Navigation

Землетрясения около Байкала

Топонимия: 

(...). Несмотря на столь частое повторение землетрясений в тамошней стране, более определённые наблюдения над ними начинаются только с 1847 года. Этими наблюдениями мы обязаны преимущественно г. Кельбергу, постоянному жителю Селенгинска. Селенгинск, по видимому, лежит на самой линии сильнейших землетрясений и потому чаще подвергается колебанию чем другие местности прибайкальского края. По наблюдениям г. Кельберга , в продолжении 11-ти лет, именно с 1847 по 1857 год, в Селенгинске было 26 землетрясений, что составляет средним числом более чем по два землетрясения в год. Собственно они распределялись таким образом: в пер вые девять лет каждый год были по одному или по два землетрясения, в последнем, десятом, их было восемь. (...). Проявление вулканических сил в Байкальской стране с каждым годом видимо увеличивается и грозит ей серьёзной опасностью. Особенно поразительно землетрясение, бывшее там в 1861 году 30 и 31 декабря. Мы опишем его по тем сведениям, которые сообщены о нём г. Кельбергом и другими, поместившими свои наблюдения в «Записках» Русского Географического Общества.

(...). Землетрясения (...) сопровождалось весьма большими разрушениями и оставило по себе такую же память, какую оставили Калабрское2 и многие другие известные землетрясения. Они были чувствуемы не только в Селенгинске, но в Иркутске. Самыми разрушительными из них были те, которые произошли 30 и 31 декабря.

В Иркутске эти землетрясения были наблюдаемы гг. Щукиным и Сементовским. Г. Щукиным отчасти описаны и те явления, которые происходили в это время и на противоположном берегу Байкала в устье реки Селенги.

«Последние дни 1861 года, — пишет г. Щукин, — ознаменовались необыкновенными землетрясениями. Декабря 30 было пять потрясений, безвредных однако ж; на 31 декабря в 2 часа по полудни затряслась земля так сильно, что на колокольнях зазвонили сами собою мелкие колокола, с трёх церквей сорвало кресты, на каменных домах и церквах сделались трещины и по ту сторону Байкала, на устье реки Селенги, осела местность; взволнованный под льдом Байкал разломал напором волн лёд подле берегов, прорвал береговой прибой и залил низкую местность длиною более 30, а шириною 18 вёрст, причём погибло много скота и три человека. В этот день в Иркутске было семь потрясений неважных, кроме первого».

Г. Сементовский то же явление описывает подробнее. Декабря 30 землетрясение началось в 3 часа 55 м. 40 сек., довольно слабо и через 10 секунд за тихло, но потом раздался удар столь сильный, что потрескались и развалились во многих домах трубы. Удар этот продолжался не более полуторы секунды и, перешедши в слабое трясение, затих через минуту с двумя секундами, считая от начала первого удара. С 4 часов вечера до 8 часов следующего утра было несколько потрясений, вообще слабых и кратковременных, но в 2 часа 19 мин. того же дня, то есть 31 декабря, землетрясение повторилось с чрезвычайною силой и было причиной тех разрушений, которые описаны г. Щукиным. Оно произвело ужас и смятение по всему городу. Многие жите ли убежали из домов и не возвращались в них по двое и по трое суток.

Из всех явлений, какими обнаружилось землетрясение в Иркутске, видно, что оно было по преимуществу волнообразное и в то время более или менее толчковое или происходящее от движения земли снизу вверх. Но, кроме то го, в описании г.Сементовского мы находим и такие явления, которые отчасти указывают как бы на круговое или вращательное движение земли. Действительно, без этого предположения трудно обьяснить себе ту чрезвычайную запутанность движений, какая земечена в Иркутске. Так, например, глава Крестовской церкви, по свидетельству Сементовского, упала на запад, а крест Харлампиевской церкви наклонился к югу; кресты же на Благовещенской и Тихвинской церквах погнулись к востоку; кроме того, крест на глав ном куполе последней церкви поворотился на четверть круга относительно своего прежнего положения.

Осевшую на берегу Байкала местность г. Щукин описывает более подробно следующим образом:

«В продолжение сильного землетрясения, 31 декабря, треснула земля во многих местах; из этих трещин били вода, а в одной показывалось даже пламя, как уверяют некоторые из жителей. Подземная вода залила все низменности; назавтра пришла вода из Байкала чрез прорвы в береговых прибоях и покрыла всю местность, на которой кочевали буряты. Жители спаслись, но погибло множество скота. Глубина воды была неровная: от сажени простиралась до трёх, но оседание продолжается. Теперь глубина увеличилась до четырёх сажен. Легкие землетрясения продолжаются. Верстах в двухстах от осевшей местности, близь китайской границы, лежит Гусиное озеро. Говорят, что близь северных берегов его заметно оседание дна.

На берегу Байкала стояла рыбацкая избушка. Рыбаки после обеда ушли на Байкал ловить подлёдную рыбу, а в избушке осталась женщина. Часу в треть ем по полудни вдруг услышали рыбаки страшный гром под льдом и в то же время лёд начал сильно волноваться под ними буграми. В ужасе бросились рыбаки к берегу, но там вода разломала уже лёд, огромным валом ударила в береговой прибой, вырвала его вместе с избушкою и унесла на землю. В это время ехал по берегу бурят верхом: не стало и его. Рыбаки бросились опять в море и, когда волнение уходилось, перешли по разбитым льдинам на берег Женщину, бывшую в зимовье, нашли затёртую льдом. Бурят же пропал и с лошадью. В кочевьях бурят треснула в одном месте земля и в эту расселину свалилась какая то девушка. Итак, в продолжении страшного труса погибло три человека и утонуло много скота. Буряты спаслись на кровлях юрт, откуда сняли их крестьяне деревни Кудары. Из русских деревень ни одна не пострадала, потому что стоят на возвышении; однако ж, во многих домах обвалились колодези, в избах половые доски поднимались и опускались. В одном месте пробился из земли новый ключ с чистою холодною водой».

О том же происшествии сообщил нам Кельберг, который сам наблюдал его в Селенгинске и потом, в 1862 году, по поручению Сибирского Отдела Русского Географического Общества, осматривал осевшую местность на берегу Байкала со всеми её окрестностями; осматривал также озёра Гусиное и Щучье, обнаружившие наибольшую связь с байкальским провалом.

Г. Кельберг в своей записке, присланной в Московское Общество Испытателей Природы, сперва определяет положение и образование этой местности, которая всего более пострадала от землетрясения, именно, устье Селенги и прилегающей к нему степи Кударинской или Саганской. Река Селенга, вытекающая из китайских пределов, вступает в наши пределы около 20 вёрст выше Усть-Кяхтинской слободы. Сначала она течёт между горами, состоящими из различных кристаллических пород, и воспринимает в себя на этом пути многие реки, именно, Джиду, Темник, Чикой, Хилок, Оронгой и Уду. От Ильинской станции горы начинают расходиться и становятся более высокими, а от Кабанской станции Селенга течёт уже посреди обширной равнины. Нижняя часть этой равнины, непосредствен но примыкающая к берегам Байкала, называется Кударинскою или Саганскою степью.

Селенга, протекающая по такому длинному пути, влечёт с собою большое количество ила и валунов, особенно во время весенних и летних водополей. Весьма естественно, что в продолжении времени в самой нижней части её течения, именно при в падении в Байкал, должна образоваться обширная дельта или большие наносы, способствовавшие поднятию и разветвлению её русла. Действительно, вследствие накопления таких наносов, Селенга при впадении в Байкал часто изменяла своё течение, прологая новые русла по направлению к югу, ближе к Посольскому монастырю, а прежние её русла превращались в сухие овраги или мелкие рукава. Под названием дельты на до разуметь тут не только само устье Селенги, но и все мели против него образовавшиеся, и называемые обыкновенно сорами, наконец, всю Кударинскую или Саганскую степь, ту местность, которая при последнем перевороте была главною сценой разрушительных явлений, о которых мы говорили.

Саганская степь, в настоящее время залитая водою, имела около 35 вёрст в длину и 18 вёрст в ширину. Она начиналась непосредственно от Байкала и, подаваясь внутрь земли, возвышалась постепенными уступами и, наконец, примыкала к горам, сопровождающим течение Селенги. На одном из таких уступов, более высоком и, вероятно, составляющим некогда берег Байкала, расположены деревни: Дубинино, Инкино, Шерашева и Кударинская слобода или Кудара. В самой степи до последнего переворота были расположены улусы и стойбища бурят, живших тут более полутораста лет.

Печальное событие, постигшее Саганскую степь, по рассказам приходского священника и крестьян Кударинской слободы и других соседних деревень, происходило таким образом.

Декабря 30, когда уже начало смеркаться, вдруг послышался сильный подземный шум, как бы от приближающейся бури, и вслед затем началось волнообразное колебание земли, во многих домах разрушившее печные трубы. Потом эти сильные колебания сменились более умеренными, но продолжавшимися целую ночь. Декабря 31, вечером, снова раздался сильный шум, со стуком и треском, снова произошло волнообразное колебание земли. В этот раз оно было чрезвычайно разрушительно. По рассказам кударинских жителей, земля волновалась так, что трудно было устоять на ногах; людей и домашний скот бросало из стороны в сторону; деревянные срубы вылетали из колодцев как пробки, в то же время била из них тепловатая вода фонтана ми, поднимавшимися иногда до 3 сажен вышины; земля во многих местах растрескалась и из трещин выбрасывалась вода, смешанная с песком и илом, и в таком количестве, что в некоторых местах образовала значительные грязевые потоки. Воздух наполнился туманом и серным запахом. У кударинской трёхпридельной одноэтажной церкви осмерик под средним куполом совершенно разрушился, причём каменные глыбы, упавшие внутрь храма, разбили дорогое паникадило, а наружные кирпичи и крест при своём падении проломили железную крышу. Стены церкви растрескались по всем направлениям и также угрожают падением. Некоторые из кударинских жителей уверяли, что из трещин, образовавшихся во время землетрясения, показывался огонь, а на Саганской степи в одном месте от этого огня загорелась щепа и опалило деревянный столб. Трудно решить, в какой степени всё это 1справедливо, хотя, впрочем, факты эти переданы людьми, по видимому, заслуживающими доверия.

В деревнях Инкиной, Шерашевой и Дубининой происходили такие же явления, с некоторыми особенностями. Земля, по рассказам тамошних крестьян, колебалась подобно морю, взволнованному сильным ветром. Из тех же рассказов видно, что это колебание и тут и там было не просто волнообразным, но в тоже время и толчковое или происходившее от поднятия земли снизу вверх вертикальными ударами. Это последнее обстоятельство, по всей вероятности, и было главною причиной тех действий, которые мы видели выше. Как объяснить иначе образование трещин, выбрасывание воды, колодцевых срубов и т. п.?

К довершению этих ужасов, в глазах жителей вся Саганская степь осела и вместо неё образовалось обширное озеро. Оседание Саганской степи, вероятно, началось с 30-го декабря, потому что с этого времени стали замечать прибывание воды в колодцах. Но 31-е декабря вся степь уже, видимо, опустилась и покрылась водою более, нежели на два аршина глубины. Эта вода была теплее летней и, без всякого сомнения, выступила из земных трещин. На следующий день (1 го января 1862 г.) степь опустилась ещё ниже и пришла в непосредственное сообщение с Байкалом; хлынувшая оттуда вода покрыла осевшую местность на три или четыре аршина глубины. В то же время оседание земли подалось более к югу, именно к устью реки Селенги и к Кударинской слободе. Постепенное оседание этой местности, быть может, продолжается и теперь, но в предпрошедшем году (1862) оно было постоянным и вследствие этого описываемая местность всё более и более затоплялась водою. Образовавшееся вместо степи озеро сообщается с Байкалом тремя проходами. Когда ветер дует с берега, вода в озере убывает и наоборот, она прибывает, когда ветер дует с Байкала. Впрочем, несмотря на это, морс кие или байкальские лодки свободно ходят в этом новом озере во всякое время до самой деревни Дубининой. Вода в нём гораздо теплее, чем в Байкале; 16 го июля (1862), по наблюдению Кельберга, она была в +160 по Р., между тем, как в Байкале в то же время вода имела не более +60 по Р.

Трудно представить себе весь ужас описываемого нами события. Слышался подземный гул или шум со стуком и треском, земля сильно колебалась, бросая то в ту, то в другую сторону и людей и животных; густой туман покрывал местность; повсюду суета, отчаянные крики и, наконец, быстрое затопление обширной местности со всеми жильями, домашними запасами, скотом и т. д. Около двух месяцев никто не раздевался, все ложились спать одетые в ожидании повторения прежних ужасов. Некоторые из женщин бы ли до того поражены этим происшествием, что помешались в рассудке. Но нельзя удивляться, что при всей этой суматохе, почти не было смертных случаев, кроме тех, о которых упомянуто выше. Это тем более удивительно, что жители Саганской степи при 32 градусах мороза, быть может даже в мокрой одежде, должны были спасаться на крышах своих домов почти в продолжении двух суток (с 31-го декабря по 2-е января). В материальном отношении очень много пострадали буряты, с давнего времени жившие в самой низмен ной части Саганской степи. По официальным сведениям, доставленным Кударинскою думой, при затоплении этой местности буряты лишились 140 деревянных домов, 313 деревянных юрт со всеми пристройками, 2476 голов рогатого скота, 9168 суслонов необмолоченного хлеба, 9614 пудов хлеба в зерне, 47963 копен сена (полагая в каждой по 6 пуд.), 1932 овинов соломы, разного имущества на 9283 руб., а всего на сумму 137520 руб. сер.

Земля, лежащая по соседству с затопленной местностью, до сих пор остаётся разорванною многими трещинами, открывающимися наружу. Но, быть может, столько таких трещин находится внутри земли, под сыпучим песком. Доказательством тому служит одно обстоятельство, случившееся за несколько дней до приезда г. Кельберга в описываемую местность. Пастух деревни Дубининой гнал коров с пастбища, одна из коров в его глазах провалилась на ровном месте и сыпучий песок закрыл её. Крестьяне пробовали это место трёхсаженным шестом, он свободно опускался в землю, и когда его вынули, то отверстие тотчас же засыпалось песком. Есть и такие места, где при про езде экипажа отдаётся особенный гудящий звук, доказывающий подземную пустоту; до землетрясения этого не было замечено.

Землетрясение, нами описанное и наиболее разразившееся около Байкала и особенно в Саганской степи, в то же время чувствуемо и во многих других местах Забайкальского края. Но самые сильные и разрушительные последствия, по наблюдениям г. Кельберга, произведённым в Селенгинске с помощью вышеописанного снаряда, направлялись от севера к югу. То же самое подтвердилось и теми исследованиями, которые произведены им на всём пути от Селенгинска до Саганской степи. Осмотрев главнейшие повреждения церквей, домов, и других зданий, происшедшие от землетрясения, он убедился, что полоса наиболее сильных потрясений, начавшихся в Саганской степи, направлялась чрез близлежащие деревни на Кабанскую станцию, оттуда через горы, отделяющие Селенгинскую долину от Байкала, в Дзегустайскую степь, в которой лежит Гусиное озеро, потом на Селенгинск и далее к югу. Вследствие этого Посольский и Троицкий монастыри, города Верхнеудинск, Чита, Баргузин и другие, лежащие вне этой полосы, остались без повреждения. Замечательно однако, что трещины, при этом образовавшиеся около деревни Дубининой и других, большею частью имеют направление западно-восточное. Лёд на Гусином и Щучьем озёрах был разорван в том же направлении. Некоторые из земных трещин, по замечанию г. Кельберга, представляют род нажимов или сдвигов, какие случаются зимою на льду Байкала. При этом в иных местах эти сдвиги имеют до полутора арши на вышины, а в других ещё более. Так, между деревнями Дубининой и Оймуром, по направлению образовавшейся тут трещины, г. Фитингоф заметил сдвиг, представлявший, по крайней мере, две сажени разреза между осевшею почвою и оставшеюся на прежнем месте.

Само собой разумеется, что по линии сильнейших потрясений не все места подверглись одинаковой участи. Так, например, между Старым и Новым Селенгинском, на расстоянии двух вёрст с половиною, землетрясение было везде одинаково, исключая левого берега Селенги, где расположены пост ройки штаба 3-й конной бригады Забайкальского казачьего войска; тут землетрясение было едва заметно и это, видимо, зависело от того, что постройки штаба расположены на каменной скале, между тем как на всём остальном пространстве почву составляют наносы.(...). Гораздо любопытнее то, что Дзегустайская степь, лежащая по левую сторону Селенги и усеянная многими озёрами, оказывается также осевшею, как Саганская, но гораздо менее, чем последняя. Это видно из того, что на северном берегу Гусиного озера во да в колодцах сильно прибыла и до сих пор остаётся на том же уровне. Лёд на Гусином озере во время землетрясения был изломан, а в некоторых местах представлял сдвиги, указывающие на неравномерное оседание земли. Из Щучьего озера в то же время вода била высокими фонтанами, выбрасывая камни и раковины.

Оседание Дзегустайской степи, по видимому, ограничилось левым берегом Селенги. Это отчасти доказывается тем, что русло Селенги после землетрясения подалось более к левому берегу. Сверх того, вода в колодцах Старого Селенгинска, лежащего на правом берегу, почти совсем исчезла, между тем как в колодцах Нового Селенгинска, лежащего на левом берегу, оказалась некоторая прибыль воды. Несмотря на продолжительную засуху прошлого лета (1862), Гусиное озеро было также на прибыли. Озёра Щучье, Чёрное, Круглое и Камышевое оставались в прежнем уровне и прочие, каковы Торминское, Абрамовское и Оронгойское, были совершенно или до половины высохшими. Оседание Дзегустайской степи не должно казаться удивительным, потому что озёра, на ней рассеянные, особенно же Гусиное и Щучье, не иное что, как вулканические провалы, образовавшиеся более 100 лет тому назад. Предание о появлении этих озёр, особенно самого большого — Гусиного, очень живо сохранилось в народной памяти. Рассказывают об этом так: площадь, занимаемая ныне Гусиным озером, прежде была заселена бурятами и посреди её стояла кумирня, подле которой был выкопан колодец, а поодаль от не го находились два маленьких озерка или, точнее сказать, две лужи, увеличивавшиеся от дождей и исчезавшие во время засухи. В одно утро увидели, что выступившая вода из колодца быстро затопляет местность; озерки также быстро увеличивались в своей обширности и затопляли кумирню и соседних с нею жителей. Кумирню перенесли версты на четыре на другое место. Но и там вода вскоре достигла её. Перенесли кумирню на третье место и поставили у самой подошвы горы, на речке Аце, где она и теперь находится. В настоящее время Гусиное озеро имеет около 27 вёрст длины и 13 ширины. Глубину озера буряты полагают до 15 сажен, а местами и до 40. Говорят, что в прежние времена оно было ещё обширнее.

Г. Кельберг в своей записке указывает даже на некоторые признаки понижения гор, лежащих на пути от Байкала к Селенгинску. К сожалению, он говорит об этом предмете так кратко, что о нём трудно составить себе надлежащее представление. По видимому, он говорит о сдвигах (glissements, failles), вследствие которых одни части гор опустились ниже других, составлявших с ними прежде од ну непрерывную цепь, а ныне стоящих выше. Таких случаев, по свидетельству г. Кельберга, на пространстве между Байкалом и Селенгинском довольно много. Если это наблюдение верно, то не подлежит никакому сомнению, что вся эта страна подвергалась весьма частым вулканическим колебаниям4. Даже есть указание, что эти колебания, по крайней мере в последнее время, непрерывны и совершаются так, что в один период времени земля поднимается, а в другой опус кается. Такая периодичность в колебании земли замечена преимущественно в Дзегустайской степи, на Гусином озере и других. Даже в самой Саганской степи, опустившейся от нынешнего землетрясения, есть признаки, по которым можно догадываться, что и она находится в колебательном движении. По рассказам бурятского тайши, при копании колодезей в Саганской степи, один раз, на глуби не сажени нашли три очажных камня, какие обыкновенно бывают в юртах бурят, а в другой раз — остатки каких то деревянных изделий. Не есть ли это доказательство того, что Саганская степь уже была когда то затоплена, как теперь, и по том опять поднялась, чтобы опуститься в последнее время?

Такие колебания, совершавшиеся чрезвычайно медленно и в течении весьма долгого времени, без сомнения, не могли быть замечены без помощи самых точных наблюдений. Самые землетрясения, несмотря на своё частое повторение в тамошнем крае, не обращали на себя никакого внимания до тех пор, пока не разразились страшною катастрофой. Последнее землетрясение, которое можно назвать Саганским, продолжалось почти непрерывно год и четыре месяца, Собственно оно и теперь ещё не кончилось, но уже чрезвычайно ослабело.

Для полноты описания Саганского землетрясения необходимо упомянуть ещё о некоторых особенностях, которые были замечены во время этого явления. К таким особенностям относятся следующие факты. При первом уда ре, бывшем 30 декабря в Селенгинске, магнитная стрелка сделала уклонение на три градуса с половиною к северо-востоку, но сильный удар 31 декабря опять поставил её на место. Температура в реке Селенге после сильного удара от 00 повысилась на полтора градуса, а на другое утро опять опустилась до 00. Некоторые ключи при землетрясении скрылись, а другие вновь появились. (...). Со вскрытием [льда] весной, в Селенге и в других реках, впадающих в Байкал стали показываться нерпы; вероятно, испуганные землетрясением они из озера бросились в реки. Наконец, в Селенгинске после землетрясения летом появилось гораздо большее количество змей, против того, сколько их бывает обыкновенно. Они ползали по городским улицам, садам и огородам, забираясь в амбары и дома, как бы не доверяя своим под земным жилищам.

Из сведений, доставленных Сибирскому Географическому Отделу, оказывается, что Саганское землетрясение не ограничилось одною Байкальскою страной; напротив, с одной стороны оно простиралось до Киренска на Лене, с другой — до Нерчинского округа и до Урги в Монголии. Для более точно го определения направления, какому следовало землетрясение, Сибирский Отдел все собранные об этом материалы передал для рассмотрения своим членам гг. Шмидту и Таскину.

Из этих материалов г. Шмидт вывел такое заключение: «Всё пространство, в котором происходило землетрясение, составляет эллипсис почти, малая ось которого идёт по Байкалу, а большая поперёк его, от Кяхты, через Селенгинск, на остров Ольхон, Верхоленск, Усть-Кутское селение, Николаевский завод и Илимск. Эта большая ось составляет линию, по которой распространилось землетрясение и происходили самые сильные проявления подзем ной силы. Главное направление землетрясения — от СЗ к ЮВ. На середине этого протяжения видна некоторая неправильность и местное изменение общего направления, а именно: в двух местах на западной стороне Байкала, в Иркутске и на Ольхоне было сильное землетрясение, а в Лиственичной станции почти незаметное. На известной же опустившейся местности, около устья Селенги, смотря по тамошней трещине, направление было от СВ к ЮЗ. Далее на ЮВ, в Селенгинске, главные толчки шли прямо от севера к югу. По сторонам от главной центральной линии землетрясение было гораздо слабее, нигде не было заметно противоположного направления точков; вместе с тем, и прежние землетрясения, бывшие в Иркутске, показывают то же общее направление от севера к югу, поперёк Байкала. Из этого можно заключить, что тут нет центральной точки, откуда бы распространялись подземные толчки в разные направления, а есть линия, которая начинается по сю сторону Байкала, на истоках Лены и далее, и проходит через озеро на юг».

По тем же материалам, из которых г. Шмидт извлёк свои выводы, г. Таскин сделал следующие заключения: «Вся площадь землетрясения составляет почти параллелограмм более чем в 250000 квадр. вёрст. Землетрясение было линеарное, по направлению горных хребтов, от от северо-востока к юго-западу. Если в средине этого протяжения землетрясение было не везде равно сильно, то это могло зависеть от внутренних пустот и от различия почвы». Более могучее проявление землетрясения в Саганской степи г. Таскин приписывает тому, что эта местность состоит из рыхлых осадочных пород и находится на линии соприкосновения с твёрдыми или кристаллическими по родами, где землетрясение бывает обыкновенно гораздо ощутительнее, чем в других местах.

Не имея под руками материалов, переданных Сибирским Географическим отделом гг. Шмидту и Таскину, я не могу высказаться положительно относительно их выводов. Думаю, однако, что выводы г. Шмидта должны ближе подходить к истине, судя по тому, что они более согласны с теми наблюдениями, которые были изложены нами выше.

Гг. Таскин и Шмидт не сошлись в своих мнениях и относительно самого главного в этом предмете, именно того, что было причиною описанного нами землетрясения. Г. Шмидт старается доказать, что Иркутское землетрясение можно обьяснить, не прибегая к загадочным вулканическим силам. И чем обьясняет? «Нельзя ли, — говорит он, — допустить, что по главному направлению здешних землетрясений существует подземное водяное сообщение и что на этом пути находятся соленые и гипсовые пласты, которые действием воды частию разрушаются и производят провалы и опускания верхних пластов, которые от внезапных провалов получают сильные толчки, а вследствие их производятся сотрясения, распространяющиеся вонообразно во все стороны».

Такое обьяснение при настоящем состоянии науки не может не показаться весьма странным. Оно встретило со стороны г.Таскина возражение дель ное, но, к сожалению, чрезвычайно краткое. По моему мнению, это один из самых важных геологических вопросов для тамошнего края. (...).

Мы полагаем, что Байкальская долина во время (...) базальтовых и трахитовых извержений должна была подвергнуться значительным изменениям. Быть может, даже, что она была самым главным центром вулканической силы; быть может, Прибайкальские горы в это время были подняты ещё на большую высоту, вследствие чего при подошве их должна была образоваться соответствующая этому поднятию впадина или провал, в течении времени наполнившийся водою и образовавший нынешнее обширное озеро.

В настоящее время там нет лавовых извержений, но вулканические силы, в продолжении долгого времени действования в известном направлении, до сих пор не могут успокоиться и обнаруживают себя каждогодными землетрясениями и периодическими колебаниями, какие представляют нам тамошние степи, Дзегустайская и Саганская.

Источник: 
Э. Демен. Записки Г. Щуровский, 1864 года, мая 4-го.

Who's new

  • sadmin
  • wizard2012