Navigation

Горбово умчалось вдаль…

Топонимия: 

В нынешнем декабре рубрике «Кабанские Матёры» будет пять лет. За это время мы рассказали о двадцати деревеньках нашего района, которых сейчас нет на карте. Казалось бы, исчезнувшие деревни - грустная тема. Но разговариваешь с людьми, и они вспоминают свою родину с охотой и радостью. Им хочется, чтобы не совсем канула в Лету их деревенька, чтобы осталось что-то от родового гнезда...

ЛЕБЕДЕВЫ

Недавно к нам в редакцию пришёл Анатолий Чин-Си-Лин: «Хотим поставить в Горбово, которое располагалось в 4 км от Фофоново, крест на месте, где давно была часовня». Крест освятили на Петров день, много было воспоминаний, при ехали и пожилые люди, и молодёжь.

Среди горбовских фамилий в почёте были братья Лебедевы. Сейчас Прасковье Павловне Лебедевой 87 лет. Она, пожалуй, будет теперь в бывшем Горбово самой старшей жительницей.

Традиционное мужское имя у Лебедевых - Захар. Так звали её мужа, а его назвали в честь деда. И среди правнуков Лебедевых есть сейчас два Захарки. «Просторно было Горбово. Вокруг деревни - черёмуха, берёзки. Улица прямо к Хараузу спускалась». Помнит Прасковья Павловна, как жили единолично, ещё до колхозов. Сеяли хозяева на своих полях пшеницу, овёс, ярицу. А земля в Горбово на заботу  «отзывалась» сразу. Вызревал добрый хлеб, в огородах всё пышило. Горбовские огурцы не уступали знаменитым фофоновским. И садили их очень много. Самым знаменитым огородником был, конечно, Иван Чин-Си-Лин. (Об этом большом семействе мы расскажем позже).

Работать в Горбово любили и умели. Девчонкой Прасковья Павловна помогала маме серпом жать траву. До сих пор на пальце у неё остался шрам - память. А когда мужа забрали на фронт во время войны, Прасковья Павловна стала трудиться на тракторе. Если сломается какая-нибудь деталь - а весом они были далеко не малыми - трактористки загружали её к себе на «горбушку» и пешком отправлялись на машинно - тракторную станцию, километров за семь - восемь.

Супруг Захар Евдокимович вернулся с войны. Дочь Мария вспоминает, что отец звал маму только Панночка или Пануля. Семья жила дружно, дружно жила и деревня: ни драк, ни пьяных. Кстати, кличек тоже не было. Горбовские уважительно навеличивали друг друга по имени-отчеству.

А вот Марии Андреевне Лебедевой, племяннице Прасковьи Павловны, живущей сейчас в Селенгинске, Горбово вспоминается двумя купальнями: большой и маленькой. Вода в Хараузе была как бы стоячей и кое-где подёрнутой ряской. А на купальнях места были чистые. Детворе - простор. На большой купальне были случаи, что тонули люди.

А ещё помнит из детства Мария Андреевна «раздерушки», которые на поду в русской печке пекла её мама. Как-то не встречалось ей больше нигде такой выпечки. Основой теста были яйца, сметана, сахар. А мука - крупчатка, самая лучшая. Раскатывались лепёшечки, с двух сторон надрезались и складывались вдвое.

Получались они пышные, румяные. А вкусные!

Ещё стряпали в Горбове «наблюдники» типа небольших калачиков. Чтобы их сделать - в доме не должно было быть ни стуку, ни бряку. В русскую печку их садили с молитвой...

И вот ещё одна яркая картинка из детства у сына Прасковьи Павловны - Сергея Лебедева. Утро. Светит солнце, но лучи ещё не обжигают. Он совсем маленький, лет шести - семи. Серёжа возил копны. Тут же мама, братья. И высоко - высоко синее небе над Горбово... Хорошо.

ЧИН-СИ-ЛИН

От Фофоново до села Горбово дорога и сейчас идёт через сосняк. Горбова нет, а лес шумит хвойными лапами. Сосны будто протягивают руку, здороваясь.

«Ух, и морозы были в Горбово зимой! Сорок градусов, да с ветром. Сугробы наметало выше окошек, - рассказывает уроженец Горбово Алексей Иванович Чин-Си-Лин. - В школу, в Фофоново, бежишь, холодно!».

Пацанам, прямо скажем, не очень хотелось в школу. Раз, когда морозы чуть спали, мальчишки вырыли в бугре у сосняка землянку. И частенько бывало, что отсиживались там вместо уроков, а потом бежали домой. Алексей Иванович в семье был девятым, предпоследним ребёнком. Мама умерла рано. И поднимал ребятишек отец Иван Иннокентьевич в одиночку.

Был он знатным горбовским огородником. Лук, чеснок, огурцы, тыквы, дыни, арбузы росли в огороде Чин-Си-Линов. Без мамы в семье как без солнышка. Но Иван Иннокентьевич сумел один вырастить десять ребятишек...

Алексей Иванович улыбается: «Вот мне часто говорят, что быстро ем. А как в большой семье? Поставят на стол чугунок, ложки деревянные. И вмиг всё умнут. Прозеваешь - голодный останешься».

«Учился я во вторую смену. А утром спать некогда. Проснёшься и сразу бежишь воду из колодца поднимать, коров поить».

А Любовь Ивановна Чин-Си-Лин вышла в Горбово замуж за старшего брата Алексея Ивановича: «Просторно жили: кругом деревни земляники было много. С фермы навоз на поля возили, так хлеб вызревал какой - колос тяжёлый...».

Харауз тогда был полноводный. И говорят, что по всему Горбово, то тут, то там, били целебные ключи. У Чин-Си-Линов колодец стоял, видимо, на роднике, потому что вода была холодной и вкусной. Многие с деревни приходили брать к ним воду.

Возле ворот дома стояла длинная скамейка. И иногда по вечерам голосистые сестры запевали жалостливые горбовские песни про любовь: «...старик высокий, чернобровый, а я, как ягодка, цвела...». Каждая песня минут на двадцать - целый рассказ.

Много было семей Горбовых. И звали друг друга чаще не по отчеству, а по имени матери: Васятка Агафьин, Володька Анисьин.

Местные умельцы шили сбрую, хомуты, другие делали туески из бересты. Вспоминается детство сытной простоквашей с хлебом, от которой никогда не болел живот.

Нынче на Петров день, 12 июля, собрал горбовцев Анатолий Чин-Си-Лин. А крест на месте бывшей часовни помогли ему поставить Н.И. Юдин, В.И. Евтеев, Е.П. Щепина.

Может, и возродится деревня, которая когда-то умчалась вдаль. Ностальгия...

Источник: 
Байкальские огни. – 2010. - №№ -71-72 (9 сентября). – с. 5, №№ -73-74 (16 сентября). – с. 5.

Who's new

  • sadmin