Navigation

Улус Средний – междуречье…

Эту тему для рубрики «Кабанские Матёры» подсказали наши читатели. Позвонили из села Истомино и спросили, почему в «Кабанских Матёрах» ничего не пишут про улус Средний? Было бы сказано. И мы едем в Истомино, где остались выходцы из этого улуса и где ещё можно найти свидетелей той интересной и сейчас уже почти забытой островной жизни.

РОД ХЭТЭЛ

Видимо, улус Средний основали люди, принадлежащие к бурятскому роду Хэтэл. И располагался он в семи километрах от Байкала на речке Среднее Устье. От современного села Истомино был, наверное, удалён километров на двадцать.

Вот что вспоминает уроженец улуса Среднего 79-летний Николай Иванович Тыжинеев:

-Я родился в Среднем. В былые годы, старики говорили, улус был большим. И домов стояло больше сорока. Но на моей памяти оставалось двадцать домов. Как жили? Каждая семья держала коров. Все занимались рыбалкой. Время было не из лёгких, война. Но воспоминания о родине остались тёплыми.

Место, где далёкие предки из рода Хэтэл, пришедшие - судя по рассказам стариков - из-за моря (Байкала), решили остановиться на жильё, было безопасным, низким, болотистым и необыкновенно живописным. Наверное, переплыв Байкал, сильные мужчины были покорены высокой сочной травой и красотой взмывающих из неё целых стай белых лебедей, гусей, уток. Рыбы было вдоволь, а воздух можно было просто пить. (Но в те далёкие времена этого не замечали...).

Трава в Среднем была настолько высокой, что на памяти Николая Ивановича ребёнок мог в ней заблудиться. Поэтому детям старались надевать яркие шапочки, чтобы по ним видеть, где искать. Дома стояли в десяти - пятнадцати метрах друг от друга, оград и заборов делать тогда было не принято. Дома были из хорошего леса, за которым чаще всего плавали на иркутскую сторону. Иногда лес для строительства буквально вылавливали в реке. В те времена много брёвен сплавлялось по воде.

Скот не пасли, он ходил вольно.

Отец Николая Ивановича построил в Среднем хороший, добротный дом с большой печкой. Жилось в нём семье Тыжинеевых дружно. И, конечно, когда в 1952 году уровень Байкала должны были значительно поднять в связи со строительством Ангарской ГЭС, то уезжать с нагретого места никому не хотелось. Попробуй-ка, двинься в путь со всем домашним скарбом...

Николаю в это хлопотное время пришла пора служить в армии. Поэтому он знает о переезде только по рассказам. Перевозили дома на лодках. И было это совсем не просто. Некоторые семьи ждали зимы. И по толстому льду везли дома на машинах.

Вода прибывала. Улус пустел...

Род Хэтэл расселился по разным сёлам. Основная часть осела в Истомино: Тыжинеевы, Мадуевы, Гергушкины. Некоторые перебрались в Корсаково, Ранжурово, расселились в другие места.

Среднее Устье по административному подчинению принадлежало то Байкало-Кударинскому, то Кабанскому сельсоветам. У некоторых уроженцев в документах написано, что они родились в селе Корсаково. А в паспорте Николая Ивановича всё же стоит правильная запись. Правда, не улус, а село - Среднее Устье. Но и такого на карте нашего района больше нет. Всё под водой...

БРАТЬЯ - КОЛЕСОВЦЫ

В улусе Средний были свои традиции, сложившиеся давным-давно. Бурятские семьи из Среднего по-доброму, по-родственному дружили с русскими семьями из села Малое Колесово.

Колесовцам исстари не хватало сенокосов. И они, приезжая в Средний, вдоволь накашивали сочной травы, рыбачили вволю, охотились, живя у улусников. А те, в свою очередь, останавливались в колесовских домах, следуя в Тимлюй, чтобы отправиться торговать рыбой в Иркутск или Улан-Удэ. Добирались до Колесово из Среднего на лодках, зимой на санях, иногда пешим ходом. Лодки оставались ждать хозяев в колесовских дворах. Улусники брали у колесовцев картофель, разживались другими овощами. Друзья старались во всём помогать друг другу.

У многих семей из Среднего были братья - колесовцы. И длилось это общение не год и не десять лет. Побратались когда-то ещё прадеды... Дмитрий Мадуев из Среднего всегда останавливался в Колесово у Ильи Корытова. Рассказывали, что дружба эта длится, если подсчитать, лет 200...

Дом у Мадуевых по улусным меркам был просторным. А иначе бы не вместились. Хозяин - Дмитрий Матвеевич с женой Екатериной Петровной (по-бурятски, у них были свои имена), да девять ребятишек.

«А начнётся сезон покосов, - рассказывает Александра Дмитриевна Мадуева, дочка Дмитрия Матвеевича, - приезжает дядя Илья Корытов с сыновьями, живут у нас. И всем места хватало».

«Помню, отец как-то возвратился из Иркутска и привёз железную кровать. Спали тогда все на деревянных полатях, и такая вещь была в диковинку. Блестящие кружочки на изголовье... Соседи все приходили смотреть».

ЁХОР

Дети из Среднего всегда ждали, когда сестра отца, баба Дуня, скажет: «Ёхор будет». Народу собиралось много. Танцевала ёхор не только молодёжь. Были свои мастера петь речитативом благопожелания - юроолы. Специально на ёхор в Средний приезжали гости с той стороны Байкала на лодках, не боясь высоких волн и ветра.

Общались, рассказывали разные истории, новости, шутили. Молодые, стройные девушки по такому случаю особо наряжались. И парни исподволь присматривали себе невест. Ребятишкам всё это веселье очень нравилось. И ёхор - хоровод, сложным, в несколько кругов извилистым узором, тянулся по поляне.

ЗА МОРЕ

Запасов рыбы, как мы сейчас, тогда не делали. Понадобилась - вышли из дома и наловили в речке. До Байкала было семь километров, и частенько случались небольшие, но ощутимые землетрясения. Рассказывали, что к ним почти уже привыкли, хотя привыкнуть к такой страшной стихии трудновато. Старики, женщины, ребятишки выходили из домов, садились на землю и держались за траву. А мужчины трудились, им некогда было на это обращать внимание.

На иркутскую сторону ездили на тайлганы. В 1913 году был большой молебен. Тогда забили 12 голов скота. Поехала через Байкал бабушка Анна из рода Хэтэл, семьи Мадуевых (мать Дмитрия Матвеевича). Была она тогда молодой и носила под сердцем ребёнка. Благополучно преодолев опасный путь, переплывая Байкал, бабушка Анна услышала от старейшины рода: «Ты переехала через море. Родишь сына и назовёшь его Далай». Так и получилось. Родился мальчик, назвали Далашкой - Дмитрием.

...Уже в наше время, после того, как из Среднего все переехали, в 1967 году, весь род Хэтэл отправился в улус Средний, вернее туда, где он был, посмотреть на родовое гнездо. Собрался целый караван лодок. Впереди шла моторка, а остальные были на вёслах. Плыли долго. Некоторых подростков «на гребях» укачало. Остановились на небольшом возвышенном месте. То ли суша, то ли вода. Ночевали. Жгли костры.

Там где был дом деда, мужчины установили большой чёрный камень, чтобы хоть как-то заметить место. Вот тут была наша родина, «нютаг» - по-бурятски...

МОКРЫЙ ПУТЬ ДОМОЙ

Школы в Среднем не было, и детям приходилось ходить в улус Часовенский, за четыре километра. Путь был не из лёгких, почти везде вода - то мелкая, то не очень. Дети старались идти большой компанией, чтобы легче было добраться.

Своё детство вспоминает 77-летняя Елена Васильевна Моролдоева.

«Жили мы в улусе Средний. Была я единственной дочкой у мамы. Отец пришёл с фронта израненный, болел, потом умер. Трудно приходилось. Но всё же я успела поучиться в школе».

Родители, кто как мог - где на лодках, где как - в начале недели старались увозить детей на всю школьную неделю в Часовенский. Жили школьники в Часо-венском на квартирах у знакомых, родственников.

«Увезут нас, а мы, - вспоминает Елена Васильевна, - рвёмся домой. Поучимся и в этот же день бежим обратно. То «бродком» бродим, то сухое место выдастся, глубину обходим, ищем, где мельче. Ботинки и ичиги свои жалели. Обувку - на плечо, и босиком. Осени тёплые стояли. Не простывали тогда... Зато теперь вот - ноги-то худо ходят.

А домой придёшь, мама, конечно, поругает: «Вдруг утонете! Зачем каждый день бегать? Там надо жить!»

А мы опять - пройдут уроки - и домой! Дорогу потом уже почти выучили».

Хорошо помнит Елена Васильевна свою первую учительницу, Ольгу Михайловну. Приехала она работать в Часовенскую школу из Иркутска: добрая, красивая, ребятишки её любили.

Житьё у Елены Васильевны с мамой в то время было небогатое. Но красоту и раздолье своей родины она вспоминает с нежностью.

«Когда из школы прибежим, уроки быстро сделаем и скорей на улицу. Любили с подружками яйца птичьи собирать. Далеко от дома и отходить не приходилось. Наберём утиных и гусиных. А лебединые яйца не брали. Нельзя. Подойдём только немножко поближе к гнезду, посмотрим издалека, и всё».

ДЕСЯТИЛЕТНЯЯ ОХОТНИЦА

Дядя Елены Васильевны, Бана Нагуслаевич, был охотником. И Лена часто просилась с ним поохотиться. Сначала дядя отказывал ей - уж больно мала девчонка. Мальчик бы был - ещё куда ни шло. Но племянница не отставала. У дяди была хорошая, обученная охотничья собака Дамка. Она неотлучно была с ним, приносила уток, стерегла добычу.

Однажды дядя сжалился и уступил просьбам племянницы. И она не подвела. Схватывала охотничью науку влёт. Потом уже стали охотиться втроём: дядя, Дамка и Лена. Постепенно маленькая охотница стала хорошо стрелять из ружья. И уже без добычи домой не возвращалась.

А позже охота на много лет стала для Елены Васильевны профессией.

Здесь же, в Среднем, вышла замуж, пошли ребятишки: три сына, три дочери.

В 1950-х годах в улусе стали всё больше говорить о предстоящем переселении. И уже потихоньку видно было, что вода прибывает. Что делать, надо было переезжать...

Муж Елены Васильевны уехал обустраиваться раньше - в новое село Истомино. А она с детьми ещё оставалась в Среднем.

Нелегко было покидать отчий дом, родной улус. Ей, охотнице, особенно больно было, что уйдёт под воду вся красота Среднего...

Сейчас у Елены Васильевны 15 внуков. Живут в Якутии, Чите, Улан-Удэ - разлетелась молодёжь. Но все они помнят свои корни и знают, что был когда - то улус Средний, междуречье, земля предков...

Источник: 
Байкальские огни. – 2009. - №№ 77-78 (24 сентября). – с. 5, №№ 81-82 (8 октября). – с. 5, №№ 83-84 (15 октября). – с. 5.

Who's new

  • sadmin