Navigation

Описание местности при устье реки Селенги, опустившейся от землетрясений 30 и 31 декабря 1861 года

Пространство земли, которое от землетрясений 30 и 31 декабря значительно опустилось или понизилось и тогда же залилось водою из Байкала, ограничивается с севера этим озером, с запада — одним из рукавов р. Селенги и с востока — невысоким песчаным увалом, на котором находятся деревни Оймур, Дубинина и другие. Эта местность, считая от Байкала или от начала образовавшейся в берегу его, во время землетрясений, трещины, до деревни Дубининой имеет в длину до 20 вёрст при ширине от 6 до 11 вёрст, что составляет около 200 квадратных вёрст. Половина (или даже несколько больше) описываемой местности была занята озёрами и болотами, на остальном пространстве её находились улусы бурятов, выгоны для скота и сенокосы, как их, так и крестьян; всё это покрыто теперь водою до самой деревни Дубининой, так что по одним только кровлям деревянных юрт, выставившимся из воды, можно заключить, что тут были улусы. Почву сказанной местности составляет исключительно тонкий ил, видимо осевший из бывшего тут некогда озера; он покрыт более или менее толстым слоем чернозёма.

По причине выпадающего здесь весьма неглубокого снега, ил до такой степени смерзся, что буряты, при копании летом колодцев, первую сажень его вынимали лопатами, глубже же, вторую и третью сажени, до встречи галечника, а вместе и воды, вырубали топорами.

Ил во многих местах был разбит горизонтальными трещинами, выполненными слоями льда, никогда не растаевавшего, особенно же под тундрами и болотами; он также разбивался и вертикальными трещинами во время сильных морозов. Такие сведения о затопленной местности получил я от жителей деревни Оймур и, особенно, Дубининой, в каком же виде я нашел её в конце сентября прошлого года [1862 — Э.Д.], я скажу об этом ниже. Теперь же считаю нужным сказать несколько слов об упомянутом песчаном увале, ограждающем эту местность с востока, а также и о той гряде холмов, которая тянется подле самых гор, разделяющих речки, непосредственно текущие в Байкал, от впадающих в р. Итанцу, и о составе этих гор на пространстве от ручья Силькитуя до небольшой речки Большого Дулана включительно. Песчаный увал, на котором находятся деревни Оймур, Дубинина, Красникова и Инкина, имеет местами до 2 сажен вертикальной вышины и состоит из одного слежавшегося иловатого песку, несвязанного никаким цементом. Опускаемые в нём в сказанных деревнях колодцы, до 6 сажен глубиною (как в деревне Дубининой) или до встречи щебня и воды, просекали этот песок, не встречая в наружном виде его никакого изменения.

Происшедшая от землетрясения большая сухая трещина, теперь видимая, большею частью идёт по этому увалу от СВ к ЮЗ до деревни Манжеевой, за которою и исчезает. Трещина эта не по всему протяжению осталась открытою, но местами она засыпана песком, местами же вовсе не открылась с поверхности, или заменяют её сухие ямы. Сии последние открылись во время землетрясения в разных местах увала одновременно с трещиною, по одному с нею направлению или несколько в стороне от него. Жители деревни Дубининой, в которой я заметил одну такую яму, уже осыпавшуюся, уверяли меня, что из неё, как только она образовалась, выбрасывалась вода вместе с песком и илом и что в тоже время все колодцы, как в означенной деревне, так и во всех окрестных деревнях до слободы Кударинской включительно, засорились сим последним до такой степени, что доставаемую из них воду нельзя было употреблять в пищу, почему они тогда же и были вычищены. Те же жители рассказывали мне, что вода в колодцах стоит теперь на той же мере, на какой была в них до землетрясения, что запаха серы около ям и трещины слышно не было, что они не видели, чтоб из ям выходило пламя и дым и что, наконец, ни кислых, ни горячих ключей после землетрясения нигде у них не открылось, да и прежде таковых не было.

Под этим же увалом, у самой деревни Дубининой, мне указали одно место, на котором до землетрясения было вязкое, теперь же совершенно обсохшее болото; байкальская вода, затопившая ближайшую к этому пункту местность, не дошла до него весьма немного. Взамен этого осушившегося болота, у самой деревни Инкиной открылся после землетрясения весьма обильный пресною водою ключ, из которого она вытекает в одинаковом количестве с самого его появления. Не этот ли самый ключ был причиною осушения болота? Он мог питать сие последнее через подземные трещины, которые потом от землетрясения закрылись и тем вытеснили воду на поверхность.

Следя происшедшую от землетрясения трещину, от самого Байкала до деревни Дубининой, я заметил между сею последнею и деревнею Оймур часть пашенной городьбы, оставшуюся на своём месте, между тем как другая часть её стоит под увалом на осевшей почве, по крайней мере 2 саженями ниже первой. Та и другая городьба замечательны тем, что указывают верно меру оседания земли в этом месте. Здесь я должен ещё упомянуть об одном явлении, имеющем близкое отношение к осевшей и затопленной местности: это плавающие по ней большие массы земли, из которых некоторые покрыты лиственичным лесом. Я заметил, что чем более местность эта приближается к Байкалу, тем в большем количестве представляются эти плавучие острова, которые, по моему мнению, ничто другое, как тундры (о которых я уже говорил выше), всплывшие на поверхность воды по растаянии под ними слоёв льда, связывавших их с почвою.

Что же касается до гряды довольно высоких холмов, находящейся при окончании отрогов и идущей параллельно горному кряжу, то о ней я могу только сказать, что все холмы, её составляющие, состоят из одного лишь песку и, по всей вероятности, образовались из песку, нанесённого с берегов Байкала северо-западными ветрами, чему открытая местность, конечно, много способствовала. Холмы эти покрыты лиственичным, берёзовым и, очень редко, сосновым лесом, как и самый кряж с отрогами. Он и отроги, от него идущие по обеим сторонам речек Среднего и Большого Дуланов, состоят из одного мелкозернистого гранита, весьма легко разрушающегося, от чего все горы, из него состоящие, покрыты толстым слоем дресвы. Естественных обнажений нигде в нём не видно, почему, при собирании образцов пород, я должен был прибегать к ямам промышленников. Далее, и именно по р. Сергиевке, сначала виден мелкозернистый сиенит; за ним та же порода, но крупнозернистая и с большим количеством роговой обманки; потом опять гранит, различествующий от предыдущего меньшим содержанием слюды и полевого шпата; и, наконец, на левой стороне ручья Силькитуя (составляющего, по соединении с р. Сергиевкой, р. Оймур) серый зернистый известняк, весьма легко вскипающий с кислотами. Вот и все породы, из которых состоят горы, ограничивающие затопленную местность с восточной стороны. В самой же трещине, образовавшейся в песчаном увале, попадают в песке гальки амфиболита и сиенита. Диорит небольшими валунами найден мною в русле р. Большого Дулана, в самих же горах нигде его не видно. Ни трахитов, ни базальтов здесь я не нашел. В горах не замечено ни трещин, ни ям и ни значительных свежих обнажений в местах утесистых (по р. р. Сергиевке и Силькитую); да и проводники мои уверяли меня, что после землетрясения никаких перемен в горах они не замечали и от товарищей своих зверопромышленников ничего подобного не слышали. Всё это заставляет думать, что землетрясения 30 и 31 декабря ограничивались к восточной стороне вышеозначенною трещиною в песчаном увале и только в слободе Кударинской, мимо которой прошла она в расстоянии с небольшим одной версты, сильно пострадала колокольня каменной церкви. Было ли чувствуемо землетрясение и в какой степени за кряжем гор, далее к востоку, в селениях по тракту в г. Баргузин, сведений об этом собрать я не мог.

Один из двух проводников моих по описанным горам, крестьянин зверопромышленник, весьма хорошо знакомый с своей гористо лесистою местностью, рассказывал мне, как он был застигнут на Байкале землетрясением 31 декабря вместе с пятью своими товарищами и одною женщиною, его дочерью. Из рассказа этого видно, что они сначала услышали подземный глухой шум, вслед затем лёд начал подниматься и трескаться, так что на карге, где стояло зимовьё (в котором дочь его приготовляла им пищу), он поднялся так высоко, что представлял собою как бы гору. Будучи испуганы этим явлением, они поспешили удалиться от берега и как только отбежали от него на небольшое расстояние, то обернувшись в сторону карги, не только зимовья с бывшею там женщиною, но и самой карги не увидели; всё покрылось водою и льдом. Переночевав на льдах, на другой день добрались они благополучно по ледяным глыбам до берега.

Сообразив всё замеченное мною об осевшей и затопленной местности с приведённым рассказом, я прихожу к тому заключению, что ближайшая к Байкалу местность была затоплена поднявшеюся водою ещё прежде, чем она сделала осадку. Если землетрясение здесь было так сильно, что от него могла образоваться трещина даже в песке (в увале), то нельзя не допустить, чтоб одна или несколько таких трещин не рассекли и промёрзший ил, как породу несравненно более его плотную и, следовательно, более способную к принятию и передаче подземных ударов и колебаний. Байкальская вода, вступив в эти трещины и оттаяв замёрзший ил и слои льда, как в нём, так и под болотами, заставила сии последние всплыть на поверхность, а ил частию распуститься в ней, частию же осесть от получения им меньшего объёма против того, когда он был замёрзшим. Если бы при этом отделился ещё из земли горячий водяной пар, то вся местность опустилась бы и залилась водою в одно мгновение, но в самом деле это было не так: вода подавалась от Байкала вперёд постепенно, по мере оседания земли, так что до деревни Дубининой, как я слышал от жителей её, она дошла уже на другой день, почти через сутки, следовательно, со скоростью не более одной версты в час.

Понижение описываемой местности могло также произойти и от обрушения её на находящиеся в ней, на некоторой глубине, подземные озёра и пустоты, или прежде существовавшие, или же образовавшиеся во время самого землетрясения упругостью горячего водяного пара, а может быть и других газов, стремившихся освободиться из недр земных; но допустить такое предположение я не имею никакого основания и потому вероятнее приписать это явление, как я уже выше обьяснил, одному действию воды на замёрзший ил и слои льда. В заключение мне остаётся ещё сказать, что если на северной стороне Байкала, против самой пострадавшей местности, не было слышно вовсе землетрясения, или же оно было весьма слабо, и если притом не замечено там продуктов вулканических, то все силы, производящие частые землетрясения в окрестностях этого огромного озера, должны, по моему мнению, находиться под самим Байкалом. Окружающие его породы вулканические научно в том удостоверяют, частые же и более сильные, чем в иных местах, подземные в его соседстве удары убеждают каждого, даже до простолюдина, в той же идее.

Источник: 
А.Фитингоф

Who's new

  • sadmin