины которого, согласно показанным горизонталям, действительно далеко уходят от ЮВ берега, отделяя широкие отмели, начинающиеся примерно от Мысовой и кончающиеся около Горячинска, и имеющие против Посольска котловину, в середине напоминающую своими очертаниями озеро, — быть может, тот древний «Байкал», о котором рассказывал Заяхонов.

Подводный хребет, открытый в 1931 году байкальской ст. АН СССР, идущий с северной оконечности Ольхона к полуострову Святой Нос на Ушканьи острова, имеет оригинальное совпадение с легендой о Чингисхане, переправишимся «сухой почвой» с Ольхона на Святой Нос, и с Атласом Ремизова, составленном в 1701 году, где Ушканьи острова почему то соединены со Святым Носом.

Ко всему этому, если вспомнить, что берега Селенгинского бара, особенно его восточной части, быстро оседают «на фут в год», по уверению местных старожилов, а Посольский берег поднимается, а также одиночные археологические находки в с. Лиственичном, почти ежегодно выносимые волнами на берег Байкала, но не обнаруживаемые одновременно даже в количестве 2 3 предметов на одном месте, — все это вместе взятое наводит на мысль, что берега Байкала далеко ещё не устойчивы, что образование его современной котловины приписываться к началу четвертичной эпохи может только относительно и что в эту эпоху были образованы три большие водоёма: Север Байкала, его Центральная часть и Южный конец, но в районе Ольхона, Селенги и Лиственичного он ещё не был таковым, и здесь в не столь отдаленные геологические времена, может, даже только в доисторические, произошел целый ряд отдельных провалов, подобно провалу на Селенге, бывшему на Байкале в 1861 году, и Гусиному озеру, образовавшемуся несколько более 120 лет назад.

В отношении названий на Цаганской степи интересно отметить название Кислого озера, очевидно, указывающее на присудствие каких то солей, и Дурного озера, оъяснение чего мною осталось невыясненным.

Интересно название острова Сахалина. Раньше он назывался Переволока или, вернее, Переволоко — т. е. «переволакивать», а после провала его назвали «Сахалин», т. к. он оказался далеко в море оторванным и стал напоминать Сахалин на востоке, о котором много слыхали от ссыльно-каторжан, пребывавших на нём долгие годы так же оторванными от всего живущего, как и Переволока после землетрясения.

Селенгинский бар, на степях которого разбросано свыше 40 отдельных крупных сёл, — арена главнейших исторических событий на Байкале (…). До провала Тойма деспот Петрушка шаман заставил за два три согнать обратно на Цаганскую степь весь выгнанный в горы скот одним своим словом, что погубило 17000 голов скота (…).

Источник: 
Веселов И.И. Цаганское Провалище и вопрос происхождения Байкала. Иркутск,1923. - машинопись. - 5 с.

Who's new

  • sadmin
  • wizard2012